Уважаемые посетители! C 14:00 19 апреля до 23:00 20 апреля
на сайте будут проводиться плановые технические работы. В связи с этим доступ на сайт будет невозможен.
Также будут недоступны покупки в интернет-магазине. Приносим извинения за доставленные неудобства.
«Это было сложнее, чем выиграть чемпионат мира»
Последнее чемпионство хоккейного «Спартака».

«Наша тактика — как можно больше забить»

Защитник олимпийской сборной СССР-1960 Николай Карпов к сорока пяти годам потренировал в Японии и Финляндии, а в промежутке — выиграл со «Спартаком» чемпионат страны 1968/69. «Он, конечно, уступал Всеволоду Боброву в тренерском мастерстве, — сказал мне нападающий Александр Мартынюк, — но в 1967-м у нас сформировалась команда победителей и за счет этого победного духа мы через два года снова стали чемпионами.
С ЦСКА мы всегда бились на равных, но к 1967 году научились еще и не терять очки в выездных матчах — в Челябинске, Ленинграде, Горьком, где Коноваленко блестяще стоял. Выиграть чемпионат СССР тогда было сложнее, чем чемпионат мира».
К 1974-му чемпионский состав оскудел: одних отправили на пенсию, других — в армию. «Спартак» провалил старт нового сезона, и в ноябре вместо Вячеслава Старшинова тренером снова стал Николай Карпов, поднявший команду на третье место. Как и Старшинову, Карпову помогал Валерий Фоменков — правый нападающий трех чемпионских «Спартаков» 60-х. За любовь к комментированию матчей он еще в игровую бытность получил прозвище Синявский.
На предсезонном сборе в Алуште тренеры не перегружали игроков тяжелой атлетикой. Хоккеисты много занимались на льду, а потом провели одиннадцать матчей в ФРГ и Швейцарии. Это и привело к сенсационным 8:2 с московским «Динамо» в первом туре сезона-75/76.
«Спартаковцы были лучше накатаны. Яркой игрой выделялся Якушев, но высокую результативность показало не только его звено, но и пятерка Крылова, — отмечал в «Советском спорте» завкафедрой хоккея физкультурного института Юрий Королев, объяснивший и последующие 6:6 с «Трактором». — У спартаковских лидеров в матчах с менее сильными соперниками почему-то проявляется пренебрежение».


Впрочем, именно первое звено обеспечило «Спартаку» победу во втором челябинском матче. Уже к пятой минуте «Трактор» забросил три шайбы, и Карпов заменил вратаря Криволапова на почти 35-летнего Зингера, уже порывавшегося бросить хоккей.
Позже Якушев сделал хет-трик и дважды ассистировал защитнику Ляпкину, а «Спартак» победил и поднялся на первое место. В следующем же матче, проигранном «Сибири», снова сверкнул центрфорвард второго звена Геннадий Крылов, сделавший дубль.
Как и Якушев, он начинал в команде завода «Серп и молот», а в семнадцать лет, дебютируя в «Спартаке», получил клюшку, перчатки и шлем от Евгения Майорова, завершавшего карьеру. Крылов часто перебарщивал с финтами, но ценился тренерами «Спартака» за реактивность и умение сковать техничных соперников.
Помощь обороне в 1975-м была особенно актуальна: двух важных защитников — Паладьева и Казачкина — призвали в армейские команды Липецка и Ленинграда. Тогда Карпов с Фоменковым перевели в защиту форварда Пачкалина. Тот предупредил: «Я вообще-то спиной плохо катаюсь». — «А это твои проблемы, — ответил Карпов. — Время есть — учись». Пачкалин освоился в защите и в чемпионском сезоне выходил в паре с пермяком Василием Спиридоновым или отслужившим Федором Канарейкиным.
А Карпов все равно признавал: «У нас и вообще состав послабее, чем у ЦСКА или «Крыльев Советов», но состав защиты — особенно. Отсюда и наша тактика — как можно больше забить».



Федор Канарейкин: «В Серебряном бору зарубались по полной программе»

— Перед чемпионским сезоном вы отслужили в армии. Как это было?
— Я провел два года в СКА МВО, — говорит Канарейкин. — В «Спартак» пришла разнарядка от министра обороны Гречко — забрать двух-трех хоккеистов сборной СССР. Метили, конечно, в Якушева с Шадриным, но клуб отдал игроков молодежной сборной — меня с другим защитником Владимиром Кучеренко.
В 1973 году пришлось мне на два года пойти в армию. Я попал в часть с другим спартаковским защитником Александром Сапёлкиным, принял присягу и уехал на сбор в калинский СКА МВО, который на второй год базировался в Липецке.
Интересно, что в тот же период я дважды выиграл молодежный чемпионат мира. Ну, а потом вернулся в родной «Спартак» и успел поучаствовать в сезоне-74/75.

— В чем секрет чемпионства-75/76?
— В «Спартаке» были очень сильные нападающие, отдавшие клубу лучшие годы. Ударную пятерку мощно дополняли защитники — тонкий, техничный Юрий Ляпкин и Сергей Коротков, сыгравший в 1976-м и на чемпионате мира. Эти двое прекрасно взаимодействовали с тройкой Шадрина. Немыслимо чемпионство и без нашего вратаря Виктора Зингера. Сложилась очень талантливая и, главное, духовитая команда.

— Как это проявлялось?
— Мы много времени проводили вместе. В той команде было приятно находиться. Хоккейный «Спартак» — такая обособленная семья, в которой почитались традиции, и новые хоккеисты — скажем, Аркадий Рудаков из Свердловска — должны были подходить команде не только по индивидуальным качествам, но и по игровому мышлению. Ценилось, например, умение отдать тонкий пас.

— В чем уникальность тренера Николая Карпова?
— Контактный, требовательный, демократичный. Не диктатор в отличие от Тарасова с Чернышевым, глыб того времени. В то же время знал, как найти путь к победе. Игрокам было с ним комфортно. Мы его уважали. Так же, как и второго тренера Валерия Фоменкова.

— Чем он отличался от Карпова?
— Второй тренер всегда ближе к игрокам. На сборах в Серебряном Бору мы вместе очень азартно играли в карты, домино, лото. Много времени уделяли бильярду. У нас было три стола, и разворачивались серьезные баталии. Зарубались по полной программе.

— Карпов в сезоне-75/76 выпускал вас и в атаке?
— А я же с детства играл центральным нападающим. Защитником стал только к семнадцати годам и отыграл в этом амплуа всю карьеру. Но в некоторых матчах из-за травм основных центрфорвардов Николай Иванович ставил меня на их место. Навыки-то остались.

— Какой вклад внес врач Геннадий Гольдин?
— Он был не только командным врачом, но и семейным — для каждого игрока и тренера. Знал все наши проблемы и откликался на любую просьбу.

— Что чувствовали 15 марта 1976-го, когда гарантировали первое место?
— Мы были безумно рады выиграть титул, потому что чемпионат СССР тогда был фактически клубным чемпионатом Европы. Например, ЦСКА 70-х — это элитные хоккейные войска. Выдающаяся команда, которая доминировала много лет. Но именно в середине 70-х удавалось навязать ей борьбу. За два года до нас золото завоевали «Крылья Советов». Увы, пройти на одном уровне несколько сезонов подряд и им, и нам было трудно.

— В чем ценность спартаковского чемпионства-76?
— «Спартак» всегда был любимым в народе, и мы тогда доставили болельщикам огромную радость. Не знаю, когда еще «Спартак» добьется чего-то подобного.
Недавно смотрел фотографию чемпионской команды. Из восемнадцати человек одиннадцать уже, к сожалению, ушли. Некоторые — в раннем возрасте. Несколько недель назад не стало Александра Баринева — прекрасного форварда, пришедшего в «Спартак» из саратовского «Кристалла».


«Подложил внутрь газету, так и отыграл до конца сезона»

Баринев сотрудничал в третьей тройке с Алексеем Костылевым, приехавшим посреди сезона-74/75 из Рязани, и другим новичком Аркадием Рудаковым: «Когда мы проиграли на финише ЦСКА, Саша не мог всю ночь уснуть от расстройства. Себя корил, — говорил Карпов о Бариневе журналисту Евгению Рубину. — Это о многом говорит. Мы в нем не ошиблись».
Костылев же в интервью официальному сайту «Спартака» вспоминал: «Карпов не прессовал меня, не ругал понапрасну, наоборот, старался помогать, чтобы я рос как игрок. Семья в Рязани оставалась, он на выходной меня отпускал не на один день, а, например, на полтора.
Хотя, знаете, в «Спартаке» было непросто. С формой — беда. Мне даже нормальных коньков дать не могли. Я взял у друга коньки ССМ, которые, правда, были на два размера больше. Подложил внутрь газету, так и отыграл до конца сезона. Перед тренировками или матчами только и делали, что строгали клюшки — ломались они на раз-два. Помню, клюшка KOHO у меня появилась лишь через два года после перехода в «Спартак». Берег ее как самую дорогую вещь».
«Костылев зарекомендовал себя форвардом ярким, не похожим на других, любящим умную игру и неожиданные решения, — продолжал Карпов в чемпионском интервью Рубину. — Рудаков же чем-то напоминает Виктора Якушева — внешняя простота, рациональность, лаконичные решения».
О переходе Рудакова из «Автомобилиста» Карпов договорился прямо перед стартом чемпионата, ради чего во время турнира на приз «Советского спорта» слетал в Ригу, где находилась свердловская команда.
«Аркадий — уникальный хоккеист. Маленький, щупленький, даже гриф от штанги, наверно, не мог поднять, — говорил мне вратарь Алексей Червяков, игравший с Рудаковым в ярославском «Торпедо». — Из-за этого его и в сборную не брали, хотя до Ярославля он много забивал за «Спартак». Голова такая, что Ларионов и близко не стоял. Обыгрывал всех и в шахматы, и в домино. Интеллект здорово помогал на льду — его постоянно пытались «убить», а он ускользал, выворачивался».
В чемпионском сезоне Рудаков стал третьим снайпером «Спартака», опередив даже Шадрина. Тот, правда, всегда выполнял черновую работу за более результативных партнеров, а именно в сезоне-75/76 раздвинул, по мнению Карпова, свой функциональный диапазон и проявил дар к импровизационной игре.
Рудаков же метким броском в верхний угол ворот Третьяка сравнял счет в октябрьском матче четырнадцатого тура с ЦСКА. К середине игры «Спартака» уступал 0:2, но потом забросил четыре шайбы, победил и догнал армейцев по набранным очкам (лидировало «Динамо»).

«Непонятно только, почему «Спартак», отлично проводя матчи с московскими командами, во встречах с менее сильными соперниками показывает безвольную игру, — писал в «Советском спорте» Аркадий Чернышев. — Чем можно объяснить, что у ЦСКА спартаковцы взяли три очка из четырех возможных, у «Динамо» выиграли оба матча, но в то же время безнадежно проиграли горьковчанам, рижанам и сибирякам?
Устали? Вряд ли. В противном случае после поражения в Риге они не смогли бы переиграть за счет хорошей атлетической подготовки ЦСКА. Видимо, так и не излечились от старой болезни. «Спартак» всегда был командой настроения, У меня сложилось даже мнение, что если бы в чемпионате участвовали только столичные клубы, то спартаковцам не было бы равных. Сейчас же они часто теряют очки там, где меньше всего ожидают этого».
Критикуя игроков «Спартака», Чернышев отметил и прогресс лучшего распасовщика сезона Виктора Шалимова, лишь в предыдущем сезоне заигравшего в тройке Шадрина. Раньше же, по мнению Карпова, Шалимову не хватало человеческой зрелости и понимания, какое место в его жизни занимает хоккей.
В интервью Леониду Рейзеру Шалимов вспоминал: «Этот случай произошел в Серебряном бору в чемпионский сезон-75/76. Мы — Шадрин, Якушев, Ляпкин и я — прогуливались вместе с Николаем Ивановичем. И ни с того, ни с сего он обращается к нам:
«Ну, ЦСКА я не боюсь, три раза из четырех мы их обыграем; ну, с «Динамо» гадать не стану, но тоже не беспокоит меня; ну, «Крылья», они тоже прилично выглядят, но как-нибудь разберемся с ними… Мне бы Челябинск с Новосибирском обыграть!»
Это ведь тоже характеризует Карпова как оригинального мотиватора. И, я бы сказал, очень тонкого психолога».



«Предыдущим тренерам «Спартака» не хватало душевности»

«В 1974 году меня ударили по руке. Наложили гипс — месяц вне игры, — говорил мне Александр Мартынюк, выходивший с Крыловым во втором звене. — Карпов вдруг говорит доктору: «Бери Мартынюка и езжай в «Лужники». Там мне разрезали гипс, сделали снимок: «Через две недели будешь играть». А как играть — я спать не могу от боли, чуть не плачу. Сломали руку по-новой — и вместо месяца я пролечился полгода. Пропустил сезон, потерял место в составе, в тройке с Шадриным и Якушевым стал играть Шалимов».
Победный гол Шалимова за двадцать три секунды до конца ноябрьского матча с московским «Динамо» помог «Спартаку» вернуться на первое место перед перерывом, вызванным заокеанскими турне и Олимпиадой.
«Думаю, многое зависит сейчас от нашего старшего тренера, — объяснял тогда в интервью Аркадию Ратнеру Юрий Ляпкин, выбранный тайным голосованием капитаном «Спартака». — Я не о новшествах в тренировке (они тоже есть), а о создании доброжелательной атмосферы. Скажу прямо: предыдущим тренерам «Спартака» не хватало душевности, мягкости, умения к каждому найти подход. А у Карпова это как раз самые сильные качества. Он уважителен к старожилам, прислушивается к добрым советам».
Признался капитан и в том, что удивился ренессансу 35-летнего Зингера. «Задним числом нахожу объяснения его второму рождению. Криволапов дал ему хорошо отдохнуть, на несколько сезонов отодвинув на второй план. Зингер подлечился, восстановил нервную энергию. Да, почти не имел игровой практики. Но зачем она ему? Нашему Новикову, молодому вратарю, она нужна, а Зингер знает все тонкости. К тому же Карпов подстраивает под его самочувствие тренировки. Если надо, дает отдохнуть».
На финише чемпионата заметно прибавил партнер Крылова и Мартынюка по второму звену Валентин Гуреев. Воспитанный в ЦСКА, он не пригодился родному клубу, и после Усть-Каменогорска попал в ленинградский СКА, где однажды в Свердловске заменил травмированного вратаря.
По-разному его использовал и Карпов. Ставил то налево, то в центр. Поручал то сдерживать Харламова с Михайловым, то ставил в первую тройку вместо кого-то из травмированных суперзвезд. Гуреев отметил дублем и первый матч после Олимпиады (с «Трактором») и ключевой в борьбе за чемпионство — с «Крыльями».



Валерий Фоменков: «Пока Зингер стоял, все у «Спартака» было нормально»

— Я единственный спартаковец, кто четыре раза был чемпионом, — говорит помощник Николая Карпова. — Три раза как игрок и один как тренер. Четвертая чемпионская команда унаследовала игровой почерк, который был в 60-е. Раскрылся Шалимов — быстренький, техничный. На отрыве убегал, в подыгрыше был хорош. И вратарь нас очень выручал. Пока Зингер стоял, все у «Спартака» было нормально.

— Как делили обязанности с Карповым?
— Отношения строились на доверии. Нас же всего двое было в штабе — он старший, я помощник. Когда он уезжал со второй сборной, я со «Спартаком» один работал.

— Как перенесли призыв в армию Лобанова, Паладьева и Казачкина перед тем сезоном?
— Конечно, с составом были проблемы, но, как видишь, справились. Попробовали форварда Пачкалина в защите — получилось. Здорово влились новички — Костылев, Спиридонов, Рудаков. Аркадий — умница. Мозг третьего звена. Грамотный парень, отлично выбирал позицию.

— Почему капитаном выбрали Ляпкина?
— Раньше капитаном был Якушев. Но он замкнутый, тихоня. Мы с Карповым просили его: «Скажи после нас — мол, ребята, давайте соберемся». В конце собрания обращаемся к нему: «Капитан, что добавишь?» Он вертит головой: «Ничего». А Ляпкин компанейский, общительный. Вот ребята его и выбрали.

— Коротков соответствовал Ляпкину по мастерству?
— Нет, конечно. Просто Сережа — сокольнический парень. Вот и поставили его в первую пятерку. Но он явно отставал от партнеров, причем в самом главном — в катании. Тяжелый был, грузный. Ему как защитнику было чуть проще, потому что против нашей первой пятерки в основном оборонялись. Они много играли в атаке, а Сережа как раз обладал сильным броском.

— Как себя проявлял партнер Якушева по звену Владимир Шадрин?
— Он был центральным нападающим, потому что очень здорово играл в обороне. Всегда отрабатывал. За этого его ценили.

— За что ценили Крылова?
— Всюду успевал за счет быстроты — это его сильнейшее качество. Хорошо выполнял персональные задания — особенно против «Динамо». Помню, выходит на лед, стучит Мальцева по плечу: «Саша, я здесь». Тот — тьфу. Плюется. Генка всегда отлично держал Мальцева. У того ничего не получалось против нас, и мы легко обыгрывали «Динамо». Но, чтобы играть как Шадрин, Генке не хватало игрового мышления.

— Гуреев чем выделялся?
— Хорошим катанием и очень сильным броском. И с удобной, и с неудобной руки. Вместе с Крыловым очень помогал нам в меньшинстве.

— Пять шайб в чемпионском сезоне забросил 19-летний Валерий Брагин, которого Карпов обделил медалью в пользу пришедшего из СКА Владимира Трунова: «На следующий год снова чемпионами станем. — успокоил тренер Валерия. — Получишь еще!» Чем вам в том сезоне запомнился Брагин?
— Да ничем. Игрок среднего уровня. Не сравнить с нашей первой тройкой. Но вырос в хорошего тренера.

— Почему не удалось защитить титул в 1977-м?
— А «Спартак» никогда два года подряд не выигрывал. Все четыре раза так было — поднатужимся, станем чемпионами, а на второй сезон азарта и пороха не хватало. По классу-то игроков мы уступали ЦСКА.



«Майоров уверенно сказал: «Ну, наши победу не упустят»

Хоккейный «Спартак» стал чемпионом за восемь месяцев до вылета футбольного из высшей лиги. Евгений Ловчев поспевал везде:
«Когда я уже был заметным футболистом, мне иногда разрешалось сидеть на скамейке запасных хоккейного «Спартака». Николай Карпов меня туда приглашал, — говорил Ловчев Евгению Дзичковскому. — Был один знакомый начальник в «Лужниках», проводил меня на хоккей, когда получалось выбраться. И сидел я в ложе прессы. Но если «Спартак» проигрывал, Карпов меня находил и зазывал, словно талисман: иди, мол, к нам на скамейку».
Для чемпионства — через неделю после мартовских 8:6 с «Крыльями» — оставалось победить горьковское «Торпедо». К десятой минуте «Спартак» вел 4:1. «Когда, казалось, игра уже сделана, Ляпкин и Коротков раз за разом бросались под шайбу, — писал журналист Аркадий Ратнер. — А в последний раз Коротков по-вратарски отбил ее грудью так удачно, что Якушев, подхватив шайбу в средней зоне, вышел один на один с вратарем и забил.
После победы 8:5 старшего тренера новых чемпионов журналисты встретили аплодисментами. Сам же Карпов, при всем желании держаться солидно, по-мальчишески не мог скрыть радость. И я вспомнил, на старте сезона на такие же пресс-конференции спартаковский тренер приходил возбужденный, ершистый, настороженный, не раз с ходу атакуя журналистов, что они необъективны к его команде».
«Бьющее через край желание забить гол приводит к промахам в обороне, — писал комментатор Николай Озеров. — Отсюда и перепады в игре. Например, в матче с торпедовцами Горького «Спартак» вел — 5:1, но позволил соперникам сократить разрыв до одной шайбы. Пои скользком счете 5:4 раздался телефонный звонок из Хельсинки. Кто бы вы думали звонил? Борис Майоров. Поинтересовался результатом, спросил, кто в воротах стоит. Узнав, что Зингер, уверенно сказал: «Ну, наши победу не упустят».


Когда из «Спартака» ушли Казачкин, Лобанов, Паладьев, когда поговаривали об окончании спортивной карьеры Зингера, я не думал даже, что команда вообще сможет войти в число призеров. А она стала чемпионом. И остается только удивляться, қак тренеру Карпову удалось в ходе сезона провести текущий ремонт, залатать дыры в составе».
Через год «Спартак» — отчасти из-за травм Шадрина с Якушевым — откатится на шестое место, и Карпова сменит Роберт Черенков, который не сработается с лидерами команды. Это будет потом, но ровно сорок пять лет назад спартаковцы были абсолютно счастливы. А это не так уж мало.

Денис Романцов
sportbox.ru