С 14.00 26.06.2019 по 10.00 27.06.2019 ведутся технические работы. Приносим извинения за доставленное неудобство.


- Сами думали однажды попробовать свои силы в НХЛ?
- Если честно, конечно, хотелось бы. Но в начале надо вырасти до определенного уровня здесь. Вообще мне нравится играть на канадских площадках. Хоккей там быстрее, но в то же время нет лишней беготни – для меня это плюс.

- С кем еще из состава той «золотой» молодежки общаетесь?
- Никита Двуреченский, Денис Голубев. Правда, из-за того, что мы играем в разных клубах, живем в разных городах, по ходу сезона практически не получается нормально встретиться, пообщаться. Что говорить, даже летом не всегда удается пересечься, но при первой возможности стараемся созвониться или написать друг другу.

- Что вам сегодня спустя четыре года вспоминается о том «золотом» чемпионате мира? 
- Если честно, это событие невозможно забыть. Мы ведь не просто выиграли, а каждый матч «на зубах» вытаскивали. В финале была суперигра, суперпобеда, не без удачи, конечно… Между собой вспоминаем тот чемпионат нечасто, но когда речь о нем все же заходит – обсуждаем по полной.

- Как страна отблагодарила за победу? 
- Тогда нам выплатили премиальные в размере 750 тысяч рублей. Помнится, писали, что нам заплатили больше, но это – неправда. На эти деньги я купил автомобиль, потом решил продать его, сделать ремонт в квартире, доплатить и приобрести машину отцу – ему нужнее. Еще каждый игрок был отмечен либо клубом, за который играл, либо городом, областью, где жил. Лично мне подарили однокомнатную квартиру в городе Московский Ленинского района Московской области. Сейчас это – Новая Москва.

- Где храните золотую медаль?
- Дома.

- В этой команде играли Даниил Собченко и  Юрий Урычев, которые погибли в авиакатастрофе 7 сентября 2011 года. Что о них вспоминаете? 
- Это были классные хоккеисты. Не сомневаюсь, что они бы играли сейчас на самом высоком уровне. Пару лет назад мне удалось приехать в Киев. Естественно, я посетил кладбище, где похоронены Данила Собченко и Виталий Аникеенко. В тот день был один из православных праздников – народу вокруг было очень много, люди приходили помянуть близких, возложить цветы. У могилы ребят я встретил родителей Дани – они меня узнали. Говорят: «У нас в комнате висит плакат с того победного чемпионата мира. На нем изображены наш сын, ты и Никита Двуреченский». Поговорили, помянули. И Юру, и Даню вспоминаю только добрыми словами – классные ребята как на льду, так и вне его.

- Панарин начал в НХЛ с двух голов в двух матчах. Он может вырасти в суперзвезду? 
- Считаю, у него сильная психология: он всегда казался таким маленьким, юрким (сейчас про него, конечно, так не скажешь), но на него это никогда не давило. Попав в КХЛ, он начал достаточно хорошо играть, но все же не был звездой чемпионата, но своим трудолюбием и старанием вырос в сильного игрока. Если он продолжит играть в НХЛ в том же духе, определенно станет звездой мирового масштаба.

- В 2013 году МХК «Спартак» в седьмом матче финала за Кубок Харламова проиграл Омску. Для вас были в карьере обиднее поражения? 
- Если честно, нет. В том сезоне меня спускали играть за «молодежку» в регулярном чемпионате. Дело шло к плей-офф, и я даже не задумывался, будет ли обидно, если мы вдруг упустим победу – проиграем и проиграем. Хотя команда у нас была хорошая, мы изначально здраво оценивали свои силы, и понимали, что нам по зубам подняться высоко в турнирной таблице. Так и получилось… Но, конечно, когда проигрываешь в овертайме и понимаешь, что уже ничего не можешь изменить, что уже нет времени отыграться… Я тогда был на поле – наше звено пропустило тот гол. Мимо тебя, сбрасывая шлемы, бегут радостные игроки Омска…

- На Новый год вы устроили вечеринку в стиле Великого Гетсби. Скоро Хэллоуин, отмечать будете? 
- Думаю, придумаем что-нибудь. Вообще из меня организатор подобных мероприятий так себе. Если нужно просто собраться с друзьями, сходить в свободное время в бар, например – это одно дело, а придумать сценарий вечеринки – это не ко мне. Поэтому обычно, этим занимаются друзья: они предлагают свои идеи, мое дело – согласиться или отказаться.

- Хоккеисты «Спартака» в один голос называют вас самым веселым в команде. Неужели конкурентов нет? 
- В этом году – есть (смеется). Саня Васильев, например, смешно шутит, Леха Крутов, Игорь Радулов подколоть может…

- Как вас называют в команде?
- «Ворона». А Вячеслав Анатольевич Козлов зовет меня «Мастер». Я в свое время поставил себе такой ник в Whats App, потом удалил, а тренер, видимо, запомнил. В итоге тоже прижилось.

- Почему Глеба Клименко зовут «Сова»? 
- Я так понял, потому что он внешне похож на сову. Насколько слышал, из-за глаз: они у него такие же большие. Хотя я с ним на эту тему не разговаривал.



- Ваш хороший приятель Артем Батрак стал комментатором. Репортажи его слышали?
- Да, несколько раз попадал на одну из программ КХЛ ТВ с его участием. При встрече обязательно спрошу, как ему в этой новой для себя профессии.

- Он сказал, что и из вас получился бы хороший комментатор. Не хотели бы попробовать? 
- Думал об этом. Вообще, после завершения карьеры игрока, я бы хотел стать хоккейным тренером, но и профессию комментатора не исключаю. Мне интересна эта сфера деятельности: анализировать игру, тактику, давать свои комментарии. Думаю, это полегче, чем играть самому.

- Когда смотрите хоккей, для вас важно кто его комментирует?
- Не могу сказать, что для меня это играет какую-то существенную роль. Но, безусловно, есть комментаторы, которым симпатизируешь больше, чем другим. Сейчас буду за Батрака болеть – пусть хорошо комментирует, чтобы мне нравилось (смеется).

- Кто для вас хоккеист №1 прямо сейчас? 
- Мне очень симпатизирует Володя Тарасенко. Считаю, этот человек, так много забивая, мог бы несколько иначе относиться к хоккею, но он продолжает отрабатывать каждый момент на 100%, всегда ложится под шайбу, пашет, как лошадь. Настоящий самоотверженный игрок без минусов, еще и снайпер к тому же, и абсолютно без звездных замашек.

- Год назад вы перешли в «Адмирал», но пробыли там всего две недели. Что произошло? 
- Меня все устраивало в команде, но через некоторое время передо мной встал выбор между двумя агентами: предстояло выбрать кого-то одного. Я определился, но это не сыграло на пользу во взаимоотношениях с «Адмиралом». Уверен на все сто, выбери я тогда другого агента, остался бы во Владивостоке. Но ни о чем не жалею, даже рад, что все так получилось.. Звезды так сошлись, и я оказался в «Атланте».

- Где впоследствии столкнулись с задержкой зарплат... Были дни, когда в кармане было совсем пусто? 
- Нет, такого не было. Да и занимать не приходилось – ситуация была не насколько критичной. Наверное тем, у кого запросы большие, было нелегко, я не входил в их число.

- Свою первую зарплату в хоккее помните? На что её потратили? 
- Конечно. Мне тогда было 17 лет. Поехал в Охотный ряд и потратил практически все деньги на одежду – дорвался (смеется).

- Можно ли сказать, что сейчас «Спартак» выбирается из кризиса, в который угодил на старте сезона? 
- Думаю, рано об этом говорить. Должны играть увереннее, дело даже не в победах, а просто в организации игры. Пока мы допускаем достаточно много детских ошибок – работы непочатый край. Но ведь и Москва не сразу строилась.

- Как вам нынешние спартаковские легионеры? Помогают «Спартаку»?
- Считаю, они могут и должны играть лучше. Пока не могу сказать, что они показывают максимум своих возможностей. Можно говорить, что еще только начало чемпионата, но все-таки прошло уже достаточное количество времени… Но я уверен, все наладится, они войдут в колею и улучшат свои показатели!

- На вашей памяти какие-то странные легионеры в «Спартаке» попадались?
- Штефан Ружичка. Встречался с ним, когда он играл в «Словане». Нормально пообщались, но, когда я был помоложе и мы вместе выступали за «Спартак», он был на своей волне и практически ни с кем не общался. Насколько я знаю, даже другие легионеры не особо шли с ним на контакт. 

- Помните момент, когда проиграли Минску, вы подъехали к фанатам, а они начали кричать «Бейтесь за «Спартак»? Что чувствовали в этот момент? 
- Мы всегда чувствуем не только поддержку наших болельщиков, но и ответственность за результат, ту игру, которую показываем, выходя на лед. Можно проигрывать по-разному… Иногда упускаем победу, показывая такую игру, что будь я болельщиком – не пришел бы на следующий матч или вовсе ушел бы еще до финальной сирены. А можно увидеть, что команда билась за победу, боролась до последнего, и поражение – случайность и невезение. Мы это понимаем. Вообще очень приятно видеть такое количество болельщиков на трибунах. Огромное спасибо им за поддержку. К сожалению, мы пока не показываем тот уровень игры, который от нас ждут, но тем не менее, они все равно верят в нас, приходят и забивают трибуны Лужников практически под завязку. Мы будем стараться как можно скорее исправить ошибки и продолжать радовать их своей игрой.

Интервью опубликовано в официальной программе к матчу «Спартак» - СКА 14 октября