В воскресенье исполняется 70 лет Евгению Зимину, одному из лучших форвардов отечественного хоккея, двукратному олимпийскому чемпиону, автору первой шайбы советской сборной в великой Суперсерии-72.

- Сейчас у клубов есть генеральные менеджеры, есть агенты, которые занимаются, например, переходом игроков. В ваше время ничего этого не было. Кто вас, молодого мальчишку, пригласил из «Локомотива» в «Спартак»? Как происходил этот переход?
- Не поверите: доктор «Спартака»! Это был приятный и внешне, и в общении человек, мы все его знали. Потому как «Локомотив» базировался на «Спартаке». Естественно встречались, здоровались. И как-то он подошел ко мне и сказал: «Слушай, Женька, ты не хочешь в «Спартак»? Я с Бобровым поговорил – он, вроде, согласен. Ну, во всяком случае, попробуешь». Я ответил, что, конечно, хочу – я всю жизнь болею за «Спартак». Так и оказался в команде.

- Бобров, наверное, тоже до этого следил за вами?
- Ну, конечно! А доктор работал и в футболе, и в хоккее – спортивный был человек, настоящий функционер.

- Как вас приняли в «Спартаке»?
- Честно говоря, я и не помню. Бобров сказал, мол, будешь играть в тройке с Якушевым и Ярославцевым, а Шадрин присоединился к нам позже. Какое-то время с нами играл Жора Савин. Он был такой мощный, здорово катился. У него вообще было очень много хороших качеств. Единственное - и Бобров это видел, так сам был игровиком - у Жоры не хватало тонкости, он был прямолинеен. В связи с этим он решил заменить Савина.

- И вот Бобров вместо Евгения Майорова в тройку к Борису Майорову и Вячеславу Старшинову ставит вас. Какой была ваша реакция? Была ли боязнь, когда вы знали, что вас ставят к двум тогда уже олимпийским чемпионам, чемпионам мира?
- Реакция была отрицательная, я бы даже сказал, крайне отрицательная. Мы всё время ругались, но я упрямый по натуре. Это сейчас, в 70 лет, уже не тот, а раньше иногда до драк доходило…


Читайте завтра на нашем сайте большое интервью с легендарным форвардом «Спартака» и сборной СССР.

Партнеры и спонсоры ХК «Спартак»