Юлия Карпова - хоккеист в третьем поколении. Она идёт по стопам отца, чья игровая карьера длилась более 20 лет, и легендарного деда, под руководством которого «Спартак» дважды побеждал в чемпионатах Союза. Сейчас Юлия Карпова - старший тренер команды «Динамо» (Санкт-Петербург) в российской ЖХЛ, неоднократный призёр чемпионатов России, серебряный призёр Кубка европейских чемпионов в качестве игрока. Сегодня, в день рождения Николая Ивановича Карпова, она вспоминает знаменитого дедушку.


- Наверняка хоккей в вашей жизни был всегда, с самого детства.
- Абсолютно верно. Я выросла около катка, так как и папа играл, и дедушка тренировал.

- Николай Иванович ушёл из жизни шесть лет назад. Каким вы его вспоминаете?
- После смерти папы дедушка был самым близким и любимым человеком. Он неизгладимый след оставил в моей жизни. Да и в жизни очень многих людей. Мы были с ним очень близки. Хотя изначально он был против того, чтобы я пошла в хоккей. Но уже позже он принял мой выбор и старался во всём помогать. И на моей волне увлечённости хоккеем мы ещё больше сблизились и очень много времени проводили вместе. Я его очень люблю.

- Ваш дедушка вырос в советское время, когда девчонки в хоккей практически не играли. Как он воспринимал ваше желание заниматься хоккеем?
- Вся семья была против. «Не женское это дело». Тогда в России только начинал развиваться женский хоккей, команд было очень мало. Но мне захотелось себя попробовать. И в «Спартаке» тогда женская команда появилась. Недели две я всех уговаривала, чтобы меня записали на хоккей. По ночам звонила (смеётся). В итоге дедушке это надоело, и он меня привёл в Сокольники.

- На коньки вас кто поставил?
- Помню, мы рано утром приехали с дедушкой в спартаковскую школу, и он меня «передал» тренеру Александру Лейкину. Там была такая каморка маленькая, где девочкам можно было переодеваться. На меня форму хоккейную надели (я сама не понимала, куда и что надевать) и отправили на лёд. И очень быстро на коньках поехала. Некоторые девчонки приходят, начинают ходить на коньках рядом с бортиком, у меня же как-то быстро начало получаться. В 96-ом году пришла, а уже через год играла за профессиональную команду, с которой мы на чемпионате России заняли третье место.

- Это гены.
- Возможно. Но в основном папа и дедушка помогали мне по тактике. Указывали на мои ошибки, помогали их исправить.

- В какой момент они в вас признали своего коллегу?
- Не знаю, насколько тут уместно слово «коллега»? Папа рано умер, я к этому времени всего два года занималась. Он вообще к моему увлечению всё-таки относился скептически. А дедушка, когда я уже подписала контракт и начала профессионально играть, пока был жив, всегда поддерживал и следил за моими успехами. Потом у меня была пауза в карьере, родился ребёнок. Дедушка был сильно рад, когда я вернулась в хоккей. Гордился, что хоккейная династия продолжается.

- В детстве же вы ходили на тренировки деда и отца?
- Папа несколько лет играл в Финляндии и часто брал меня на тренировки с собой. Разумеется, и на всех матчах я была. Тренировки Николая Ивановича помню с того момента, как он начал любительские и ветеранские команды тренировать. Хотя был один эпизод, когда в Москве пытались создать женскую профессиональную команду. Дедушку туда пригласили тренером, и я целый месяц тренировалась под его началом. Но развития этот проект, к сожалению, так и не получил.

- Каким Николай Иванович был дома?
- Тихий, спокойный. У нас бабушка всех «строила» (смеётся). Говорят же, что жена - это шея, в нашем случае так и было. Он не любил дома обсуждать какие-то проблемы, возникающие на работе. Дедушка совершенно искренне был уверен, что у стен есть уши, поэтому о хоккее старался сам разговоры не заводить. Самое главное, что о нём вспоминаю: он никогда никого не предавал и ни о ком плохо не отзывался. Всегда старался а любой ситуации помочь людям. К нему много обращались за помощью, и он никому не отказывал.



- Хоккеисты «Спартака» часто у вас гостили?
- Конечно. Дедушка много общался с Александром Сергеевичем Якушевым, мы с ним продолжаем общаться и сейчас. Шадрин, Старшинов… Люди того поколения - мы всегда с ними пересекались. Раньше Кубок «Спартака» проходил, я на всех матчах была, со многими ветеранами хорошо знакома. Вспоминаю, кстати, эти турниры с большим удовольствием - тогда это была единственная возможность вживую посмотреть на звёзд НХЛ. Старалась приходить на игры и у этих больших людей чему-то учиться.

- Дедушка рассказывал о своих победах на семейных праздниках?
- Повторюсь, он не любил дома много говорить о хоккее - ему хватало этого на работе. Я вот вспоминаю одну историю. В 1970 году дедушку позвали на работу в Японию. Понятно, что люди, выезжающие в капиталистическую страну, были на особом контроле. На карандаше. Возможно, именно поэтому дедушка всегда и считал, что у стен есть уши. Николай Иванович работал со сборной Японии, сумел за короткое время достичь хороших результатов, и, когда японский Император приехал в Москву, он попросил, чтобы ему организовали с дедушкой встречу. Император привёз в подарок самый современный на тот момент телевизор. В СССР таких, понятно, ни у кого не было. Так вот после этой встречи у дедушки телевизор попросили сами понимаете кто и разобрали до винтика - мало ли что может быть внутри. Конечно, без хоккейных разговоров в семье не обходилось, тем более, что дедушка не пропускал трансляции и всегда садился к телевизору посмотреть какую-нибудь игру. Он разный спорт любил, поэтому с удовольствием смотрел и футбол, и баскетбол, и волейбол.

- Что в доме у дедушки напоминало о спартаковских победах?
- Медали, кубки, грамоты. Не всё, к сожалению, сейчас осталось в нашей семье, но, что смогли, мы сохранили.

- Бабушка не ревновала к хоккею?
- Нет, что вы! Она не пропускала матчи, постоянно дедушку сопровождала и поддерживала. Даже когда я начала играть, бабушка меня оберегала. Тренировки в Сокольниках начинались в 7:30 утра, а бабушка с дедушкой жили на Рижской, откуда до дворца ходил автобус. Это было удобно, поэтому я перед тренировками постоянно у них ночевала. Бабушка была очень сильной женщиной.



- Неужели бабушка не переживала, что вы занимаетесь хоккеем, где очень легко получить травму?
- Нет, она не была таким впечатлительным человеком, чтобы из-за этого переживать. Сильная женщина, её даже боялись. Потому что она всегда говорила всю правду в лицо, невзирая, как говорится, на чины и звания. Но ведь знаете как: все же думали сначала, что я чуть-чуть позанимаюсь, мне надоест и я оставлю хоккей (улыбается). Никто и не думал тогда, что хоккей меня захватит с головой. Но мои родные на этот раз ошиблись (смеётся).

- Сколько вы в Финляндии прожили?
- С 88 по 94-й годы.

- Там уже женский хоккей развивали вовсю?
- Конечно. В Финляндии была возможность начать заниматься, но мне не понравилось, что на начальном этапе они начинают играть в рингетт. Это когда шайбу заменяют на резиновое кольцо, а клюшку на палку. Такая разновидность женского хоккея. Из-за этого я в Финляндии и не стала заниматься.

- Почему финны эту игру развивают?
- Она даёт хорошую тренировку на руки. Чтобы раскрутить кольцо и забить его в ворота, нужны очень сильные руки.

- Дедушка в Финляндии у вас гостил?
- Да. Помню, даже с командой как-то приезжал. Он в то время много работал, поэтому часто нас навещать не мог.

- Многие хоккеисты старшего поколения говорят, что Николай Иванович по жизни был везучим человеком. Притягивал к себе победы.
- Мне трудно это оценивать. Но ведь это здорово! В спорте без везения тяжело.



- «Спартак» Николай Иванович очень тепло вспоминал?
- Конечно. Он же «Спартаку» практически всю жизнь отдал. Даже незадолго до ухода следил за всеми матчами, переживал за команду. «Спартак» был для него вторым домом. Да и для меня тоже - благодаря тому, что в СДЮШОР была одно время девичья команда, я и начала заниматься хоккеем. Всю юность там провела, из этой команды вышло много девчонок, которые начали играть на профессиональном уровне, а затем выступали на Олимпийских играх и чемпионатах мира. Было бы прекрасно, если бы в структуре клуба появилась женская команда. Всё-таки обидно, что в огромной Москве нет профессиональной женской команды. Как СКИФ перебрался в Нижний Новгород, так ничего и не осталось. А в Санкт-Петербурге сейчас две команды. Удивительно.

- Дочка ваша играет?
- Да. Это уже получается четвёртое поколение Карповых.

- Канаду скоро начнём в женском хоккее обыгрывать?
- Сейчас много родителей отдают девочек в хоккей. Стало гораздо больше женского хоккея на телевидении, появилась в России профессиональная лига. Это здорово. Придумали много соревнований для молодых девочек. В моё время был только чемпионат России. Сейчас гораздо больше турниров, на которых можно получать хороший опыт и хорошую практику. Когда-то в стране была одна женская сборная, а сейчас их несколько, по разным возрастам. Появилась настоящая система развития женского хоккея. И уровень наших девчонок постоянно растёт. Так что, надеюсь, скоро к Канаде мы приблизимся.

- Люди, когда слышат вашу фамилию, связывают её с Николаем Ивановичем?
- Хоккейные люди, конечно, дедушку помнят. Я ещё очень сильно на отца похожа, так что многие узнают ещё и по внешним данным. Да, многие, узнав фамилию, начинают говорить, что знали или деда, или моего папу. Приятно. Хоккейный мир тесный.