Test message
Лукаш Радил: «Ржига всегда жил командой, это большая потеря»
Нападающий «Спартака» Лукаш Радил рассказывает о старте нового сезона для команды, возвращении в Россию и о Милоше Ржиге.

«Работа Ржиги получила большее признание в России»

— Лукаш, 1 сентября стало известно о смерти Милоша Ржиги…
— Это ужасные новости. Я помню его ещё когда был ребенком, когда он тренировал в Пардубице. Я играл под его руководством два сезона, он легенда у нас в городе. И я думаю, что его работа получила большее признание в России и КХЛ, чем в Чехии. Милош был одним из лучших чешских тренеров в истории КХЛ. Он всегда жил командой, заводил её. Это большая потеря.

— В первом матче сезона «Спартак» потерпел крупное поражение от «Локомотива» (2:7), что случилось?
— Конечно, мы все хотели лучшего старта, но что сейчас можно сделать? Впереди ещё 59 игр регулярного чемпионата, всё впереди. Нам нужно быть лучше, и мы можем играть лучше, чем в Ярославле.

— Вы вернулись в «Спартак» этим летом, и теперь работаете под руководством Олега Знарока. Какие ваши первые впечатления?
— Он очень дружелюбный тренер, часто с нами шутит. Что я уже понял, Знарок отлично чувствует команду, в нем столько энергии, и он прекрасно понимает психологию игроков, кому и что нужно сказать, как замотивировать игрока. Он добился многого в КХЛ и со сборными, поэтому ценю данную возможность.

— Сборы Знарока не самые легкие, а в условиях того, как проходила летняя подготовка самих игроков, можно предположить, что они были ещё труднее.
— Первые две недели были особенно тяжёлыми, но это все для того, чтобы мы набрали форму. В начале карьеры иногда казалось, что тренировки бессмысленные. Они скорее уничтожат твой организм, чем помогут набрать форму.

— Вы уезжали из «Спартака» на два сезона – поменялись игроки и тренеры. Что осталось прежним?
— Персонал команды! Я знаю их хорошо, как и игроков, которые остались. Алексей Жамнов всё ещё работает в клубе. Я даже живу в том же месте, что и тогда. Москва мне очень нравится, современный, европейский город.

— Как вам играется в звене с двумя другими легионерами — Мартином Бакошем и Йори Лехтерей?
— Мы работаем вместе с начала предсезонки, и я думаю, что постепенно налаживаем взаимодействие. Также я понимаю, что вряд ли буду играть с ними постоянно.



«Свой старый самокат отдал бабушке»

— Какие уроки вы получили после своей поездки в Северную Америку?
— Наверное, я начал больше думать о мелких деталях своей игры, чтобы больше забивать, больше очков набирать. Один из таких аспектов — игра перед воротами. В Европе больше действий в углах, распасовок, но не так много давления перед воротами. Посмотрим, смогу ли я перенести это на игру в КХЛ.

— Расскажите историю про свой самокат, который был вашим надежным помощником в первый приезд в «Спартак».
— Когда я только приехал, мы играли в «Лужниках». Я всегда ездил на метро, а от станции до арены нужно было ещё пройти. По утрам я обычно ленивый, поэтому пришлось подумать, как сократить время на дорогу. Обнаружил, что пара ребят в команде используют самокаты, и так начал экономить примерно минут 15. Но это длилось только до ноября. Когда выпал снег, передвижения стали сложнее.

— Что случилось с самокатом, когда вы уехали в «Сан-Хосе»?
— Когда уезжал, подумывал, чтобы его продать или просто оставить в квартире. Но мне позвонила моя бабушка и сказала «Вези его домой!» Теперь она иногда катается на нём.

— У вашего поколения хоккеистов в Чехии не было хороших условий для тренировок, как вы считаете ситуация изменилась?
— Думаю, что достаточное число молодых парней едут в Швецию или Финляндию. Сейчас наверное всё же больше возможностей для индивидуальных тренировок. Когда я рос, у нас были только командные тренировки. Сейчас больше катков и тренеров, готовых работать с вами отдельно. Если сравнить ситуацию тогда и сейчас, то многое изменилось.

— Для вас наверное победа сборной Чехии на Олимпиаде-1998 остаётся ключевым детским воспоминанием?
— Это самый важный турнир в истории нашего хоккея. Во время перемен в школе мы все смотрели матчи нашей сборной. Когда был в финал, я был в горах со своей семьёй и мы встали в 6 утра, чтобы посмотреть этот матч.

— Какие у вас есть увлечения помимо хоккея?
— Мне нравятся теннис и гольф, иногда могу почитать о финансах, изучаю биржевые рынки. В США также была возможность попробовать серфинг.

— Дадите ли советы, какие акции стоит взять к себе в портфолио?
— Я немного этим занимаюсь, чтобы погрузиться в этот процесс, нужно отказаться от всего. Пытаюсь инвестировать, но со стороны это выглядит как спекулирование на рынке.

— Расскажите о своем родном городе Пардубице.
— Пардубице известен хоккеистами, которые выросли здесь, например Доминик Гашек, Милан Хейдук, Алеш Хемски. Люди очень любят хоккей, наша арена вмещает 11 тысяч зрителей. Родители хотели, чтобы я занимался спортом. Они учили меня теннису, я занимался футболом. Но в 15 лет пришлось делать выбор, и я сделал его в пользу хоккея.

Джиллиан Кеммерер
khl.ru