В моей памяти до сих пор стоит особняком матч между ЦСКА и «Спартаком» весной 1962 года: тогда, чтобы стать чемпионами страны, армейцам нужна была только победа. Спартаковцев же устраивала и ничья. Шансы ЦСКА расценивались, пожалуй, предпочтительнее. Да они и вели в счете до последних минут игры. И все же спартаковцы вырвали ничью – 4:4 и впервые в свой истории популярный московский клуб выиграл звание чемпиона СССР по хоккею. Победную для команды четвертую шайбу забил правый крайний «Спартака» Евгений Майоров…
 

Я помню, как счастливый выскочил на улицу, на совсем недавно проложенный Комсомольский проспект и влился в гомонливую толпу возбужденных спартаковских почитателей. Впрочем, у «Спартака» тогда было множество поклонников. Даже и среди тех любителей хоккея, кто по природе своей не входил в стан «спартачей». Просто то время было преисполнено больших ожиданий: страна жила надеждами на дальнейшую демократизацию общества, еще осваивались целинные и залежные земли, совершил исторический рывок в околоземное пространство Юрий Гагарин, на юго-востоке столицы возводились новые жилые массивы, и люди переселялись из подвалов и коммуналок в отдельные квартиры. И в эту палитру оптимистичных красок и настроений отлично вписывался успех народной команды, в составе которого блистало трио Борис Майоров-Вячеслав Старшинов-Евгений Майоров. Дерзкие, самолюбивые и молодые, они олицетворяли собой обновление, которого так жаждало советское общество, только-только оправившееся от тяжких ран жесточайшей войны…
 

Тот «Спартак» играл вдохновенно, самопожертвенно и все до одного игрока того золотого состава были достойны всяческих похвал. Но тройка братьев Майоровых со Старшиновым в центре была, конечно же, бесспорным лидером команды. Да, думается, и всего отечественного хоккея, в котором в тот период не испытывалось недостатка в отличных звеньях: армейцы Локтев-Альметов-Александров, динамовцы Петухов-Юрзинов-Волков, горьковские торпедовцы Сахаровский-Чистовский-Халаичев, локомотивцы Снетков-Якушев-Цыплаков. Люди – просто как на подбор. И все же спартаковское звено отличалось среди этих выдающихся формирований своим почерком: знаменитой спартаковской «каруселью» у ворот соперника, самоотверженностью и бойцовским характером. Эти качества позволяли тройке одолевать самых сильных соперников.
 

Тогда, шестнадцатилетний московский школьник, мог ли я предполагать, что жизнь сведет меня с братьями Майоровыми, что не раз я буду общаться с этими знаменитостями, казавшимися мне тогда (как и сейчас) небожителями?! И что в ходе этих коротких встреч на хоккейных перекрестках, я постепенно узнаю кое-что о том, как братья пришли в хоккей.
 

Ну, первым-то в команде мастеров начал играть в 1956 году Борис Александрович и партнером у него был Владимир Мальцев (вот ведь тоже хоккейная фамилия!). А уже на следующий год в это звено был поставлен Евгений Александрович и оба брата были даже зачислены кандидатами в молодежную сборную СССР. Но вот в сезоне 1958/1959 годов новый старший тренер «Спартака» Александр Иванович Игумнов приставил к братьям Славу Старшинова, который поначалу родственникам-близнецам «не показался». «Мы с Женькой отнеслись к нему недоверчиво, - писал в свой книге «Я смотрю хоккей» Борис Александрович. – На площадке он нам и вовсе не понравился. На коньках бегает медленно и плохо. Соображает еще медленнее. С пасом все время запаздывает, на передачи не поспевает».
 

Заартачились братья, но Игумнов настоял на своем и новая тройка сохранилась. К счастью и для «Спартака» и всего советского хоккея. «Наше недовольство испарилось очень скоро. Новичок прогрессировал прямо на глазах, от матча к матчу, с какой-то непостижимой быстротой». Это опять – Борис Александрович. Это был 1959 год. И, стало быть, сейчас (пусть и с некоторым опозданием) любители хоккея отмечают 50-летие рождения замечательного трио, сделавшего немало для развития отечественного, да и мирового хоккея.
Успешные действия спартаковцев не замедлили сказаться на их дальнейшей карьере: в 1961 году вся тройка в полном составе поехала на мировое первенство в Швейцарию, где сборная СССР стала бронзовым призером. Тогда же в сборной Союза на мировых чемпионатах дебютировал и Владимир Юрзинов, чей 70-летний юбилей пришелся на дни Ванкуверской Олимпиады (чем и объясняется несколько запоздалое чествование сегодня знаменитого игрока и тренера).
 

А потом наступил черед Стокгольма-1963. Именно тогда сборная СССР выиграла чемпионат мира и начала серию беспрерывных девятилетних побед на чемпионатах мира и олимпийских играх. Там, в шведской столице, свои первые золотые медали мировых чемпионов выиграли братья Майоровы, Старшинов, Юрзинов…
 

У Б.Майорова, Е.Майорова и В.Старшинова еще будут победы на Белых Олимпиадах в Инсбруке-64 и Гренобле-68, еще будут золотые награды мировых первенств. Впрочем, и Юрзинов выиграл свою вторую медаль чемпиона мира именно в Стокгольме, в 1969 году. В Инсбрук же, в 1964 году он не попал из-за острого приступа аппендицита буквально накануне отлета.
 

Любопытно заметить: на Олимпийских играх сборная СССР, в составе которой играли братья Майоровы и Старшинов, канадцам не проигрывала. В Инсбруке-64 игра с канадцами завершилась со счетом 3:2 (по шайбе забросили Е.Майоров и В.Старшинов), а в олимпийском Гренобле-68 сборная Союза и вовсе нокаутировала родоначальников хоккея – 5:0 (по одной шайбе забили Е.Зимин (пришедший на смену Е.Майорову в замечательном звене) и Старшинов).
 

Пожалуй, пора привести и кое-какую статистику: Б.А.Майоров, заслуженный мастер спорта СССР, нападающий ,заслуженный тренер РСФСР, В 1956-1969 – в «Спартаке» (М). Чемпион СССР 1962, 1967 и 1969 годов, второй призе чемпионатов СССР 1965, 1966 и 1968 годов, третий призер 1963 и 1964 годов. В чемпионатах СССР провел 400 матчей и забил в них 255 голов. Финалист Кубка СССР 1967 года. Чемпион мира и Европы 1963-68 годов, третий призер ЧМ и второй призер ЧЕ 1961 года. Чемпион ЗОИ 1964 и 1968 годов – 50 матчей, 30 голов. В 1969-1971 годах и 1985-1989 годах – старщий тренер московского «Спартака», второго призера чемпионата СССР 1970, третьего призера 1986, обладателя Кубка СССР 197о и 1971 годов. Член Зала славы ИИХФ.


К этой справке, содержашейся в хоккейной энциклопедии, хочется добавить, что Б.Майоров много лет избирался капитаном сборной СССР, что под руководством Б.Майорова финский «Йокерит» становился чемпионом Финляндии, что Б.Майоров был одним из тренеров экспериментальной сборной СССР, которая участвовала в самом первом розыгрыше Кубка Канады в 1976 году, где заняла третье место, что Б.Майоров занимал пост Председателя Федерации хоккея СССР, что он по собственной инициативе закончил курсы английского языка при Институте иностранных языков им.Мориса Тореза, что он был вместе с Н.С.Эпштйном одним из консультантов на съемках художественного фильма «Такая жесткая игра - хоккей», сценарий к которому написал один из знаменитых хоккейных советских обозревателей и близкий товарищ Майорова Владимир Дворцов, что он является кавалеров многих правительственных наград СССР и России. что он входит в символический Клуб Всеволода Боброва и занимает в этом с списке 20-ое место (список содержится в справочнике «Хоккей. Символические клубы и списки», написанной нашим известным хоккейным статистиком и историографом Олегом Беличенко). Говорить о достоинствах телекомментатора Б.Майорова вроде бы и не приходится, ибо Борис Александрович давно зарекомендовал себя блестящим мастером хоккейного телерепортажа. Нельзя не отметить и его отличные телерассказы о выдающихся мастерах отечественного хоккея, проникнутые большой любовью к героям его устных новелл, многие из которых были его партнерами на льду….
 

Отличным комментатором был и Евгений Александрович. Именно на этой почве и познакомился я близко со знаменитым мастером в Стокгольме, куда он приезжал в качестве комментатора Гостелерадио на чемпионат мира 1981 года, проходившего на ледовых площадках Стокгольма и Гетеборга. А в 1983 году сборная Союза играла две товарищеские встречи со шведами в преддверии Олимпиады-84 в Сараево и Женя пригласил меня в Сёрдертелье к себе в комментаторскую кабину, предусмотрительно предупредив: «Только смотри, не бухни чего-нибудь вслух. Все ведь будет идти в прямом эфире!». Потом мы столкнулись с Евгением в олимпийском Лиллехаммере-94 и мне было приятно увидеть Женю бодрым и как всегда неунывающим. А потом… Потом был февраль 1997 года, приезд в Стокгольм сборной России, где в качестве ее Генерального менеджера выступал Борис Александрович, который и сообщил мне, что брат болен тяжкой и неизлечимой болезнью с мудреным названием: «острый левосторонний ангеотрофический склероз».
В тот же вечер я позвонил Жене в Москву, рад был услышать его все тот же неунывающий голос. «Такие вот дела, - отвечал Евгений. – Причем, болезнь такая злая, ничего с ней не поделаешь. Скажем, подкачаться, или что-то в этом роде. Не проходит, даже нельзя этого. Во вред».
 

О болезни Жени я рассказал свой доброй знакомой, русской эмигрантке первой волны Людмиле Александровне Ландесен. «Господи, Майоров, да кто ж их не знает, Майоровых-то? Их вся Швеция знает. Вот несчастье. Вот что, я сейчас позвоню Николаю Николаевичу Цветнову. Может быть, он что-то посоветует, у него ведь наверняка есть знакомые специалисты!». Профессор Цветнов, тоже природный русский, нейрохирург с мировым именем, долгое время работал в Каролинской больнице Стокгольма, а потом перебрался жить в Осло. На следующий день Л.А.Ландесен позвонила мне и опечаленным голосом сообщила: «Действительно, Николай Николаевич, неизлечимая болезнь. Ах. на все воля божия. Помолюсь в церкви за него. А как же жалко человека».
Я еще звонил Евгению Александровичу в Хельсинки, куда он приезжал в качестве комментатора на мировой первенство 1997 года. Приезжал вместе с женой Верой, ибо самому управляться со всем, что сопровождает человек в долгой поездке, было при таком недуге туговато. Но ни малейшего намека на уныние в голосе Евгения Александровича я не услыхал. Помню, тепло он говорил о руководстве НТВ, поддержавшем его, даже организовавшем поездку в Израиль для обследования. Он вообще в те дни не скупился на теплые слова в адрес тех, кто поддерживал его.
 

Когда 10 декабря 1997 года в Стокгольм по тассовской ленте пришло сообщение о кончине Евгения Майорова, я позвонил тогдашнему Президенту Шведского хоккейного Союза Рикарду Фагерлунду (совсем недавно ушедшему из жизни от сердечного приступа). «Евгений Майоров, - сказал мне Фагерлунд, - был хоккейной «звездой» первой величины в ярчайшем, блистательном созвездии игроков неподражаемой хоккейной сборной СССР 1960-х годов. Вместе с братом Борисом и Вячеславом Старшиновым он составлял легендарную тройку нападающих советской сборной, которая свой игрой вызывала восхищение на трибунах многих стран мира, в том числе, и у нас, в Швеции. Хочу заметить, что игроки того поколения советского хоккея были не только крупными хоккейными «звездами», но и людьми с большой буквы, за что они пользовались большим уважением и у себя дома, на Родине, и за рубежом. Именно таким мне запомнился и Евгений Майоров. Нам всем будет не хватать его, как, если честно сказать, недостает нам всем замечательного советского хоккея с его высочайшим классом и филигранным мастерством».
 

Исчерпывающая характеристика, к которой можно добавить и скупые сроки статистики. Майоров Е.А. заслуженный мастер спорта СССР, нападающий. В 1956-1967 годах в «Спартаке»(М). В 1968-1969 годах в ТУЛ «Вехмайстен урхейлиат» (Финляндия) – 16 игр, две шайбы. Чемпион СССР 1962 и 1967 годов. Второй призер чемпионатов СССР 1965 и 1966 годов, третий призер 1963 и 1964 годов. В чемпионатах СССР сыграл 260 матчей, в которых забил 128 голов. Финалист Кубка СССР 1967 года. Чемпион Мира и Европы 1963 и 1964 годов, тертий призер ЧМ и второй призер ЧЕ 1961 года. Чемпион ЗОИ 1964 года. В ЧМЕ и ЗОИ – 20 матчей, 11 голов. В 1967-1968 годах – старщий тренер московского «Спартака», второго призера первенства СССР. В 1969-1997 годах – спортивный обозреватель радио и телевидения. Член союза журналистов СССР.


Третий в составе знаменитой тройки – Вячеслав Иванович Старшинов, знаменит своими выдающимися снайперскими качествами. Он первым из советских хоккеистов забросил в чемпионатах СССР 400 шайб, неоднократно возглавлял списки самых метких хоккеистов первенства Союза. По мнению многих хоккейных специалистов, Старшинов являл собой пример непревзойденного классического центра нападения. Особо опасен был на пятачке, перед воротами соперника, за что среди коллег и болельщиков был наделен метким прозвищем «Корова»: он стоял на «пятаке», широко расставив ноги, мощный, настойчивый, чем это впрямь напоминая корову, которую трудно сдвинуть с места. Заметим, что прозвища в спорте вообще, и в хоккее - в частности, весьма ясны и здорово отражают суть того, кому они присваиваются. «В жизни богатырь, широченнейший в плечах и спокойный, внешне неуклюжий, на льду Вячеслав преображался. Становился злым, беспощадным – и к сопернику, и к себе, поражал неуемной силушкой, желанием во всем быть первым. Причем не только в матчах, но и на тренировках. В сражениях перед воротами соперника был неудержим. Уж на что канадцы, казалось, умеют чужих форвардов и близко к своему «пятачку» не подпускать, а со Старшиновым и они ничего поделать не могли. С железным хватом клюшки, крепко стоящий на ногах, Вячеслав своих намерений никогда не скрывал – бросал сопернику открытый вызов и рвался к цели по прямой. И этой своей прямотой действовал на защитников, как удав на кролика», - это лестный отзыв из книги «Настоящие мужчины хоккея», принадлежащей перу такого авторитетного в хоккее человека, как Анатолий Владимирович Тарасов, любившего Старшинова всей свой неуемной душой.
 

Статистика великого нападающего такова: Старшинов В.И. заслуженный мастер спорта СССР, нападающий. В 1957-1972 годах – в московском «Спартаке». Чемпион СССР 1962, 1967 и 1969 годов., второй призер чемпионатов СССР 1965, 1966, 1968 и 1970 годов, третий призер 1963, 1964, 1972, 1975 и 1979 годов. В чемпионатах СССР - 540 матчей, 408 голов. Обладатель Кубка СССР 1970 и 1971 годов, финалист розыгрыша Кубка СССР 1967 года. Чемпион мира 1963-1971 годов, третий призер ЧМ 1961 года, Чемпион Европы 1963-1970 годов. Второй призер ЧЕ 1961 и 1971 годов. Чемпион ЗОИ 1964 и 1968 годов. В ЧМЕ и ЗОИ – 78 матчей, 68 голов. В 1972-1974 – старший тренер московского «Спартака», второго призере чемпионата СССР 1973 года. Президент ХК «Спартак». Кандидат педагогических наук, профессор.


И сейчас, в год своего 70-летия, Вячеслав Иванович выглядит молодцевато, подтянут, бодр. В декабре 2009 года на матче ветеранов московского «Спартака» я наконец-то исполнил свою давнюю задумку, а именно: получил автограф знаменитого мастера атаки. «НикНик. от Старшинова: «Так держать!», - написал он на одной из страниц моей книги «Москва-Стокгольм: хоккейные перекрестки», в которой я вот уже много лет собираю автографы хоккейных (не только, впрочем, хоккейных) знаменитостей…
Буду стараться, Вячеслав Иванович. И вам желаю оставаться всегда таким же бодрым и оптимистичным!