Период с командой Старшинова

В офисе хоккейного «Спартака» удивительно спокойно — не очень-то и похоже на финансовый крах: никто не носится по кабинетам с ворохом бумаг, не орет в телефонные трубки, не заламывает руки по углам. Все тихо — словно в коридоре реанимации. От грустных ассоциаций избавляют улыбка светленькой секретарши и оживленный бубнеж из кабинета директора по связям с общественностью клуба Александра Малышева. В этой комнатенке (размером с гардероб хоккеиста третьего звена) — перенасыщенный раствор из слухов, предположений и ожиданий от сегодняшнего матча спартаковской «молодежки» с «армейцами». На стене, свободной от шкафа, — постеры игроков «Спартака» за последние пять сезонов.

— Этот — в «Югре» сейчас, этот в ЦСКА ушел, — Александр перечисляет хоккеистов, ушедших из «Спартака» за последнее время, — Крутов вот в Швейцарию уехал… Жаль, конечно, но что поделать. Кого-то продать успели, чтоб было, на что чемпионат закончить. Многие говорили, что от легионеров в первую очередь надо было избавляться. Они и вправду здорово просели. А что поделать: «No pay — no play».

— Точно, — подтверждает пресс-атташе «молодежки» Михаил Галактионов. — Им же не скажешь: «Перетерпите». Молодым нашим можно — они понимают все и про «ромбик», и про карьеру будущую. Но тяжеловато было. Одно время даже с клюшками проблемы возникли. Как ни береги их — все равно ломаются. От «основы» девять штук осталось — разошлись мгновенно. Хорошо, болельщики помогли — накупили новых…

— Игроки понятно, они народ непостоянный, а вот из персонала много кто ушел? — спрашиваю я, глядя, как Михаил демонстрирует чудеса оптимизации и экономии — распечатывает составы двух команд на одном листке.

— Не очень, — отвечает Александр. — У людей разные ситуации. Я, например, семь сезонов в клубе. Семь команд… Как уйти? И предложения серьезные были, но пока отказываюсь. Жена — золото, слава богу, терпит. Да и теща… Не жужжит. А вот, кстати, Чигирин Николай Владимирович — голос «Сокольников», зашел — тоже с декабря без зарплаты.

Легенда дикторского цеха скромно кивнул, рассказал поучительную историю, как у него в 1974-м свистнули подарки от шведов за работу на матчах Суперсерии, и ушел готовиться к предстоящему матчу.

В кабинете люди меняются стремительно, словно игроки во время матча. Но без суеты. Гостей легко определить по вопросам: «Ну что? Есть новости?» Персонал клуба — по шуткам и многозначительным взглядам на блондинку-фотографа.

— Я бы кофе вам предложил, — Малышев заглянул в ящик письменного стола, — но он кончился. И вода в кулере тоже закончилась. Зато еще остался чай спонсорский от КХЛ. Будете? Нет? Да, офисная бумага тоже на исходе, — Александр Малышев, наконец, заметил манипуляции Михаила с принтером.— Спасибо Диме Нестерову, журналисту «Советского спорта», — привез пачку. Ее и растягиваем.

— Привет. — Дверной проем заполнила монументальная фигура Олега Воронина, советника президента клуба Вячеслава Старшинова. — Пойдем, провожу тебя на пару слов к Вячеславу Ивановичу.

Я давно знаю Олега. Он живет командой. Когда «Спартак» одолел в серии плей-офф питерский СКА, он, огромный и шустрый, как Т-90, был просто вселенским ураганом, организовывая мне интервью с тренером Милошем Ржигой. Сегодня Олег молчалив и здорово хромает на правую ногу. — Никакого здоровья здесь не хватит, — нехотя оправдывается он.

В кабинете Вячеслава Старшинова удивительно солнечно. Сам легендарный президент клуба улыбается. Широко и как-то ультимативно.

— Внушаю оптимизм, говорите? — Вячеслав Иванович оперся руками о стол. — Я же президент. Что я еще внушать должен? Не время сейчас сюсюкать. Крокодиловы слезы лить. Но зачем? Конечно, переживаю. Я кровь от крови спартаковец. Готов хоть головой о стену вот эту биться, лишь бы толк был… А так… Вы знаете, я люблю побеседовать. Но сейчас говорить — только расстраиваться. Кто виноват, уже не разберешься, а что делать, еще нет ответа.

Что я мог ответить Вячеславу Старшинову? Посочувствовать? Пожалеть, что я не олигарх, не госчиновник, не президент, в конце концов? Удивиться тому, что для того, чтобы тебя услышали, уже недостаточно быть самим Старшиновым или «Спартаком»?

--------------------------------------------------------------------------------

Председатель совета директоров ХК «Спартак» Денис СКОМОРОХОВ: «Долги у нас меньше, чем у некоторых клубов КХЛ»

— На данный момент спонсора у клуба нет. Существуют компании, которые рассматривают возможность каким-либо образом поучаствовать в жизни «Спартака», но у них есть свои сложности, поэтому их представители просят пока не афишировать их названия и планы.

В любом случае, еще до декабря прошлого года, мы искали инвестора в помощь тому банку, который нас спонсировал. Работа по поиску спонсоров велась всегда. Был нормальный рабочий процесс. Обстоятельно, последовательно искали партнеров. Когда же у нашего генерального спонсора отозвали лицензию, работа в этом направлении была активизирована раз в десять. К процессу подключались неравнодушные люди, министр спорта собирался нам помочь. Но ситуация пока остается прежней.

— Бюджет «Спартака» — 700 миллионов рублей — один самых маленьких в КХЛ…

— На последней встрече министр спорта Виталий Мутко подтвердил, что он знает об этом. Среди российских команд это действительно самый маленький бюджет, ну может, в Новокузнецке в этом сезоне он был еще меньше. При этом хоккейный «Спартак» достаточно большой коллектив — около 150 человек, включая «молодежку», администрацию, ветеранов. Перед началом сезона была проведена неплохая работа по формированию команды. «Спартак» показывал хороший результат, претендуя на попадание в плей-офф. Потом случился «момент смерти»… Это психологически, наверное, сказалось на коллективе. Ведь многие игроки и сотрудники клуба еще и свои сбережения хранили на счетах банка-спонсора, поскольку ничто не предвещало такого развития событий. Крупная организация, филиалы во многих регионах России…

Последние три месяца люди работают на голом энтузиазме. Да, кто-то уходит. Раньше проводили беседы с коллективом: ребята, потерпите, скоро все будет. Тогда были определенные надежды. Нам обещали: эти помогут, те. К сожалению, никто не пришел. По какой причине, не знаю. Не хочется верить в то, что «Спартак» никому не нужен.

Что я хочу отметить? Существует мнение, что «Спартак» пятый месяц накапливает долги. А что, нам не надо было спасать клуб? Без долгов в нашей ситуации все равно бы не обошлось. Еще многие говорят, что нашлись бы инвесторы, если бы не было долгов. Долги у нас меньше, чем у некоторых других клубов КХЛ, — это раз. И второе — у нас есть и активы. Или кто-то думает, что наша молодежная команда — двукратный финалист Кубка Харламова — совокупно стоит меньше, чем условный трансфер Александра Радулова из Уфы в ЦСКА? Хочу развеять и третье заблуждение. Бюджет клуба на этот сезон принимался летом, когда у нашего банка было все в порядке. Так что если бы не отзыв лицензии, «Спартак» сезон доиграл бы без проблем и наверняка вышел бы в плей-офф.

Знаете, что во всей этой ситуации радует? Ни одного человека не было, который бы сказал: «Не платите денег? Тогда я пошел!» И это притом что зарплаты у нас, мягко говоря, не самые большие в лиге. До последнего надеются. Мы уже давно рассказали все как есть: «Понимаем, у многих дети, если есть какие-то предложения — уходите, никаких препятствий чинить не будем». Просто потому, что давать пустые обещания уже невозможно.

«Молодежка» наша до финала дошла. Сейчас за кубок с «армейцами» бьется. Без премиальных от клуба, между прочим. Команду только болельщики поощряют как могут.

— Удивительная вещь на самом деле. Не так давно, когда ЦСКА находился в похожей ситуации, для клуба «назначили» спонсора «Роснефть». А почему у «Спартака» возникли проблемы с поиском инвестора?

— Не знаю. Вообще, я лично не присутствовал на встречах, где кого-то кому-то назначали. Хотя знаю, что среди потенциальных спонсоров есть поклонники «Спартака», но почему-то никто пока руку помощи не протянул.

— Есть мнение, что «Спартак», потеряв главного спонсора, повел себя неправильно. Клуб выбрал, скажем так, социальную модель поиска нового инвестора. Хотя вполне мог бы демонстративно сниматься с матчей, молчаливо поощрять акции фанатов, устраивать истерики в СМИ… Чтобы избежать скандала, особенно в преддверии Олимпиады, «Спартаку» наверняка бы «подарили» нового «инвестора».

— Когда все произошло, мы беседовали с руководством КХЛ. Нам сказали, что шуметь не надо, вопрос решается. Виталий Мутко еще до Нового года поддержал наш клуб. Александр Сергеевич Якушев лично передал президенту страны письмо с просьбой помочь. Реакция, говорят, была положительная. Я не знаю, что уж такого произошло дальше, но ситуация, к сожалению, не изменилась.

— До какой цифры вы готовы оптимизировать бюджет «Спартака», чтобы «угодить» потенциальному спонсору?

— Скажу так… Если сейчас сюда зайдет человек и скажет: «Я готов заниматься клубом. Вот деньги, только ты уходи отсюда». Я покажу, что где лежит, и уйду. Мне важно сохранить клуб. Уверен, так готово поступить большинство людей из коллектива. Просто это дикость, когда погибают такие легендарные клубы, как «Спартак». «Спартак» должен жить.