Test message
Знарок показал схему, с которой пойдет за Кубком Гагарина
Никита Петухов на Sports.ru анализирует громкую победу красно-белых.

В четверг СКА вышел на матч со «Спартаком» – и проиграл 1:4, а по броскам со счетом 15–43. Есть отличная версия, как объяснить этот случай в Санкт-Петербурге. Прозрачнее всех ее сформулировал эксперт Леонид Вайсфельд для «Чемпионата»:
«СКА проиграл практически по всем статьям, но в первую очередь в голову приходят мысли, что это последствия заболевания, коронавируса – мы видим, что это примерно одинаково отражается на всех командах. Во-первых, Хелльберг не выручал, во-вторых, скажем, тот же Ткачев получил травму в совершенно безобидной ситуации – судя по всему, это косвенно свидетельствует, что он не в оптимальной форме находится, хотя он и не болел. Но в любом случае я думаю, что это временное явление и армейцам просто нужно потерпеть».
Это похоже на правду: вирус совершенно реально трясет команду, целые звенья и пары защитников выбывают из игры – и такое не проходит без следов. Я уже забываю, как на льду выглядит защитник Антон Белов (всего 9 матчей в сезоне) – а как вы знаете, есть повод интересоваться его игрой. В общем, допускаем версию Леонида Вайсфельда.

Но.
Примерно месяц назад армейцы приехали в Москву к тому же «Спартаку», который находился в стадии выживания под давлением вируса, и выиграли 2:0 – и со стороны, на уровне счета, с учетом репутации и тех, и других, победа выглядела такой дежурной, что ее, по идее, можно было бы не обсуждать.
Содержание и статистика же говорили об обратном. В том проигранном матче «Спартак», который, по идее, играет от обороны, настрелял почти столько же xG, сколько и СКА, который известен своим продвинутым давлением, контролем шайбы и хоккеем будущего – 2.66 против 2.94. «Спартак» больше бросил по воротам – на фоне кризиса в физическом состоянии (33-27). «Спартак» был цельнее, заточеннее и рвался к чужим воротам сквозь все свои проблемы.
У версии о плохом состоянии СКА есть один минус: если состояние хоккеистов реально не позволяет играть на топ-уровне и тренерский штаб СКА в курсе, то нужно что-то делать со структурой хоккея. Играть от соперника. Включать мотивацию.
Ну знаете, эти тренерские штучки.
Во втором матче со «Спартаком», который вышел (или – постепенно выходит) из кризиса, СКА получил 1:4 по счету, 15 – 43 (ну вы помните) по броскам, 1.18 – 2.85 по xG, а так же 10 из 10 по шкале «Довольные, даже немного надменные улыбки Олега Знарка после победы над старыми врагами».
Так что: если СКА действительно страдает от вируса – то тренерские штучки не помогли. А если не страдает – то где же они?
«Спартак» вышел на матч с сильнейшей мотивацией: «Это не совсем обычный матч», – объяснил после игры Артем Фёдоров, который от души влупил по чужим воротам при первой же возможности, в первой же смене, в момент, когда этого вообще никто ждал.
«Спартак» вышел на матч со своей железобетонной структурой, которую Знарок и Витолиньш тщательно полируют под сильных соперников и под плей-офф уже второй сезон. Ее немного ослабили проблемы на предсезонных сборах и на старте регулярки, но сейчас, кажется, она приобретает рабочий вид – и по сути, именно она смела СКА.

Вот элементы этой структуры:
1. Довольно глубокое, но при этом агрессивное построение в средней зоне. «Спартак» не фантазирует на тему современного футбола (в отличие от СКА) и не гонится за модой, а играет от себя: в игре с топами ему сложно стабильно генерировать позиционное нападение элитного уровня и гораздо удобнее атаковать на свободном пространстве, атаками с ходу и контратаками. Отсюда – плотные 1-2-2 или 1-1-3, в котором один верхний нападающий подгоняет защитников начинать атаку, а жесткий кулак между красной и своей синей линиями встречает атаки.
В случае перехвата/отбора «Спартак» получал не только шайбу, но и свободное пространство за спинами нападающих СКА, которое можно было использовать.
2. Компактный блок обороны в своей зоне, задача которого – не пустить атаку в центр зоны. «Спартак» очень четко выдавливал нападение СКА на периметр, откуда сложно сгенерировать какую-то опасность.
«Создали мало моментов. Даже если входили в зону – возили по периметру, играли без ворот», – отметил после игры Кирилл Марченко и это чистейшая правда. СКА потратил целый матч в попытках пройти среднюю и выбраться из периметра – и это получалось очень и очень редко.
3. Максимально быстрый вывод шайбы из зоны и, по возможности, быстрые вертикальные контратаки. Продолжение защитной структуры: выброс шайбы в свободную зону – есть ли там партнер или нет, не важно. Если нет, то «Спартак» получит время на то, чтобы выстроить структуру в средней. А если есть – то организовывалась быстрая и летучая контратака: если уж на то пошло, то у Москвы не менее динамичная команда, чем у Санкт-Петербурга


Кроме апгрейда «Спартака» этот матч вскрыл кучу проблем СКА – независимо от состояния команды непонятно, как между собой, в одно общее целое, компилируются отдельные идеи тренерского штаба, в чем логика состава (Ткачев в четвертом звене с Морозовым – это что?), где в этом составе и в этой идеологии места силы; впрочем, у тренеров еще куча времени и до плей-офф они как-то разберутся.
Но то, что Знарок и Витолиньш планомерно делают «Спартак» сильнее, превращают его во что-то идеологически близкое к чемпионскому «Динамо»-2011/13 – это без сомнения хорошая новость.

Так же намного интереснее, разве нет?

Никита Петухов
Sports.ru

Фотогалерея
1/15