Вместе с Олегом Знарком тренерский штаб «Спартака» пополнил и его многолетний ассистент и единомышленник Харийс Витолиньш. В интервью пресс-службе красно-белых он рассказывает о своей работе в Швейцарии, о том, что такое современный хоккей и каким мы увидим «Спартак» в новом сезоне.

- Если бы Олег Знарок не возглавил весной «Спартак», вы бы остались работать в «Давосе»?
- Да, скорее всего. Мне сделали предложение о продолжении сотрудничества, я взял паузу, а потом поступил звонок от Олега.

- Как ощущали себя в «Давосе»?
- Интересная работа. Хоккей там больше похож на североамериканский, он более зрелищный за счёт того, что класс команд примерно одинаков. В КХЛ есть топовые команды, мы их все знаем, и они очень прилично по мастерству превосходят остальные. В Швейцарии ровный чемпионат, в котором много непредсказуемых результатов. Тем он и интересен. Все команды стараются играть в активный хоккей, много движения, много борьбы. И всегда стадионы заполнены. Местный чемпионат в Швейцарии очень популярен, болельщиков на трибунах много. Шум, гам…

- Тяжело было прийти на место тренера, который работал в «Давосе» больше 20 лет?
- Мне тоже поначалу казалось: куда я лезу? Арно Дель Курто действительно долго работал и выиграл с командой много титулов. Но у меня была пауза в работе, появилось свободное время, и я многие вещи переосмыслил. Понял, что не надо бояться в жизни пробовать что-то новое. И когда поступило предложение от «Давоса», подумал: это именно то, что мне надо на данный момент. Команда находилась в сложной турнирной ситуации, и мне захотелось доказать, что ситуацию можно исправить. Надо попробовать что-то изменить. Может покажется удивительным, но мой приход и внутри клуба, и болельщиками был воспринят очень позитивно. Видно, что всем хотелось перемен. Да, я тоже думал, что меня начнут сравнивать с Дель Курто, но никаких разговоров не было. Все сказали: давай работай, делай то, что считаешь нужным. Доверие было абсолютным. И я постоянно чувствовал поддержку - и со стороны руководителей «Давоса», и со стороны болельщиков. Мы иногда проигрывали по 3-4 игры, но я не ощущал какого-то давления. Тольку поддержку. Мы понимали, что самые важные игры начнутся для нас в конце, когда надо будет бороться за сохранение прописки в высшем дивизионе. В общем, мне было комфортно.

- Впервые за 25 лет «Давос» не попал в плей-офф.
- Да, для всех это была очень неприятная ситуация. На первых порах меня только и спрашивали: останемся мы в Лиге А или нет? Это был вызов: я должен был вместе с командой решить задачу и остаться в высшем дивизионе. В середине декабря, когда я подписал контракт, отставание от зоны плей-офф было большим, я понимал, что в этом сезоне главное - не вылететь вниз. Это была интересная задача. У меня были предложения из Германии, но я не видел смысла идти в команды, которые в тот момент уже не решали вообще никаких задач. Зачем? В «Давосе» у меня была вполне чёткая задача. Я знал, что все четыре месяца вплоть до окончания сезона буду сконцентрирован на серьёзной работе. Повторю, это то, что и нужно было мне после продолжительной паузы. Да, «Давос» впервые за много лет не попал в плей-офф, а за выживание нам пришлось играть с «Рапперсвилем», командой, имеющей большой опыт игры в таких стыках. Но мы хорошо сыграли.

- Вам же пришлось ещё и на Кубке Шпенглера сразу играть?
- Да, события стремительно развивались. Руководство «Давоса» выбирало из нескольких кандидатур, прошла неделя и, когда я подписал контракт, пришлось сразу же погрузиться в работу. Всего одна тренировка - и надо ехать на две спаренные игры. Один выходной, и начинался Кубок Шпенглера. Четыре игры. В финал мы не попали, и в той ситуации это было даже неплохо: по крайней мере у хоккеистов появился на неделе хотя бы один выходной 31 декабря. А 1 января мы уже собрались на тренировку, так как 2-го возобновлялся чемпионат. Про Кубок Шпенглера? Сколько лет его проводят, но он с годами не потерял своей привлекательности. Очень зрелищный турнир, который собирает тысячи болельщиков. Вокруг сплошной позитив, все радуются хоккею. На результаты смотрят во вторую очередь. Хотя там тоже интересный момент. Турнир выиграла финская «КалПа», которая играла в чисто оборонительный хоккей. Отдавали сопернику шайбу и пространство, даже особо не старались зацепиться в атаке. Со стороны могло показаться, что это крайне пассивный хоккей. Но он принёс результат. Канадцы в финальной игре имели огромное превосходство по владению шайбой, но ничего не смогли сделать против грамотно выстроенной обороны. И можно ли после этого сказать, что финны играют в несовременный хоккей? Мне кажется вообще о хоккее нельзя говорить «современный» или «несовременный». Каждый тренер строит ту модель игры, которую считает правильной. И именно она будет для него современной. Вспомните чемпионат мира: побеждает команда, умеющая прежде всего хорошо играть в обороне. И что, финны выглядели «несовременно»? Глупо. Есть матч, который каждая команда пытается выиграть. И она ищет те рецепты, которые ей помогут это сделать. Если победный рецепт - играть от обороны, значит, его и надо использовать. Любую работу оценивают по результату. Чемпионат Швейцарии выиграл «Берн» с финским тренером во главе. Это была единственная команда, которая играла в строго оборонительный хоккей. И это при том, что в ней выступали несколько сборников и отличные легионеры. Чтобы было понятно: «Берн» по составу - как СКА в КХЛ. Но играл в классический оборонительный хоккей, даже не стараясь сильно цепляться за шайбу в атаке. Нам же трудно предположить, что СКА или ЦСКА с их подбором игроков вдруг начнут действовать от обороны. Но тренер «Берна» посчитал, что такая модель игры для его команды подходит лучше. И - раз он выиграл чемпионат - оказался прав.



- Чемпионат Швейцарии растёт с каждым годом?
- Думаю, да. Много хороших команд, хороших легионеров. Все команды более-менее ровные, все стараются, как я уже говорил, играть в активный хоккей. И на всех матчах полные трибуны. Это очень важный фактор. При таком громадном интересе команды играют на максимуме: шум стоит такой, что ты просто не можешь действовать вполсилы. Там все знают: играя на выезде, надо продержаться первые 10 минут. Неимоверный шум на трибунах, зрители гонят своих вперёд, и нужно время, чтобы привыкнуть к такой обстановке.

- Какое место в чемпионате Швейцарии мог бы «Спартак» занять?
- Мне трудно ответить на этот вопрос. В хоккей везде умеют играть, чемпионат Швейцарии очень серьёзный. Я должен лучше узнать игроков «Спартака», оценить их возможности, чтобы ответить на ваш вопрос.

- Не слишком ли там размеренная жизнь?
- Есть такое. Перелётов нет, самая дальняя поездка - четыре часа до Женевы на автобусе. Как говорят в России, «движухи» немного не хватало. Но в те дни, когда были игры, я целиком погружался в работу, а атмосфера на трибунах тебя только подстёгивала. Болеют действительно очень шумно, играть было приятно.

- Швейцария - страна с высоким уровнем жизни, но в большинстве своём команды играют на очень старых аренах. Почему?
- Мне кажется, они на бытовые вопросы не слишком-то обращают внимание. Как есть - так есть. Люди в Швейцарии совсем не привередливые. Главное, чтобы хоккей был интересен зрителям, чтобы трибуны заполнялись. А то, что, приезжая во дворец, у тренеров нет своей комнаты, где они могли подготовиться к игре, не так уж важно. Иногда нам даже приходилось искать подсобку, чтобы была возможность между собой поговорить до игры и между периодами. С КХЛ, конечно, по уровню сервиса для команд - разница огромная. Но, повторюсь, главный на хоккее - болельщик. У него должна быть возможность выпить пива, покушать и хорошо провести время. Я играл в Швейцарии много лет назад, и с тех пор в этом смысле почти ничего не изменилось.

- В Давосе в декабре будет вынесенный матч между «Ак Барсом» и «Салаватом Юлаевым». Народ соберётся?
- Если «Давос» в чемпионате Швейцарии будет выступать хорошо, то народ может прийти, чтобы просто увидеть другой хоккей и сравнить. Хотя надо понимать, что очень много болельщиков у «Давоса» живут в пригородах или даже в Цюрихе. Захочет ли зритель ехать издалека, чтобы посмотреть неизвестные ему команды - не знаю. Тут много будет зависеть от того, как будет раскручиваться эта игра. Мы видели, что в прошлом году в Цюрихе было не очень много болельщиков, но, возможно, в КХЛ в этом году придумают, как лучше завлечь швейцарского зрителя на трибуны. Сам Давос - город маленький. Но в конце декабря уже приедет много туристов на Кубок Шпенглера, так что арену вполне можно будет заполнить.

- После СКА и сборной вам с Олегом не тяжело будет работать с командой, где нет больших звёзд?
- Нет, такой проблемы не будет. Пауза в работе позволила вздохнуть, набраться сил и энергии для новой работы. И для нас вопрос, есть ли в команде «звёзды», вообще не стоит. Мы хотим работать, «Спартак» - интересный вызов для нас, и с удовольствием будем строить ту модель игры, которая нам близка. Хорошая работа даром не пропадает, она всегда где-то проявится. Мы постараемся вместе со всей командой достичь самых высоких целей.



- Максима Соловьёва, который входит в ваш штаб, вы ещё совсем недавно тренировали в ХК МВД и «Динамо».
- Да, время бежит быстро. Сейчас он на многие вещи начинает смотреть глазами тренера. Это правильно. Иногда шутим на эту тему. Максим говорит, что надо добавить в нагрузках, на что мы ему напоминаем о том, что, когда он был игроком, то, наоборот, выступал за более щадящий режим тренировок. Жизнь идёт, хоккеисты становятся тренерами. Нормальная история.

- С Игорем Улановым вы же пересекались в «Виннипеге» в 93-ем году?
- Да, так и было. Мы знакомы с тех самых пор.

- В какой хоккей будет играть «Спартак»?
- Прежде всего, поставим команде хорошую «физику», чтобы мы могли активно играть. Но не будет так, что будем активно играть в атаке и забывать про оборону. Нет, оборона - самое важное. Пока держишь правильную оборону, есть шанс выиграть матч. Будем искать правильный баланс. Сейчас мы должны понять для себя, какой потенциал у каждого хоккеиста, найти каждому хороших партнёров и отработать различные игровые ситуации. Время есть.

- Патрик Херсли, которого вы хорошо знаете, «железный» участник бригады большинства?
- Его сильные стороны нам, конечно, хорошо известны. Игрок обладает мощным, точным броском, и эти его качества обязательно будем использовать. Противники, правда, про это тоже знают, но наша задача будет сделать так, чтобы угроза исходила не только от Патрика.

- Как вы относитесь к тому, что в России стали массово уменьшать площадки?
- Думаю, это правильное решение. Для простого зрителя такой хоккей будет интереснее. Больше моментов будет возникать на льду, больше силовой борьбы, шайба будет быстрее двигаться. Уверен, «сонных» матчей в чемпионате станет гораздо меньше. Маленькие площадки заставляют игроков быстрее думать на льду.

- Семь игр «Спартака» на старте сезона пройдут через день. Не слишком ли жёсткий график?
- Да, это тяжёлое расписание. Нам надо будет подвести ребят к сезону так, чтобы они справились с таким графиком. Мы привыкли, что обычно на старте три-четыре игры, затем следует небольшая пауза. Здесь пауз не будет.