Малышев: «Мутко продвигал идею об объединении ХК и ФК «Спартак»

Директор по связям с общественностью ХК «Спартак» рассказал, с какими сложностями в поисках инвесторов столкнулось руководство

Хоккейный клуб «Спартак» находится на грани расформирования. 13 декабря прошлого года у единственного спонсора команды акционерного банка «Инвестбанк» была отозвана лицензия. С того момента руководство так и не сумело найти нового инвестора. Плачевное положение дел в итоге привело к написанию открытого письма президенту Российской Федерации Владимиру Путину. Ситуацию в клубе специально для «Известий» прокомментировал директор по связям с общественностью ХК «Спартак» Александр Малышев.


— Открытое письмо президенту Российской Федерации — это крайняя мера. Что подтолкнуло к этому шагу?
— Это одна из наших последних надежд — написать президенту. Мы пятый месяц боремся за спасение «Спартака». Так что это, действительно, последний шанс. Это письмо подписали ветераны, руководство, тренерский штаб и игроки как первой команды, так и молодежки. Оно — как крик души. Правда, постарались выдержать его не в эмоциональном ключе, а в нормальном стиле, чтобы не истерить.


— Вы будете проводить еще какие-то акции?
— Да. Мы призываем всех болельщиков и сочувствующих 17 апреля в среду звонить Владимиру Путину на прямую линию. Лучше заранее писать на специальный сайт вопросы про ХК «Спартак». Мы надеемся, что если вопросов наберется множество, то хотя бы несколько из них прозвучат в эфире.


— Многие клубы побывали в таком же плачевном положении, как и нынешний «Спартак». И довольно быстро обращались за помощью к президенту. Вы же долгое время пытались решить проблемы сами. Чего удалось добиться за это время?
— Найдена треть минимального бюджета на следующий сезон. Инвестора пока не называем. Объявим его имя, только когда найдем оставшиеся деньги.


— С какими проблемами сталкивались при поиске потенциальных спасителей клуба?
— Многих инвесторов отталкивали скопившиеся долги Инвестбанка, у которого отозвали лицензию. Некоторых не устраивала ситуация с дворцом. Арена может быть продана на торгах любому человеку. Новый владелец дворца получит приоритетное право на долгосрочную аренду земли в Сокольниках. Мы не сидели на месте. Искали инвесторов, но не вышло. Так что теперь вся надежда на руководство страны.


— Сколько должен составлять бюджет боевитой команды, которая будет претендовать на попадание в плей-офф КХЛ?
— Официальные цифры зарплатных ведомостей были опубликованы КХЛ еще в начале сезона. Там у «Спартака» прописана сумма 324 млн рублей. Общий же бюджет команды на этот сезон планировался в районе 750 млн. Это налоги, премиальные, перелеты, проживание.


— Появилась информация, что есть возможность для начала спасти хотя бы молодежный клуб. Насколько она достоверна?
— Если не получится сохранить команду в КХЛ, чего бы очень не хотелось, постараемся спасти молодежку. Потому что «Спартак» — большая часть истории и культуры России. У нас огромная армия болельщиков. Многие поколениями болеют за красно-белых. И лишить людей важной части их жизни, я считаю, неправильным. Так что любой ценой будем стараться сохранить молодежку. Чтобы был фундамент для возрождения «большого» «Спартака».


— У болельщиков намечается митинг в поддержку хоккейного клуба. Сколько человек собираетесь привлечь? Будут ли там, помимо хоккейных, присутствовать футбольные болельщики?
— По этим вопросам лучше обращаться к организаторам. Клуб не проводит митинг, это дело рук болельщиков. Насколько я знаю, они подали заявление в префектуру и должны получить ответ 17 апреля. Сам митинг заявлен на 27 число, и на него заявлено 1,5 тыс. человек. Организаторы ведут работу, а я в этом вопросе некомпетентен.


— Учитывая возможный приход новых инвесторов, удастся ли сохранить нынешнее руководство, тех людей, которые в трудные времена поддерживали команду и доказали преданность клубу?
— У нас в коллективе все понимают, что глобальная задача сохранить «Спартак» гораздо важнее, чем удержаться на рабочем месте. Приходит новый инвестор и ставит своих людей — это общепринятая практика. Все в клубе к этому готовы. Если, присмотревшись, новые инвесторы посчитают нашу квалификацию достаточной, то мы останемся. Если нет, то уйдем. Повторюсь, никто не держится за свои места.


— Сейчас идет объединение футбольного и хоккейного «Динамо»? Может, и в спартаковском обществе поднимался такой вопрос?
— В последние годы мы неплохо контактировали с футбольным клубом. И при Валерии Карпине, когда он был генеральным директором, да и сейчас при Романе Асхабадзе есть контакт. А идея объединения двух клубов уже приходила в голову министру спорта Виталию Мутко. Он активно продвигал эту идею, но, к сожалению, «Лукойл» посчитал, что для него будет обременительным содержать еще и хоккейный клуб. Мы всё понимаем и не в обиде, не навязываемся и не хотим быть кому-то в тягость. Отмечу, что мы здесь не жируем, «Спартак» один из немногих коллективов, который существует на частные деньги. Клуб с маленьким бюджетом заточен под то, чтобы выжимать из него все ресурсы по максимуму. Мы привыкли работать при таком положении дел.


— Потенциальный покупатель может извлечь какую-то прибыль от приобретения хоккейного клуба?
— Весь российский хоккей убыточен. Да и не только хоккей. Все клубы сидят на дотациях в той или иной степени. У нас, кстати, один из лучших показателей по привлечению средств — атрибутика, билеты, контракты со спонсорами. Прибыли от нас ожидать не стоит. В большей степени, это социальный проект. Но какую-то часть бюджета мы все-таки зарабатываем сами. Плюс ко всему для спонсора будет выгодно увидеть свое имя на бортиках ледовой площадки и на форме клуба со столь многочисленной армией болельщиков.