Александру Якушеву и здесь пришлось ждать дольше всех. Во время пятничной церемонии вручения перстней глава Зала хоккейной славы Лэнни Макдональд вызвал его на сцену последним из шести лауреатов. Комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн, лучший вратарь всех времен Мартен Бродер, четырехкратная олимпийская чемпионка Джейна Хеффорд, первый в истории НХЛ темнокожий хоккеист Вилли O'Ри и легендарный форвард "Лайтнинг" Мартен Сан-Луи к тому времени уже заняли свои места на сцене. Но этой упоительной очередью великий советский бомбардир, сидя в первом ряду зала Esso Great Hall рядом с Сан-Луи, мог разве что насладиться.

Якушева по сей день знают и помнят в Северной Америке благодаря легендарной Суперсерии, состоявшейся 46 лет назад, в которой он с семью голами разделил титул лучшего снайпера. Он уже более 35 лет назад завершил профессиональную карьеру игрока и, следовательно, теоретически мог быть принят в Зал славы еще в 1986 году. Случись это - и он стал бы первым в истории советским хоккеистом, удостоенным этой чести, опередив на три года самого Владислава Третьяка. Однако ждать своей очереди ему пришлось 32 года - и в понедельник он станет восьмым россиянином, заслужившим хоккейное бессмертие.

"Вы, наверное, не поверите, но, когда мне позвонили из Зала славы, я находился на хоккейной тренировке на катке МЧС, - вспоминал 71-летний Якушев в интервью NHL.com сразу после церемонии. - Посмотрел на код страны: +1. Понял, что это либо Канада, либо Америка. У меня и в мыслях не было, что из Зала славы могут звонить. Думал, просто какой-нибудь знакомый".

Чтобы понять, по какому поводу его беспокоили Макдональд с главой селекционного комитета Джоном Дэвидсоном, Якушеву пришлось подозвать к телефону находившегося поблизости сына Валерия Каменского. Тот и обрисовал ему вкратце суть случившегося. Чуть позже, собрав партнеров за столом, Якушев объявил о звонке из Торонто.

"Тут, конечно, все очень обрадовались, зааплодировали, - улыбнулся Якушев. - Но сильнее всех ошарашен был я сам. Честно говоря, уже никак этого не ожидал. 46 лет прошло после той Суперсерии - и вдруг такое событие. Тем более что от нашей страны среди тех, кто никогда не играл в НХЛ, были приняты всего двое: Третьяк и Харламов. Я поэтому и не надеялся, что введут кого-то еще. Все факторы говорили за то, что это невозможно".

cut.jpg

Глаза статного ветерана вдруг наполнились слезами, а голос дрогнул.

"Те чувства, которые переполняли меня тогда, даже сейчас, по прошествии нескольких месяцев, трудно передать", - добавил он.

Церемония введения шести новых лауреатов в Зал славы состоится в ночь на вторник по московскому времени.

Между прочим, на подобных праздничных мероприятиях Якушев присутствует не впервые и потому неплохо представляет, сколько эмоций ему предстоит испытать за эти дни. Три года назад, когда в Зал славы принимали Сергея Федорова, тот привез с собой из Москвы целую группу поддержки, в которую входил и Як-15.

"Мне и ребята говорили, и сам только что почувствовал, что это очень-очень волнительный момент, - сказал Якушев. - Перед отъездом разговаривал и с Павлом Буре. Он говорит: обязательно надо подготовиться к речи, несколько лишних раз ее прочитать. Потому что колотун бьет будь здоров! Какой бы ты опытный ни был, даже у тех, кто играл здесь по десятку лет и больше, все равно нервы на пределе. Уж на что Паша в Канаде кумир - сказал, что, когда выступал, волновался страшно".

Трогательно вспомнил памятный июньский день и Сан-Луи, пусть для него звонок Макдональда и не стал таким шоком, как для Якушева.

"В тот день я был в нашем загородном доме на озере в Квебеке, - рассказал 172-сантиметровый исполин "Тампа-Бэй Лайтнинг" и сборной Канады. - Мы только накануне всей семьей туда приехали, и в первый день у всех всегда куча дел по дому. Всё утро мы с женой и моим отцом возились по хозяйству. Свой телефон я вообще оставил заряжаться на кухне, и около половины третьего зачем-то туда зашел. Вдруг жена подзывает: "Марти, у тебя телефон звонит!" Когда я увидел код города 416, тут у меня в мозгу и щелкнуло. К счастью, папа тоже находился рядом, и они с супругой оба прислушивались к моему разговору с Лэнни и Джоном. А потом я обернулся к ним, мы обнялись, и я сказал папе: "Помнишь, как ты расчищал лопатой эти маленькие квадратики льда после сильных метелей? Не напрасно, правда ведь?"

cut-2.jpg

Воспоминания Беттмэна о памятном звонке были, пожалуй, наименее сентиментальными, но зато самыми забавными.

"Я вообще не ждал никакого звонка, - рассказал собравшимся комиссионер, возглавляющий НХЛ с 1993 года. - В этот день мы отправились на праздничный обед, человек 35 или 40 - отмечать выход на пенсию Фрэнка Брауна, нашего вице-президента по связям с общественностью. Кстати, некоторые люди, присутствовавшие на том ланче, находятся и в этом зале. Так вот, до меня к тому времени дошли сведения, что селекционный комитет (Зала славы) уже встречался, но все, о чем я беспокоился - это выберут ли Вилли (O'Ри).

Потому что в предшествовавшем сезоне мы как раз отмечали 60-ю годовщину его энхаэловского дебюта - такую большую дату. Вообще-то, сидя в обществе такого количества людей я бы и трубку не стал снимать, но когда увидел код (Торонто) 416, то подумал, что кто-то хочет сообщить мне новость по поводу Вилли. Слышу голоса Лэнни и Джей-Ди и, прежде чем они успевают что-нибудь сказать, спрашиваю: "Ну что, Вилли принят?" Они отвечают: "Мы вообще-то не по этому поводу звоним". Билл Дэйли, сидевший рядом со мной, быстро понял, что происходит, и стал нашептывать об этом остальным присутствовавшим. В общем, мы отлично пообщались, и в конце я снова спросил их: "Так вы приняли Вилли или нет?" "Приняли, но он об этом еще не знает. Не говори ему". Тогда я позвонил жене, и ее первая реакция была такой: "Это означает, что от тебя ждут ухода на пенсию?" Я ответил: "Нет, дорогая. Я по-прежнему не буду обедать дома, тебе не о чем волноваться".