Заключительная часть нашего расследования о событиях 11 мая. На следующее утро всех участников скандального матча вызвали в кабинет Министра спорта Сергея Павлова. Там был человек, которого тренер ЦСКА увидеть явно не ожидал.

Разумеется, демарш Тарасова не мог не привести к серьёзным «разборкам». На самом высоком уровне.

Журналист Сергей Микулик:
- Конечно, в те времена на такой шаг - увести команду с площадки - мог решиться только Тарасов. Представить на его месте Чернышёва или Эпштейна, было невозможно. Тарасов не мог терпеть проигрывать. И, говоря современным языком, «кипиш» он поднимал на площадке достаточно часто. Как-то он даже мерил ворота в Свердловске, считая, что они меньше по размеру. А уж о том, чтобы скандалить с судьями, которые, на его взгляд, работают некачественно, вопросов не было вообще - в поражениях он обычно обвинял их первых. Напряжение здесь было дикое. Он проиграл «Спартаку» в 67-ом, потом проигрывает два года спустя - немыслимая для ЦСКА история. И в этой игре эмоции его захлестнули через край. В сборной Аркадий Иванович Чернышёв его уравновешивал: он примерно знал, сколько куплетов гимна споёт Тарасов, чтобы потом, когда его помощник закончит петь, спокойно дать установку на игру. В ЦСКА же Тарасов был главным и сдерживать его было некому. И 11 мая о том, что за игрой смотрит из ложи Леонид Ильич, Тарасов думал меньше всего. О последствиях он тоже не мог думать. Он чувствовал себя в центре Вселенной.

Журналист и исследователь советского хоккея Станислав Гридасов:
- Это уже далеко не 1957-й год. На трибунах - Брежнев, армейский генералитет. Прямая трансляция на всю страну. Поэтому и громыхнуло сильнее. Спортивные чиновники просто были обязаны отреагировать, найти виновного. Иначе бы наказали их самих. Чисто чиновничья логика. К тому же министр спорта Павлов, бывший комсомольский вождь и один из немногих выдвиженцев Хрущева, оставшихся во власти и при Брежневе, открыто не любил Тарасова.

Совещание в кабинете у Министра спорта Павлова в Скатертном переулке было назначено на 9:00. Туда вызвали председателя Федерации хоккея Валентина Алёхина, руководителя судейского комитета Андрея Старовойтова, судей в поле Юрия Карандина и Михаила Кириллова, хронометриста игры Владимира Осипчука. Разумеется, самого Тарасова. И ещё одного человека, которого тренер ЦСКА увидеть явно не ожидал.

Судья времени игры Владимир Осипчук:
- Опять начали прокручивать эту историю, мне опять пришлось рассказывать про контрольный секундомер. Объяснил, что для нас его показания - закон. Но есть ещё одна важная деталь. В сборной страны работал тогда молодой Анатолий Егоров, который входил, как теперь бы сказали, в аналитическую группу. И он вёл видеозапись этой игры. Тогда в сборной СССР уже была аппаратура. Егоров был абсолютно нейтральный человек. И он принёс эту запись в спорткомитет. Все стали смотреть и одновременно включили секундомер, чтобы ещё раз проверить время. Павлов и все остальные видят: проходит три секунды, и только тогда Петров забивает гол. То есть там речь шла даже не об одной секунде, а минимум о трёх. Доказательства были налицо.

Нельзя утверждать, но вполне возможно, Анатолий Егоров - это бывший нападающий «Спартака» и «Динамо», в сезоне 1967/68 - второй тренер сборной СССР на московском международном турнире (который потом станет Призом «Известий») у Владимира Кузьмича Егорова. Осенью 1969-го станет главным тренером сборной Польши.

Параллельно развивалась и другая история. О ней рассказывает журналист Евгений Рубин в автобиографической книге «Пан или пропал». Кстати, по косвенным признакам, можно предположить, что сам Рубин на игре 11 мая не был. Иначе, чем объяснить, что в своей книге, даже спустя несколько десятилетий после описываемых событий, он приводит какие-то мельчайшие подробности своей журналисткой жизни, имена, фамилии самых разных людей, рассказывает о работе на крупнейших турнирах, но о самом скандальном матче советского хоккея пишет буквально следующее: «И тут он /Тарасов/, раздосадованный, потерявший контроль над собой, обрушил весь свой гнев на судей. Каждый их свисток вызывал бурную реакцию Тарасова. И после одного, показавшегося ему, видно, особо возмутительным, он увёл команду в раздевалку». Но не мог же Рубин забыть, что такую реакцию Тарасова вызвал не какой-то «один свисток», а незасчитанный гол Петрова?!
Вот что было дальше со слов Рубина:
- Прессе положено на такие ЧП реагировать. Но как? Мы знали: связываться с Тарасовым - себе дороже стоит. Наутро выяснилось, что коллеги из других газет сочли за лучшее промолчать. Я тоже не решился побрить этого влиятельного и мстительного человека от своего имени, а избрал обходной маневр.

На самом деле, промолчали далеко не все. В понедельник в СССР выходили «Правда» и «Вечерняя Москва». Главная газета страны о скандале не написала (в номере от 12 мая вышла, напомним, разгромная статья «Прощай хоккей в начале мая»), а вот «Вечёрка» замалчивать историю не стала: «Третий период, закончившийся вничью - 1:1 (голы забили В.Викулов и Е.Зимин), продолжался… около часа. Дело в том, что армейцы забили гол (счёт стал 2:2), арбитры в поле засчитали его, однако судьи у борта объявили, что взятие ворот произошло после сигнала на смену площадок. И тут хоккеистам ЦСКА изменили нервы. Ссылаясь на настенные часы, они долго отказывались возобновить игру, хотя их старшему тренеру А.В.Тарасову известно, что отсчёт времени ведут специальный судья по своему хронометру. Впечатление от матча было испорчено. Проигрывать тоже надо уметь!»

вырезка 6.jpg
Репортаж о матче в газете «Вечерняя Москва» от 12 мая


Во вторник, 13 мая, некоторые подробности игры сообщили читателям «Красная Звезда», «Комсомолка» и «Труд». Армейская газета, правда, демарш Тарасова тактично оставила за скобками.

Михаил Шлаен в «Красной Звезде»: «Правда, электротабло свидетельствовало, что до перерыва оставалась ещё одна секунда, но время в данном случае фиксировалось по контрольному секундомеру. На выяснение этого, довольно редкого в хоккее случая, ушло более получаса».

Михаил Блатин в «Комсомольской правде» 13 мая: «Армейские хоккеисты во главе с А.Тарасовым принялись бурно оспаривать решение арбитров. Матч был прерван на 35 минут. Право, досадно было наблюдать эту нерешительность судей, будто забывших, что в круг их обязанностей входит и наведение дисциплины на площадке, следует отметить также неспортивное поведение игроков армейской команды и их наставника, проявивших неуважение к арбитрам и зрителям».

Юрий Ваньят в «Труде»: «Тем не менее на поле продолжается полная неразбериха. Матч остановлен. Растерявшиеся арбитры ездят от борта к борту. Долгое время никаких мер не принимали ни руководители Федерации хоккея, ни работники Комитета по физической культуре и спорту. Наконец, судьи делают то, что они давно должны были сделать: за задержку игры налагают на команду ЦСКА двухминутный штраф. Тем не менее недостойное поведение А.Тарасова продолжается, и матч возобновляется лишь через 36 (!) минут».

вырезка-3a.jpg

вырезка9.jpg
Материалы в «Красной Звезде» и газете «Труд»


«Обходным» же «манёвром», о котором говорит Рубин, стала написанная в Советском спорте» 13 мая заметка под рубрикой «Реплика» и под заголовком «…И сохранить достоинство». Подпись под материалом была знаменитого защитника Николая Сологубова: «Инцидента, подобного тому, который произошел во время воскресного матча ЦСКА - «Спартак», кажется мне, не знает история нашего хоккея. И мне, человеку, вся жизнь которого связана с командой ЦСКА, который около десятка лет был её капитаном, особенно больно, что виновником случившегося стали мои одноклубники. Но я не хочу упрекать команду и её хоккеистов: они выполняли указание своего старшего тренера. И мне тем более горько, что имя этого старшего тренера - Анатолий Тарасов, тот самый Тарасов, который столько раз вел и приводил ЦСКА и сборную страны к выдающимся победам».

Дополнением к тексту Сологубова стала редакционная заметка, подписи под которой не было. «Это звание (заслуженный тренер СССР - Прим.авт.) присваивают лишь людям, которые не только высоко эрудированы в своем виде спорта, но и являются подлинными педагогами, воспитывающими в своих питомцах лучшие качества советского человека, в том числе и своим собственным примером. В связи с этим возникает вопрос: достоин ли этого высокого и обязывающего звания тренер А. В. Тарасов?
В печати, на заседаниях президиума Всесоюзной федерации, в руководящих физкультурных органах А. Тарасову неоднократно указывали на факты пренебрежительного отношения к хоккеистам, судьям, зрителям. Однако А. Тарасов не считался с критическими замечаниями в свой адрес, расценивал каждое из них едва ли не как личное оскорбление. Таким образом, его поведение во время воскресного матча - отнюдь не случайность. Только на этот раз оно больно ударило по интересам 14 тысяч зрителей и миллионов телезрителей, смотревших матч. Кстати, 35-минутная непредвиденная задержка в игре нарушила программу Центрального телевидения на целый день. Не подействовало на А. Тарасова и вмешательство руководителей отдела хоккея Всесоюзного комитета и Федерации хоккея СССР, которые терпеливо объясняли ему, что судьи действуют в полном соответствии с правилами, и приглашали лично посмотреть на показания контрольного секундомера.
Заслуживает осуждения грубость и бестактность А. Тарасова по отношению к судьям матча - молодым людям, один из которых является инженером, а другой - рабочим, отдающим свое свободное время тому самому делу, которому посвятил себя и тренер Тарасов…»
.

советский спорт от 13.05.69.jpg

В кабинете Павлова все точки над i были расставлены. Правота судей была доказана, и главным аргументом послужила запись той игры, которую тщательно изучили. Об этом же было сообщено широкой советской общественности в официальном пресс-релизе, который сначала появился в «Советском спорте» 16 мая, а затем 18 мая в еженедельнике «Футбол-Хоккей»: «Тщательное рассмотрение всех обстоятельств, в том числе и изучение видеомагнитофонной записи матча, неопровержимо доказывает, что судейская коллегия, не засчитав шайбу, заброшенную командой ЦСКА после истечения времени первой половины третьего периода, приняла правильное решение».
В конце пресс-релиза звучал приговор: «Учитывая все эти обстоятельства, Коллегия Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР приняла решение лишить А.В.Тарасова почётного звания «Заслуженный тренер СССР».


лишение тарасова звания зтр ссср.jpg
Заметка в еженедельнике «Футбол-Хоккей» 18 мая 1969 года


Это звание Тарасову было присвоено (удостоверение № 44, выдано 29 апреля 1957 года) приказом председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров СССР Николаем Романовым (№ 302 от 4 августа 1956 года).

Сама Коллегия состоялась 14 мая, и в архивах сохранилось Постановление Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР. «О неправильном поведении старшего тренера хоккейной команды ЦСКА тов. Тарасова А.В.» Рукой Сергея Павлова сделаны две правки. Предложение «Присутствовавшие на матче председатель спортивного комитета Министерства обороны СССР тов.Филиппов В.И. и начальник ЦСКА тов.Чанышев А.Х. не приняли мер по пресечению неправильных действий тов.Тарасова А.В.» было зачёркнуто. Упрекать в бездействии людей из всемогущего Министерства обороны Павлов не решился. В решении Коллегии в п.3 он заменил слова «Обратить внимание» на глагол «Указать». К слову, второй и третий пункты постановления в печати не публиковались.

img102.jpg

img103.jpg
Постановление Комитета по физической культуре и спорту о лишении звания Анатолия Тарасова


Любопытно, как советские люди реагировали на фразу «Тщательное рассмотрение всех обстоятельств, в том числе и изучение видеомагнитофонной записи матча…»? Наверняка, многие плохо понимали, о чём идёт речь. Хотя еще в 1958 году было принято постановление ЦК о разработке собственных видеомагнитофонов, «не хуже» иностранных. И уже 24 декабря 1959 года Госкомиссия приняла на ленинградском заводе «Ленкинап» (Ленинградский завод киноаппаратуры) лабораторный образец видеомагнитофона «КМЗИ-4». Затем на Новосибирском заводе точного машиностроения было организовано серийное производство видеомагнитофонов «Кадр-1». Всего было выпущено 160 аппаратов. Впоследствии ВНИИТР разработал модель «Кадр-3ПМ», который позволял записывать и монтировать цветные телепередачи. Эта модель выпускалась заводом почти 20 лет и вместе с видеомагнитофонами «Электрон-2М» производства ЛОМО стала основой для подготовки цветных телепрограмм в СССР.

Простым советским людям эта техника, разумеется, была недоступна. Но, повторимся, в распоряжении сборной СССР по хоккею видеоаппаратура уже была.

И, не исключено, импортная - анализу прошедших матчей Чернышёв и Тарасов уделяли большое внимание, и для нужд сборной в те годы вполне могли выделить валюту на покупку современной аппаратуры.

1-468231-600.jpg
Катушечный видеомагнитофон наклонно-строчной записи «Малахит», выпущенный Рижским радиозаводом в 1967 году


Тарасов такого решения не ожидал. «Я знал, что меня должны наказать. Я пришёл в Комитет на следующий день на Коллегию, чтобы меня наказали. С меня снимают звание заслуженного тренера СССР. Тренера СССР! Я прав! Я не воспитан. Штраф большой, снимите с работы, наконец. Я возмутился, хлопнул дверью и сказал: «Принесёте мне на блюдечке с голубой каёмочкой. А работать я не буду» (из фильма «Хоккей Анатолия Тарасова).
Тарасов лукавил: оштрафовать его не могли, в Советском Союзе не было такого наказания по отношениям к тренерам.
Его дочь Татьяна вспоминает, что она дважды в жизни видела отца плачущим. Первый раз это было тогда, когда во время автомобильной аварии по дороге на юг, маленькой Тане дверной ручкой автомашины пробило голову. Второй - когда Тарасов вернулся домой после заседания коллегии. «Он всем телом рухнул на кровать и заплакал».
Александр Пашков в это почему-то не верит:
- Это из области женских эмоций. Я хорошо знал Нину Григорьевну и Анатолия Владимировича. Это железная пара, они и не такое пережили в жизни. И тот случай - мелкие неурядицы. Не поверю, что Тарасов мог плакать.

Журналист, исследователь советского хоккея Станислав Гридасов:
- Это был далеко не единственный случай в стране, когда с человека снимали звание заслуженного тренера СССР или заслуженного мастера спорта. Или иным образом наказывали. Просто эти истории редко попадали в прессу. Ведущих хоккеистов, даже если они совершали куда более тяжкие проступки с точки зрения закона, часто прикрывали, их дела спускались на тормозах, по-тихому, не вынося на общественность.

Через много лет, в 1992 году, ленинградский журналист Геннадий Орлов снял про тренера ЦСКА трёхсерийный фильм «Хоккей Анатолия Тарасова». И в той картине Тарасов свой поступок в 1969 году называет «безобразным». Не забывая при этом сказать, что «судья матча был жулик». Это слово - «жулик», вспоминая ту историю, он повторит неоднократно.
Судья международной категории Леонид Вайсфельд:
- Однажды Тарасов сам завёл разговор о той игре 1969 года. И я очень хорошо помню, что он сказал: «Судья - жулик, украл у меня секунду».

«Жулик», по воспоминаниям Юрия Карандина, он произнёс и под трибунами Лужников: «В судейской при Павлове Тарасов сказал: «Тот, кто сидит у вас на времени, это жулик».

Геннадий Орлов уверен, что Тарасов даже спустя много лет о своём поступке не жалел:
- Эту картину придумал режиссёр Эмиль Мухин. Он работал на «Лентелефильме». Я же уже тогда жил в поезде между Москвой и Ленинградом. Я поначалу отказывался, понимая при этом, что встретиться с такой глыбой было бы очень интересно. «Мне некогда, да и хоккей не мой профиль. Я - футболист», - сказал тогда Эмилю. Хотя к тому времени с Тарасовым был знаком. Брал у него различные интервью, и он меня знал. Но близкого общения не было. Эмиль предложил на выбор Тарасову для этого фильма пять кандидатур для ведущего. Люди известные и авторитетные в мире телевидения. Моя была последней. Вдруг вечером звонок: «Гена, я сижу рядом с Анатолием Владимировичем, он всех вычеркнул и выбрал тебя». Я согласился на эту работу с одним условием: если Тарасов будет искренен и расскажет мне всю правду. Тарасов взял телефонную трубку и сказал: «Генок (он так меня называл), неужели ты думаешь, что я буду врать? Я расскажу всю правду». И он действительно ничего не утаил. Мы проговорили больше 20 часов. Это было поразительно! Он, мне кажется, чувствовал, что настал момент, когда ему надо высказаться.
Тарасов ни секунды не раскаивался в своём поступке. Это абсолютно точно. «Я был прав», - он утверждал это безапелляционно. Но по форме это было неправильно, конечно. На глазах у всей страны… Но тогда он не думал о наказании - шёл вперёд, в драку.



Любопытно, что один из главных арбитров той встречи Юрий Карандин спустя годы неожиданно встал на сторону Тарасова. Его слова, переворачивающие ситуацию с ног на голову, Александр Горбунов приводит в своей книге: «Тарасов, теперь я в этом уверен, был 11 мая стопроцентно прав. Судья чистого времени должен был давать сигнал о перерыве не по контрольному секундомеру, а по времени на табло. Если бы табло сломалось - тогда другое дело. Но, как позже выяснилось, табло было абсолютно исправным. Я уверен, что гол бы, в конце концов, засчитали. Если бы не вмешались люди, которые ненавидели Тарасова и мечтали хоть как-то ему «насолить». Уверен, что на судей-хронометристов тогда было оказано давление. Все знали, что он уведёт команду в знак протеста, несмотря на то что на матче присутствует сам Брежнев. И все знали, что за этим последует».

Евгений Рубин вспоминает о встрече с Аркадием Чернышёвым, старшим тренером сборной СССР и «Динамо», после игры 11 мая:
- Мы побеседовали, и он пригласил меня перекусить в ресторане «Динамо». К обеду заказали графинчик водки. Выпив первую рюмку, Чернышёв сказал: «Ну до чего же вы, журналисты, трусливая публика! Всё готовы Тарасову простить». - «А вы «Советский спорт» разве не читаете? - возразил я. - Там всё поставлено на свои места». - «Ты о заметке Сологубова? Да она такая маленькая, что её и не заметишь. Про эту сволочь полагалось целую страницу написать. И дать заголовок похлеще».

По словам писателя Александра Горбунова, далее события развивались следующим образом:
- В одном доме с Тарасовым жил начальник канцелярии Министра обороны Советского Союза генерал-лейтенант Калинин. После инцидента в Лужниках Александр Гомельский, будучи хорошо с генералом знакомым, поднялся к нему в квартиру и подробно рассказал о том, что произошло. Гомельский упирал на стремление Тарасова биться за ЦСКА, за честь клуба, унижать который хоккейный тренер никому не собирался позволять. И - тем более - прощать унижение.
Калинин, по всей вероятности, уже утром следующего дня доложил Министру обороны Гречко. Тот, публично поступок Тарасова не одобряя - история произошла всё-таки в присутствии Леонида Брежнева, тайно наградил Тарасова именным оружием - охотничьим ружьем ИЖ-58 - за преданность армейскому спорту (с гравировкой: «Полковнику Тарасову от министра обороны»). Довольно скоро, в октябре, восстановили и звание заслуженного тренера СССР. После восстановления Тарасов сказал: «Понимаю, за что отобрали. Не понимаю, за что вернули».

О «восстановлении Тарасова в правах» общественности сообщили весьма скупо в короткой информации в еженедельнике «Футбол-Хоккей»:
«Решением коллегии Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР от 30 октября старшему тренеру хоккейной команды ЦСКА, заслуженному мастеру спорта А. В. Тарасову восстановлено звание заслуженного тренера СССР».

«Спартаку» же, чемпиону Советского Союза по хоккею с шайбой, летом 1969 года «прилетела» разнарядка с самого верха.
«Основой формирования и подготовки хоккеистов сборных команд в СССР должны являться клубные команды ДСО и ведомств. Утвердить в качестве базовых коллективов на 1970-1972 г.г.: команды «Спартак», ЦСКА, «Динамо» (г.Москва), «Химик» (Воскресенск), СКА (Ленинград), «Автомобилист» (Свердловск), «Торпедо» (Горький), поручив им подготовку игроков и звеньев:
команде «Спартак»: вратаря, двух пар защитников, двух троек нападающих;
/…/

img146_1969.jpg

Этим же решением Николай Иванович Карпов был введён в тренерский совет сборных команд. Но подготовить «вратаря, две пары защитников и две тройки нападающих» он не успеет - из «Спартака» его попросят в октябре 1969 года. И пригласят обратно через четыре года. Карпов в 76-ом выиграет со «Спартаком» еще одно «золото»…

вырезка 7б.jpg

Вратари: Виктор Зингер, Александр Гысин.
Защитники: Дмитрий Китаев, Валерий Кузьмин, Игорь Лапин, Алексей Макаров, Владимир Меринов, Владимир Мигунько, Евгений Паладьев.
Нападающие: Юрий Борисов, Евгений Зимин, Константин Климов, Геннадий Крылов, Борис Майоров , Александр Мартынюк, Анатолий Севидов, Вячеслав Старшинов, Валерий Фоменков, Владимир Шадрин, Александр Якушев, Виктор Ярославцев.
Старший тренер: Николай Карпов, тренер Виктор Шувалов. Начальник команды: Игорь Нетто.



Владимир Самохин

Благодарим за помощь в подготовке материала Станислава Гридасова, Леонида Рейзера, Михаила Галактионова.
Использованы материалы из «Государственного архива Российской Федерации», личных архивов Михаила Галактионова и Леонида Рейзера, открытых источников.