Перед матчем со СКА волновались

— Работы в «Спартаке» оказалось в два раза больше, чем я думал изначально, — начал Витолиньш. — Но мне хотелось адреналина. «Спартак» — команда с перспективами. Прошла только треть сезона. Да, нужно добавлять, но я вижу, что мы находимся на правильном пути.

— Как вам работается с Александром Хохлачевым, от которого в СКА вы отказались из-за отсутствия характера?
— Мы не отказались от него. Тогда Хохлачев просто не попадал в состав, и мы решили отдать его в команду, где он будет играть. Считаю, что нет смысла держать игрока, если изначально не видишь его в основе. Отдать его в «Спартак» было правильным решением. И Саша правильно это воспринял. Он не попадал в первые два звена в СКА, ведь там были Ковальчук, Шипачев, Гусев и другие. В «Спартаке» мы можем позволить ему больше креатива. Сейчас к нему у нас большое доверие.

— Но один раз он уже присел в запас.
— Это неизбежно. «Спартак» тогда потерпел три поражения подряд. Ведущие хоккеисты должны делать то, чего мы от них ждем. В такие моменты нельзя допускать ошибки. Нам нужно было как-то реагировать, разбудить команду, чтобы ребята заиграли лучше.

— Тренеры любят цепляться за прошлое. Александр Кутузов, Денис Кокарев — неудачные примеры этого.
— Про Кутузова скажу так, что мы не совсем понимали, как он играл в последнее время. Возможно, на него повлияли травмы. Но он не потянул. С Кокаревым все иначе — Денис своих качеств не растерял. Сейчас Кокарев и тот же Столяров стали старше, и они понимают игру намного лучше.

— Знарок говорил, что для него матчи в Санкт-Петербурге ничего не значат. Хотя со стороны было видно, что это не так. Насколько вам сейчас принципиально выигрывать у СКА?
— Скажем так — приятно. Все совпало — у нас была череда поражений, и мы волновались. Плюс СКА дома всегда играет хорошо. Как мы против них настраивались серьезно, так и они против нас. Где-то подсознательно волновались, хотя Олег Валерьевич всегда старается скрыть это от ребят, чтобы им не передалось его состояние. Ребята на тот момент сами понимали, что нужно преодолеть череду поражений. И именно на СКА нам удалось это сделать.

— Победить можно любую команду, но с ЦСКА в этом плане все сложнее.
— Армейцы действительно сильно отличаются от других команд. ЦСКА допускает очень мало ошибок. Но в игре с нами, несмотря на результат, первыми тридцатью минутами я был доволен. Олег Валерьевич тоже. Просто совпало так, что каждый бросок у них заходил. Первые два гола мы им просто подарили. ЦСКА использует каждую твою ошибку. На будущее это для нас хороший урок. Но, повторюсь, в первой половине матча «Спартак» выглядел очень прилично. Это показывает, что мы можем побороться и с ЦСКА, если правильно подготовимся. Тот же самый «Йокерит» обыграл ЦСКА, а мы — их. Непобедимых в КХЛ нет.



«Спартак» в Швейцарии был бы где-то в серединке

— В этом году мы стали свидетелями эксперимента — в КХЛ играют на трех разных видах площадок.
— Считаю, что всем нужно переходить на маленькие площадки. Зрителю нужны движуха, зрелище. На данный момент мы еще качественно не среагировали на новые площадки. Хоккей сумбурный — много борьбы, много бросков. Но качество игры хромает. Невозможно сразу же перестроиться. Зато по зрелищности стало намного интересней. Когда мы играли в Хельсинки с «Йокеритом» на большой площадке, то матч получился скучным. Чувствовалось, что скоростей и драйва не хватает, моментов было очень мало. В моем понимании маленькие площадки однозначно лучше. Мы все обязательно на них перестроимся. Это пойдет на пользу и российскому хоккею, если мы хотим выигрывать чемпионаты мира и другие турниры. Для этого нужно время. Мышление у игроков, которые учатся на маленьких площадках, гораздо быстрее. Если сравнить сейчас НХЛ и КХЛ, то за океаном хоккей на канадском льду гораздо качественней.

— Если брать чемпионат Швейцарии, на какое место там может претендовать нынешний «Спартак»?
— Скажу так — где-то в серединке. Потому что в чемпионате Швейцарии нет команд-фаворитов. Там все клубы довольно ровные. Но если говорить о зрелищности хоккея — каждый играет, чтобы победить. В прошлом году я видел три турнира, которые выиграли финны: Кубок Шпенглера, Кубок Швейцарии и чемпионат мира. И их хоккей был далеко не зрелищный. Они просто умно играют, обороняются и выезжают на контратаках. Финны даже не пробуют идти в давление, сидят в обороне. Для каждого тренера важнее победить, чем показать современный зрелищный хоккей. Победителей не судят. Так и у нас сейчас в КХЛ. Но «Спартаку» нужно забивать больше, однозначно. Мы также должны учиться держать счет и строить оборону. Главное — победы, Кубок. А каким образом его выигрывают — никого не волнует. Тренер просто хочет идти от раунда к раунду и в итоге выиграть этот Кубок. А как он это сделает — пусть люди потом обсуждают. Вы помните, кто и в каком стиле выиграл титул в НХЛ, Швеции, Швейцарии, Чехии?

— Про НХЛ мы еще скажем. Про остальных — точно нет.
— В швейцарском «Берне» два раза меняли тренеров из-за того, что руководству хотелось видеть более атакующий хоккей. Хотя команда ранее и выиграла чемпионат. На следующий год «Берн» действовал в более привлекательном стиле. Только при этом ничего не добился. Возникает вопрос, зачем все менять, если потом команда не берет титул? Важнее выиграть и находиться в хорошем настроении. Возможно, хоккей будет немного скучным, но он все равно приносит позитивные эмоции. А можно и, действуя в «бразильской» манере, оказаться ни с чем.

— «Тампа», игравшая в яркий, атакующий хоккей, в первом раунде плей-офф всухую уступила «Коламбусу», а титул достался в итоге трудовому, работящему «Сент-Луису». Это тренд, если еще и сборную Финляндии вспомнить?
— Нет. Каждый тренер смотрит на свою команду и думает, что с ней можно сделать. Когда мы работали в СКА, то не играли в откат и взяли Кубок Гагарина. Ты стараешься использовать свои сильные стороны. Есть у тебя в составе классные нападающие — больше времени уделяешь атаке. Все логично. Больше проводишь времени в атаке, значит, и меньше действуешь в обороне. Шайбу важно держать в чужой зоне. Ты позволяешь это делать своим игрокам. Хватает у них мастерства еще и в обороне отработать, то вообще никаких проблем. Команда может играть в более рациональной манере, стараясь заманить соперника и поймать его на контратаках. Она экономит силы и рассчитывает на два-три всплеска. В этом нет ничего плохого.

— Удивлены тем, что у СКА в этом сезоне такие проблемы, а кроме ЦСКА не осталось ни одной стабильной команды, которая может гарантированно брать очки?
— Это хорошо, ведь у нас получается интересный чемпионат. В СКА есть мастера, умеющие забить, и если вспоминать недавние матчи с Петербургом, то у соперника было больше моментов, чем у нас. Мы сыграли так, чтобы соперник раскрывался впереди, и мы ловили его на контрактах. СКА — хорошая команда, качественная игра у нее есть. Почему при этом не набираются очки, там сами внутри разберутся и найдут правильный выход. Хорошо, что в КХЛ с каждой командой можно бороться.

— Мы раньше видели много матчей, когда игроки СКА действовали без особого настроя, понимая, что их уровень все равно позволит побеждать.
— Так и есть, когда выигрываешь по 15-20 матчей подряд, то мотивации уже не видно. Какие надо найти слова для хоккеистов, чтобы качество игры не падало? Это было и уже прошло. Сейчас мы живем тем, что имеем на данный момент. Больше думаем о том, как бы сохранить игру «Спартака» на определенном уровне. Чуть отпустишь ситуацию — потом вернуться будет очень сложно. Посмотрите на тот же «Автомобилист». Кто бы мог подумать после десяти туров, что потом команда окажется в самом низу?

— Когда вы работали в СКА, то так же скептически смотрели на структуру чемпионата, в котором есть два клуба и все остальные?
— Почему? В тот момент нам все равно казалось, что каждая команда на нас настраивается. Я не скажу, что у СКА постоянно были проходные матчи. Нам приходилось мотивировать команду и закладывать такой фундамент, чтобы ребята на протяжении всего сезона играли на одном уровне без перепадов.

— В «Спартаке» наоборот приходится игроков поднимать на какой-то уровень?
— Да, здесь от них больше требуется из себя что-то выдавливать, работая «через не могу». Хотя и в СКА с определенными игроками приходилось действовать такими же методами, ведь конкуренция в команде была огромной. Один-два матча в чьем-то исполнении не устраивает, и ты уже меняешь этого хоккеиста.



Гусеву в НХЛ не хватает резкости

— Раз мы подняли тему вашей прошлой работы в СКА, то можете объяснить, в чем сейчас корень проблем у Никиты Гусева в «Нью-Джерси»?
— Ему не хватает резкости. Это основная проблема. В оборону он, как я смотрю, возвращается.

— Но резкости и взрывной работы ног у Гусева никогда и не было.
— Да, но ты должен работать над чем-то. Нельзя поехать в НХЛ и играть там только на прежнем багаже. Любой клуб, просматривавший Гусева раньше, видел его сильные качества. Сравнивая индивидуально хоккеистов НХЛ, играющих в разной манере, замечаешь, что они принимают быстрые решения, взрываются, а не только действуют за счет паса. У нас в «Динамо» во время локаута немного поиграл Никлас Бэкстрем. Он тоже не был взрывным нападающим, скорее плавающим. Но если посмотреть на его игру, то Бэкстрем всегда находит момент, когда надо взорваться, кого-то обойти на скорости. Никите этого немного не хватает. Он играет в тот же хоккей, что и в КХЛ. Тут это ему приносило успех, ведь тогда у нас и площадки были пошире, имелось больше простора. Канадцы же больше обращают внимание на качество броска, на силовую составляющую, на взрывную работу. Необходимо где-то продавить, где-то вылезти. Если этого нет, и ты рассчитываешь только на свои передачи, то трудно проявить себя.

— Гусев отлично играет в большинстве.
— В каждом клубе НХЛ первая бригада большинства уже сформирована. Из-за одного человека, приезжающего со стороны, никто ничего рушить не будет. И, наверное, в Северной Америке люди считают, что их хоккей лучше, чем у нас. Им надо, чтобы человек подстроился под их систему и доказал, что не только может отдать передачу, но создать момент за счет индивидуальных усилий. Если Гусев начнет над этим больше работать и уделять внимание взрывными качествами, борьбе, то у него все получится.

— Игроку полезно сидеть в ложе прессы, чтобы наблюдать за матчем со стороны, тем более рядом с ним будет легенда «Нью-Джерси» Патрик Элиаш?
— Почему нет? Хоккей в НХЛ более качественного уровня. Я не видел ни одного полного матча «Нью-Джерси» с участием Гусева. Мне хватает игр «Спартака». Может, у тренеров «Нью-Джерси» есть свои мысли и логика по поводу происходящего, а я вам тут все неправильно говорю. При просмотре со стороны тебе могут указать на то, как надо правильно действовать, а не играть, как ты делал раньше. Есть разница в восприятии между просмотром ролика в видеокомнате и наблюдением за матчем вживую. Это всегда хорошо.
Игроки, приезжающие в НХЛ, могут принести креатив в действия своей новой команды, но ей важно не утратить прежнюю агрессию. В «Нью-Джерси» хотят показать, чего ждут от Гусева сверх того, что он дает сейчас. Надо выйти из зоны комфорта и сыграть «через не могу». Этого требуют все тренеры. Если ты будешь действовать только в границах своей зоны комфорта, то в игре не добавишь. Может, за счет партнера останешься эффективным. Но когда придет время матчей другого накала и важности, то из себя ты уже ничего не выдавишь. Надо себя всегда преодолевать и ставить новые цели.



Секрет успеха финнов на ЧМ

— Мы затронули тему финнов и их пассивных построений в своей зоне при обороне. Если бы полуфинал Россия — Финляндия проходил на маленькой площадке, то нашему сопернику было бы несдобровать?
— Россия и так доминировала весь матч. Я не скажу, что финны играли в пассивный хоккей. Они действовали самоотверженно. Я вспоминаю полуфинал ЧМ-2016 в Москве, когда мы им тоже проиграли. В том матче, если не ошибаюсь, они заблокировали 20 бросков, из них где-то 8 от Александра Овечкина. Если бы финны сыграли чуть менее самоотверженно и хотя бы четыре броска прошли через них, а тот же Саша ведь бросал со своих любимых точек, и одна шайба все-таки залетела, то сборная России одержала бы победу.
Последний чемпионат мира также показал, что у финских хоккеистов самоотверженность была на высшем уровне. Они давали соперникам играть по периметру. Но все, что летело в створ ворот, ловили на себя. Когда шайба все-таки долетала до вратаря, то полевые игроки подчищали все отскоки. Сборная России хотела растянуть оборону финнов, но это у нее не получалось. Кажется, что тебе комфортно, катаешь шайбу в углах и думаешь, вот-вот, сейчас забьем. Раз не получилось, два не получается, пропускаешь после контратаки и начинаешь чувствовать давление. Играть по-простому, лезть валом на чужой пятачок, чтобы забить трудовой гол, уже не получается. Все время думаешь, что сможем растянуть соперника. Надо понимать, что если у тебя не идет привычная игра, то надо перестраиваться, выдавливать из себя еще больше.

— На маленькой площадке нельзя оставить периметр свободным, придется выдвигаться.
— Однозначно. Но я думаю, что если бы еще один матч сыграли даже на большой площадке, то сборная России победила бы. Для финнов все сложилось удачно. Я видел, что их задачей было измотать наших хоккеистов, действовать на удержание и сделать так, чтобы игра шла без ворот. Россия до этого матча тратила по 10-15 секунд на оборону и сохраняла силы для контратак. С финнами приходилось защищаться по 25-30 секунд в одной смене. В итоге два-три человека уже бежали на скамейку, чтобы поменяться, а вперед ехал только игрок с шайбой. Один против троих. Эти маленькие нюансы финны использовали, заставив сборную России больше работать в обороне, к чему она не привыкла. Контратаки, ранее прекрасно работавшие, не проходили. Отбор шайбы, смена и свежая пятерка выходит против свежих соперников. Вот и все.

— Вы несколько раз говорили про выход из зоны комфорта. Как вам в «Спартаке» приходится работать с техничными игроками, привыкшими действовать в другой манере — Хохлачевым, Зубовым, Даугавиньшем. Не стоит ли кого-то из них периодически отправлять на трибуну посидеть рядом с одной из клубных легенд?
— Мы сами разберемся (улыбается). Определенные вещи разрешаются, если ты видишь, что креатив с их стороны дает пользу для команды. Один раз ошибся, второй — и противник из-за этого создает голевые моменты, поэтому просишь игроков упросить свои действия. Не делай то, что всегда. Сработай на команду. Ты же в ответе за результат. Это и стараемся донести до ребят. Для нас никогда не было важно, чтобы кто-то становился бомбардиром. Мы не тыкаем людям, говоря, что у тебя мало голов, а другого — много. Обсуждать такие вещи можем только между собой. Делай командную работу, а голы рано или поздно придут.

— «Спартак», по вашим словам, был бы в Швейцарии в середине таблицы, но и в КХЛ он примерно на той же позиции. Получается, лиги равны?
— Мне трудно сказать. Там совсем другой стиль игры. Надо проводить матчи друг с другом, чтобы делать выводы. Когда находишься там, то кажется, что стиль хоккея настолько быстрый и ничем не отличается от КХЛ.

— ЦСКА летом приезжает в Швейцарию и, как правило, разносит там всех.
— Но если брать Кубок Шпенглера, то российские команды там неубедительны. Может, они используют этот турнир как подготовку к следующей части чемпионата КХЛ? Но в прошлому году всех разочаровал «Металлург». Казалось, что такая мастеровитая команда должна показать приличный уровень. А никакого уровня и не было!

— «Магнитка» же приехала чартером, где были семьи, жены, подруги, чтобы отдохнуть.
— На Кубке Шпенглера это есть у всех. Но свой уровень мастерства ты не имеешь права терять. Не важно, играет основной вратарь или запасной. Чем отличаются в данных условиях европейские команды от наших, так это тем, что, даже приезжая на отдых с семьями, они выходят на площадку отрабатывать и не опускаться ниже своего уровня.



К поражению от Канады возвращаться не хочется

— Вы говорили, что в «Давосе» у вашего предшественника Арно дель Курто был всего один ассистент. Ни тренера вратарей, ни специалиста по физической подготовке, ни видеоаналитика. Это же прошлый век!
— Человек привык так работать, тем более что результат ранее был. И поэтому ему кажется, что ничего нового и не нужно. Дель Курто был хорошим психологом. Это и помогало «Давосу» в его лучшие годы. Он умел общаться с игроками и хорошо доносил им на словах то, что другие делают с помощью видео. Сейчас надо идти в ногу со временем. Без видео не обойтись. Но это был выбор дель Курто. Если такой подход приносит успех, то почему и нет?

— Как вы работаете с видео, какие программы используете и сколько времени уходит на разбор игры соперника?
— Полтора-два часа. В каждой команде есть видеооператоры, которые уже разбирают игру и доставляют каждому из нас то, что он хочет видеть. Раньше нужно было пересматривать игру дважды, чтобы определить все важные моменты. Сейчас уже такого нет. Мы используем при работе с видео программу «Sportscod», а ребята из «Айсберга» предоставляют очень крутую статистику, которую мы получаем оперативно. Без этих цифр уже не обойтись. Но в целом разбор для всех команд одинаковый.

— Вы используете данные системы трекинга в работе?
— Это статистика, а есть обзор игры. Мы сейчас говорим о втором: насколько правильно его выносят, выставляют все моменты. Информации сейчас предоставляют действительно много. Раньше такого не было. Если тренер запрашивает момент детально — ему все предоставят и распишут.

— В футболе всегда восхищаются километражем, пробегом. Для вас это имеет значение?
— Для меня большее значение имеют скорости. Это важно. Между игрой в атаке и в обороне не должно быть большой разницы. Если она есть, то игрок поверхностно относится к своим действиям в обороне. Неважно, насколько ты хорош в атаке — для команды нужно работать в защите.

— При просмотре швейцарского чемпионата можно сделать вывод, что больше играют по технологическим лекалам, а не тактическим. Все несутся, но качественно не распределяют энергию. По предсезонным играм с ЦСКА это было видно.
— Но швейцарский хоккей — зрелищный. Это немаловажно для болельщиков. Мы с вами разбираемся в хоккее. Вспомните, ведь раньше все были зрителями. Для них главное — зрелище. У нас сейчас все становятся экспертами, а в Швейцарии все остались зрителями. Им важно потратить деньги на билет и увидеть, как игрок вминает соперника в борт и несется вперед, не бережет себя, борется и выкладывается на сто процентов. Там не осуждают — плохо ты играешь или нет. Важно, как ты выкладываешься.

— В России есть такая проблема. Мало кто выкладывается на полную.
— Потому что никто не хочет провалиться. Здесь совсем другой стиль игры.

— Более прагматичный?
— Мы играем больше на результат. А там главное — активность. Подходы немного разные.

— Как-то раз вы говорили, что поняли свою ошибку на чемпионате мира в Кельне в полуфинале с Канадой — стоило тогда взять тайм-аут. Какие-то еще ошибки допускали?
— Так далеко сейчас возвращаться не хочется.

— Сборная России ведет со счетом 2:0 против Канады. Потом вы откатываетесь и получаете в ответ три шайбы.
— Если бы итог получился другим, то сказали бы, что мы засушили игру и здорово выступили. Всегда легко судить, когда знаешь конечный результат. Проигрываешь — есть ошибки. Но мне хочется сказать, что ребята сыграли хорошо. Не скажу, что канадцы нас порвали.

— Гол Кузнецова как раз был разрывом тогда. Канадцы не понимали, что происходит.
— Да, в тот момент понимаешь, что противник может больше насесть, и нужно выждать на контратаках. А канадцы использовали сразу все свои моменты. Игру было трудно переломить. В хоккее всегда очень быстро может все поменяться.

— Панарин, Кузнецов и Кучеров играли вместе под вашим руководством. Вы наверняка видели, как взаимодействуют Гусев и Кучеров. Еще с ними был Анисимов. Какую из этих троек ставите выше?
— Если задать этот вопрос через год, то он уже будет звучать по-другому. Гусев в 2017-м еще не играл в НХЛ. Когда Кучеров и Панарин приехали из НХЛ на чемпионат мира, то они лучше сочетались друг с другом, чем Кучеров с Гусевым. И я видел, что Кучеров по мышлению лучше совпадает с Панариным и Кузнецовым. Но если Гусева после сезона НХЛ возьмут на следующий чемпионат мира, то он выступит уже совсем по-другому.

— В этом году он тоже здорово выступил на чемпионате мира. Вырос за два года?
— Все меняется. За этот год в НХЛ он вырастет еще больше. Ему просто нужно понять, над чем работать, и чего не хватает для того, чтобы играть на полную.

Игорь Еронко, Михаил Зислис, «Спорт-экспресс»