«У нас есть запрет на общение с хоккеистами, и мы его соблюдаем». Кто танцует на матчах сборной России


У Темы Лебедева в Банковском переулке было довольно людно. Я расположился за столиком у окна и заказал куриных котлет с картофельным пюре. Через пару минут подошла и Анастасия, на которой были черные Эйрмаксы и меховой жилет, а светлые волосы были небрежно стянуты обычной резинкой. Спешно дожевав свой обед, я включил диктофон.

– Мне сейчас немного неловко сидеть перед тобой, потому что не укладывается в голове, что девушки 1998 года рождения уже выглядят вот так.
– Нет, я немного постарше, мне исполняется 19 в этом году!

– То есть ты всю жизнь прожила при Владимире Путине во главе государства?
– Ну да, просто привыкла, что Путин и Путин, сложно представить кого-то другого.

– Хорошо, давай про твою работу. Как ты оказалась в группе поддержки ХК «Спартак»?
– Летом моя подружка пришла на отбор ice girls, девушек, которые в перерывах убирают лед, ну и я за компанию с ней тоже решила пойти. Так получилось, что ее на работу так и не взяли в тот раз, а мне предложили место в основе группы поддержки.

– Так, то есть пришла она, а взяли тебя? Вы еще дружите после этого?
– Ну конечно! Я, кстати, за нее очень сильно поручилась, и буквально через месяц ее все же пригласили к нам на лед!



– Ок, ты танцуешь на сцене, другие девчонки на трибунах, кто-то катается на льду. Чувствуешь себя элитой?
– Ой, у нас вообще такого нет, очень дружный коллектив собрался, все друг друга поддерживают очень.

– Но ты же не просто так получила это место? Опыт-то был нужен.
– Ну конечно, я не за красивые глаза там оказалась! До Spartak Angels я работала в другой группе поддержки, но наш контракт не был продлен, и я пришла на тот самый отбор.

– Так, а что это был за клуб?
– Я уже стерла все фотографии в социальных сетях, так что никто теперь этого не узнает!

– Хорошо, расскажи тогда, как устроена работа группы поддержки. Есть те, кто танцует на сцене, – это основная команда, и девчонки с трибун. Правильно?
– Да, на сцене мы исполняем много хореографических номеров, сложные связки, и это сильно отличается от того, что девочки делают на трибунах. За весь сезон у нас только рыжая Женя перешла на сцену.

– Рыжая Женя – это та, которую особенно ценят болельщики «Спартака»?
– Да-да, это она!



– А у вас отдельные тренировки от остальных девочек?
– Конечно, кроме тех, кого мы пробуем в основу или на подмену.

– Скажи, а правда ли у вас все так жестко с контролем лишнего веса?
– Ну не сказать, что прямо супержестко, скорее, мы сами друг за другом следим и где-то подсказываем.

– Подожди, а как выглядит такой разговор? «Малышка, послушай, ты что-то набрала вес»?
– Смотри, часто я одна из тех, кто делает поддержки, поднимает других девочек. И на одной из игр я так прямо и сказала нашей Яне: «Янчик, что-то мне тяжело, пора тебе худеть». Мы вместе посмеялись, но она конечно, в ответ мне то же самое потом сказала! Если серьезно, мы все взрослые люди, понимаем, что это работа. В общем, стараемся помогать друг-другу советами.

– И какой твой секрет?
– Ой, у нас для этого есть Саша, которая разбирается в здоровом питании, мы всегда приходим к ней. Это не по моей части!

– Вы в конце прошлого года выступали на Кубке Первого канала. С вами там были еще и другие группы поддержки?
– Да, приехали девочки из СКА, нас четверо из «Спартака» и двое из «Сочи».



– Слушай, а чем выделяется группа поддержки СКА, у них есть какой-то особый стиль, какие-то секреты?
– Ты знаешь, у них очень много элементов из хип-хопа, более жесткие, размазанные движения. Мне было очень удобно и комфортно с ними танцевать, потому что у меня как раз есть небольшая проблема с тем, что я объемно танцую, вечно задеваю кого-то локтями!

– Объемно?
– Это значит, что постановка ног отличается – они ставятся шире, больше открытых движений руками, сильнее корпус работает. Например, когда мы на играх «Спартака» танцуем на трибунах, ноги у нас почти всегда по умолчанию вместе. На матчах сборной я даже пару раз задевала людей – проходы там узкие, а махала я будь здоров! Многим пумпоном прилетало от меня!

– Там же было классно, согласись?
– Да, там было очень здорово! Нас всех впечатлило не только само шоу, которое было реально крутое, но и само ощущение того, что ты выступаешь на огромной заполненной арене, заводишь людей, которые в едином порыве болеют за одну команду. Это очень круто, пробирало до мурашек!

– А что было самое запоминающееся на Кубке Первого Канала?
– Блин, ты знаешь, мне кажется самым запоминающимся было то, как нас там кормили – просто на убой! Мы возвращались в раздевалку, всегда была вода, чай, газировка, просто десятки коробок пиццы! Это было безумно приятно.

– Ведь ты же была среди тех, кто в прошлом году встречал нашу молодежку в аэропорту?
– Да, точно, очень душевная была история.



– Расскажи, как все было!
– На самом деле узнали мы обо всем предыдущим вечером, с утра приготовились, сделали прически, а потом оказалось, что рейс прилетит позже. Мы, в буквальном смысле не раздеваясь, сидели в костюмах, потом все же поехали в аэропорт, но и там все равно ждали пару часов. Было очень круто, собралось много болельщиков, которые скрасили наше ожидание. Была безумно классная, какая-то приподнятая атмосфера, все понимали, что несмотря на проигрыш в финале, ребята большие молодцы и нам хотелось передать им эту поддержку, эти эмоции.

– Они ожидали такой встречи?
– Вообще нет! Они были в таком шоке! Видно было, что они усталые и немного расстроенные, опустошенные, но все равно им, конечно, было приятно. Один из ребят даже извинился перед собравшимися, что вернулись без золота, у нас всех глаза были на мокром месте! Хотя мне кажется, что они достойно себя показали на том чемпионате, играли в хороший комбинационный хоккей.

– В хороший комбинационный хоккей?
– Да, я из очень хоккейной семьи, поэтому смотрю много матчей с большим удовольствием. Мой двоюродный брат играет в хоккей в Германии, дядя тренирует в ДЮСШ Спартака, а еще куча родственников-фигуристов. Плюс мой лучший друг детства – вратарь. Кстати, меня в свое время мама пыталась сдать в секцию фигурного катания, но ничего хорошего из этого не вышла, я пару раз упала, сбросила коньки и убежала в гимнастический зал, так и начался мой путь в группу поддержки – от неудачной пробы льда! Дядя пытался зазвать в хоккей, но у него тоже не очень получилось.



– Окей, вот ты очнулась в слезах в гимнастическом зале, как ты после этого оказалась в чирлидинге?
– У меня случилась травма и стало понятно, что заниматься гимнастикой и даже тренировать детишек у меня вряд ли получится. В итоге я пошла в балет, и...

– Так, минутку, значит вот откуда твои знаменитые икроножные мышцы? Мой коллега Дмитрий специально просил заострить на этом внимание.
– Ха, ну да, наверное из балета, хотя никогда об этом не задумывалась!
Вот, пару лет в балете, но в конце-концов я поняла что это не мое. Главной проблемой была его излишняя академичность – все элементы стандартные, ничего нельзя менять, импровизировать. В итоге я перешла в современную хореографию, сейчас учусь на хореографа – ставлю номера, танцы, учу детей; взрослых перед свадьбами, например.



– И в какой момент появилась группа поддержки?
– В 16 лет мне понадобились деньги, потому что отец был против танцев и отказался платить за учебу. В общем, мне пришлось доказывать, что и танцами можно себя прокормить. В итоге я как-то была на хоккее, в МСА «Лужники» тогда играло «Динамо» – друзья обратили внимание на их группу поддержки «Динамит». Я тоже пригляделась и поняла, что хореография у них не то чтобы суперсложная, девочки все красивые, все на них смотрят, атмосфера крутая. Я вышла на них, прошла отбор, пару раз станцевала с ними, но поняла, что это вообще не вариант.

– Сложный коллектив?
– Ага, вообще ужас. Потом был тот самый другой клуб, а с этого сезона моя мечта сбылась, и я в «Спартаке»! Самое прикольное, что работа в группе поддержки – это и чуть-чуть гимнастики, и элементы поддержок, которые я как раз изучаю в колледже, и просто танцы. В общем я влюбилась в эту работу!

– Но ты же танцуешь не только в «Spartak Angels», но и в шоу-балете «Eclipse»?
– Да, у нас общий руководитель, Лиля Корнеева, и как раз «Eclipse» в первую очередь работает в коммерческом секторе – презентации, корпоративы, какие-то праздники. Там, в принципе, другой состав, но пару девочек танцуют и там, и там. Я не воспринимаю это как какую-то обузу, можно познакомиться с кучей крутых людей, хорошо провести время.
Работа веселая и интересная! Самое крутое – это наш коллектив. У нас просто потрясающие девочки, с которыми очень легко, весело, которые всегда поддержат, помогут, подскажут что-то.

– Слушай, а как вы в такой рваном графике поддерживаете форму?
– Это больной вопрос. Кто-то конечно носит контейнеры с овощами и рисом, но как правило не получается нормально поесть и приходится проходить через периоды, когда мы сгоняем вес, забываем про булочки и пиццы.

– То есть так булочки и пицца есть?
– Ну да, к сожалению есть. Наверное, только то, что мы так много двигаемся, нас спасает!



– Как у вас происходит разработка новых номеров? Все спускается сверху?
– Нет, у нас в этом плане все очень демократично. Мы всегда можем предложить какие-то свои решения, недавно вот одна из девочек даже сама нам полностью номер поставила. Обстановка творческая, и если у кого-то есть крутая идея, почему бы ее не использовать?

– Я тут пару недель назад был в Сочи и разговоаривал с сотрудницей омского «Авангарда», финалисткой совместного конкурса КХЛ и Playboy. Так вот она рассказала, что главная причина, по которой ей не досталась победа, – это то, что для решающей фотосъемки она отказалсь сниматься топлес. Будь ты в ее ситуации, согласилась бы?
– Нет-нет-нет. Я люблю фотосессии, но не готова сниматься топлес, это точно. Дело там не в том, что скажут родители, скорее, мне важно мнение друзей и коллег. Да и вообще, что бы мне это принесло? В женщине должна быть загадка, правильно? Халатики, белье – это ок, но в разумных пределах, без ягодиц во весь кадр.

– Что там слышно про чемпионат мира? На нем вообще будут чирлидеры?
– Да, конечно, будут, и нашу группу тоже позвали. Там есть две истории – одна от ФХР, другая от одного из спонсоров, поэтому точно получится поработать там! График там безумный, 2-3 игры в день, поэтому посмотрим, где я в итоге окажусь, так как из-за старой травмы несколько матчей танцевать мне сложно. Но в любом случае ждем всех болельщиков на «Арене Легенд» и в «Юбилейном»!



– Костюмы будут те же?
– Это пока секрет! Но на Кубке Первого канала у нас были классные платья, в меру откровенные, но очень секси.

– Почему тебя не было на ретро-матче «Спартака» в «Сокольниках» в декабре?
– Ну я же сказала, что довольно широко танцую и постоянно задеваю всех руками, там узкие проходы! Ну а если серьезно, то я прошлым летом ломала ногу, и из-за этого не могу танцевать на каблуках, а там были туфли и те знаменитые платья в горошек. Так что просто была на трибуне.

– Ты же ходишь на хоккей с мамой?
– Да, мы с детства смотрим хоккей вместе, мама просто обожает смотреть его вживую.

– У тебя в контракте правда есть запрет на общение с игроками и руководством клуба?
– Да, и мы все его соблюдаем!

– То есть не было соблазнов там, предложений?
– Слушай, мы не так чтобы часто пересекаемся с игроками, их даже ice-girls видят гораздо чаще, мы высоко, на сцене, а они там где-то внизу на льду. Нам и без них хватает внимания!

Фото: instagram Анастасии Лоцмановой, Юрий Кузьмин.