В понедельник пройдет церемония введения новых членов в Зал хоккейной славы. В этом году ими станут комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн и первый чернокожий хоккеист в истории НХЛ Вилли О'Ри в качестве функционеров, а также бывшие игроки Мартен Бродер, Мартен Сан-Луи, Александр Якушев и Джейна Хеффорд. Сегодня обозреватель Дэйв Стаббс рассказывает на NHL.com о Якушеве.

Александр Якушев смеялся, когда слушал историю о своей первой поездке в Канаду в составе второй сборной СССР, которая проходила с конца 1966 по начало 1967 годов.

Легенда гласит, что нападающий за несколько дней до своего 20-летия в своем первом матче сломал коньки, после чего был вынужден за свои деньги покупать новые. Он потратил 77 долларов из 100, которые ему выдали на 20 дней.

"Это не совсем верно, - сказал Якушев по телефону из Москвы. - У нас было не 100 долларов. Было $90. Но остальное правда. А оставшиеся 13 долларов я потратил на пластинку Элвиса Пресли и жвачку".

Но мировое признание Якушев, которого 12 ноября в Торонто включат в Зал славы, получил во время другой поездки в Канаду.

71-летнего Якушева запомнили по восьми матчам в период 2-28 сентября 1972 года, когда звездные команды СССР и Канады встретились в исторической и имевшей политический подтекст Суперсерии. Его не смущает, что хоккейные болельщики знают его в основном за это, а не за его блестящую 20-летнюю карьеру.



"Суперсерия впервые познакомила канадских болельщиков с советской командой и ее хоккеем, - сказал Якушев о серии, первые четыре матча которой прошли в Канаде, а вторые - в Москве. - Если бы не Суперсерия, то канадские болельщики не узнали бы о Владиславе Третьяке, Валерии Харламове и других прекрасных хоккеистах из Советского Союза. Мы, в свою очередь, познакомились с профессиональным канадским хоккеем. У нас в Советском союзе не было возможности их смотреть. Но еще важнее в 1972 году было не только встретиться с великими мастерами на льду, но и завести новых друзей. Даже сегодня мы смотрим практически на них всех, как на друзей".

Якушев будет третьим членом той советской команды, кто будет включен в Зал славы. В 1989 году им стал Третьяк, а в 2005 году - Харламов (посмертно). Также в Зале славы находится тренер и пионер советского хоккея Анатолий Тарасов (1974), бывший создателем команды 1972 года.

"Попасть в Зал славы ИИХФ - большая честь, но я очень хорошо понимаю, что Зал славы в Торонто намного старше, и в него входят величайшие игроки в истории, - сказал Якушев. - Я был очень удивлен, когда узнал, что через 46 лет после Суперсерии буду туда включен".

Победные голы Пола Хендерсона в шестом, седьмом и восьмом матчах в Москве являются для канадцев незабываемыми воспоминаниями, а Фил Эспозито обрел статус легенды не только из-за того, что справлялся с силовыми приемами соперника, но и за то, что вытащил всю нацию на своих плечах.

В центре внимания советских болельщиков в первую очередь были Третьяк, Харламов и нападающий Борис Михайлов. Но Якушев был тайной суперзвездой. Он забил семь голов - столько же, сколько Хендерсон и Эспозито вместе взятые, а с 11 очками занял второе место в серии по результативности после Эспозито. Пять из его семи шайб были заброшены в трех последних встречах. Четырежды он отличился в большинстве.

"До этого мы играли против любителей, а не профессионалов, - сказал Якушев. - Суперсерия стала первым нашим опытом на столь высоком уровне. Мы были изумлены с первой же минуты, как приземлились в Канаде, потому что из самолета нас забрали прямо на автобусе без прохождения паспортного контроля. У нас был эскорт из мотоциклов. В Монреале для нас был забронирован роскошный отель The Queen Elizabeth. У всех были свои телевизоры, и мы смотрели мультики, потому что там не надо было понимать слов. Мы были очень, очень впечатлены абсолютно всем, включая невероятный размер стейков. Все мы получили удовольствие от теплого приема, который нам оказали".



Самым любимым голом Якушева в Суперсерии стал самый первый, забитый в первом матче. Поражение со счетом 3:7 в матче, который 2 сентября прошел в Монреале, стало невероятным шоком для хозяев, которые рассчитывали раскатать соперника всухую.

Хотя начало той встречи не предвещало ничего подобного. Уже через 30 секунд канадцы открыли счет, а на седьмой минуте забили во второй раз. Однако к концу первого периода счет уже стал 2:2, после двух периодов - 4:2 в пользу отлично подготовленных гостей, и 7:3 к финальной сирене. Последнюю шайбу за 1:23 до конца встречи забросил Якушев.

"Отличиться в первом матче было моим главным желанием, потому что он имел для нас очень большое значение, - сказал Якушев. - Началось все не очень хорошо, но все ребята в итоге сыграли замечательно".

По ходу серии Якушев запомнился мягким катанием, а также сильным и резким броском. В отличие от партнеров, многие из которых предпочитали красивые передачи.

"Мне Якушев напоминал Жана Беливо, - сказал нападающий канадцев Иван Курнуайе, много лет игравший с Беливо в "Монреаль Канадиенс"; Курнуайе - правый крайний, которому часто приходилось сталкиваться с левым крайним Якушевым. - Он всегда усердно работал, очень хорошо обращался с шайбой. Помните, как с шайбой выглядел Жан? Вот Якушев был немного на него похож. Он мог обмануть вратаря и обладал отменным броском. А также благодаря габаритам он часто лез на ворота. Русские делали много передач, и он всегда был готов подправить шайбу".

Защитник Серж Савар стал свидетелем множества подключений Якушева к атакам. Он также был многолетним партнером Беливо, который в составе "Канадиенс" завоевал 10 Кубков Стэнли и закончил карьеру за год до Суперсерии.

"В 1972 году Якушев наряду с Харламовым был их лучшим игроком, - сказал Савар. - Он был большим и спокойным парнем, как и Жан. Высокий, не грязный. Это впечатляло. Он был не таким, как его партнеры".

Все семь голов Якушев забил в ворота будущих членов Зала славы: четыре Кену Драйдену, еще три - Тони Эспозито.



"Я всегда думал, что канадские болельщики, как и наши игроки, обращали много внимания на Якушева не только потому, что он был хорош, но и из-за его стиля игры, габаритов и вообще того, как он смотрелся на льду, - сказал Драйден. - Он сильнее, чем другие советские игроки был похож на игрока НХЛ".

Тони Эспозито назвал Якушева "очень, очень умным игроком". "Он очень резко бросал, что было важно, - сказал он. - Когда шайба к нему попадала, он, вместо того, чтобы нестись с ней вперед, бросал в касание. Он был очень хорош в этом. Если чуть-чуть зазеваешься, он тебя пробьет. Он был не так хорош, как Гретцки, но близко к этому. Он был изобретательным и очень терпеливым".

Третьяк более 10 лет был партнером Якушева в сборной, и соперником в СССР. Играя за ЦСКА, он был свидетелем развития Якушева как игрока и примера для молодежи.

"Меня всегда впечатляли его любовь к профессии и преданность игре, особенно к "Спартаку", за который он выступал всю свою жизнь, - сказал Третьяк. - Я бы предложил всем хоккейным болельщикам посмотреть Суперсерию и увидеть, на сколь высоком уровне играл Якушев. Я верю, что настоящий хоккеист, как Якушев, должен быть ориентированным на цель, внимательным, дисциплинированным и уважать оппонента".

"Он и сегодня многое делает для того, чтобы популяризировать хоккей в России и за ее пределами, - сказал Третьяк. - Вместе с давними друзьями он проводит турниры, принимает участие в матчах и служит примером молодежи. Я очень рад, что после стольких лет его мечта о Зале славы сбылась".

Якушев возвращался в Канаду много раз за последние несколько десятилетий. В основном это происходило на годовщину Суперсерии, и каждый из четырех раз во время визитов в Торонто его просили посетить Зал славы. Он едва ли может поверить, что следующей поездкой станет его собственное введение в Зал славы - через 46 лет после спортивного и культурного шока 1972 года.

Якушев влюблялся в НХЛ по мере того, как с ней знакомился. Он сказал, что Гретцки может быть статистически лучшим форвардом в истории, но его любимым игроком является Бобби Халл.



"Мне жаль, что Халл не смог сыграть в Суперсерии", - сказал он о звезде "Чикаго Блэкхокс", который подписал контракт с командой Всемирной хоккейной ассоциации "Виннипег Джетс".

Его любимым действующим игроком является капитан "Вашингтон Кэпиталз" Александр Овечкин - еще один русский, который хорошо чувствует ворота. А также в его сердце есть место для знаменитой Русской Пятерки из "Детройт Ред Уингз": Игорь Ларионов, Вячеслав Фетисов, Вячеслав Козлов, Сергей Федоров и Владимир Константинов, - игроков, которые в НХЛ стали проводниками советского стиля.

Якушев задумывается о том, как его собственная карьера могла обернуться, если бы он попал в НХЛ, что во времена холодной войны было невозможно.

"Мы знали, что НХЛ была лучшей лигой в мире, - сказал Якушев. - Там были лучшие в мире хоккеисты. Любой российский хоккеист мечтал играть там. Но в то время законно покинуть страну и уехать в иностранную лигу было невозможно. А о бегстве мы не могли даже подумать. Для наших игроков, как и для меня, это было невозможно".

Якушев принял участие в 218 матчах за сборную, но ничего более известного, чем восемь матчей Суперсерии, не было. В 1972 и 1976 годах он выиграл золото Олимпийских игр. В 10 чемпионатах мира в период 1968-77 годов он семь раз выигрывал золотые медали, а также два раза становился их серебряным призером и один раз бронзовым. В 1967, 1968 и 1976 годах он стал чемпионом страны с московским "Спартаком", за который он провел всю советскую часть карьеры с 1963 по 1980 годы, прежде чем провести три сезона в Австрии в составе "Капфенберга" перед завершением карьеры в 1983 году.

В 1970 году Якушев был награжден званием Заслуженного мастера спорта, а через 33 года включен в Зал славы ИИХФ.

Якушев родился 2 января 1947 года, а его родители работали на металлургическом заводе. Но в юношестве он переключил внимание с футбола на хоккей, став спартаковцем в 16-летнем возрасте. Он вырос до размеров 191 см и 93 кг, стал устрашающим снайпером, который в 42 матчах сезона 1968/69 забросил 50 шайб, а всего за карьеру в "Спартаке" 339. В 1976 году его назвали капитаном команды.



"Я был болельщиком "Спартака" с малых лет, - сказал Якушев. - Это была моя любимая команда, и когда я получил шанс играть за нее, это стало большой честью. Я очень горд, что провел 17 лет за "Спартак". Я не мог и до сих пор не могу представить, что мог выступать за другой клуб".

Якушев уверен, что 12 ноября его будут переполнять эмоции. Кстати, Третьяк будет присутствовать среди гостей. Он сказал, что в приветственной речи не будет оценивать себя, как игрока.

"Я не буду этим заниматься, - сказал он. - Я не могу описать или измерить свой вклад в хоккейный мир. Пусть фанаты сами делают свои заключения. Но я горд тем, чего добился. И я очень горд присоединиться в Зале славы к величайшим игрокам в истории".


Автор Дэйв Стаббс @Dave_Stubbs / Обозреватель NHL.com