- За первый месяц работы в «Спартаке» с какими-либо трудностями столкнулись?
- В «Спартаке» практически идеальные условия для работы. Все, что нам необходимо, всё, что мы требовали – выполняется. Буквально не за что зацепиться, не к чему придраться.

- Пока серьезные травмы обходили хоккеистов стороной?
- Пока не было травм, которые не решались бы на уровне медицинской службы клуба. Единственное, мы обращались за консультациями по вопросу снимков, МРТ. Но все процедуры, все восстановительные мероприятия игроки проходят в команде.

- Как идет восстановление Маркуса Свенссона?
- Он уже вышел на лед, тренируется по индивидуальной программе под руководством тренера и врача-реабилитолога. Скоро Свенссон приступит к ледовым тренировкам в общей группе. Мы должны его восстановить и реабилитировать на 100 процентов, при этом ни в коем случае не форсируя события.

- Второй сбор команды уже перевалил за экватор. Как хоккеисты переносят нагрузки?
- В Чехии нагрузки были серьезнее, сейчас ребята уже находятся в своей стихии – на льду, соответственно нагрузки переносятся намного легче. Здесь, в Финляндии, нагрузка на медицинскую службу значительно спала: обращений стало значительно меньше. Ребята втянулись в режим тренировок, адаптировались.

- Тем не менее у массажистов наверняка много работы…
- У них её всегда много.

- Что случилось с Иваном Яценко?
- Он получил травму на «земле»: травма нижней части тела. В принципе, никаких оперативных вмешательств не требуется – они ему не нужны. Да, мы могли бы полечить и понаблюдать его здесь, своими силами, но тем не менее приняли решение отправить игрока в Москву. Все-таки он не сможет выходить на лед около двух недель, поэтому брать его в Финляндию не было смысла. Думаю, еще неделя, и он приступит к ледовым тренировкам по индивидуальной программе, а потом, отталкиваясь от хода восстановления, будем думать, когда возвращать его в общую группу.