Test message
Каспарс Даугавиньш: На первую зарплату купил кожаную куртку и компьютер
Большой разговор с одним из лидеров «Спартака» минувшего сезона.

Закончившийся регулярный чемпионат стал для нападающего лучшим за семь лет выступления в КХЛ - Каспарс Даугавиньш набрал 40 очков. Самое время узнать из первых уст, что помогло форварду установить солидный личный рекорд.

- Вы набрали 40 очков в «регулярке», и это личный рекорд. Довольны тем, как прошёл гладкий чемпионат?
- Да, это приятно, что смог набрать столько очков. Каждый год стараешься улучшить свои показатели. Знаю, что мог бы записать в статистику ещё больше очков, но начало сезона получилось не слишком хорошим. Но главное, что «Спартак» уверенно вышел в плей-офф, и мы можем принять участие в самых интересных матчах сезона.

- Три гола в ворота «Куньлуня» - одно из главных воспоминаний чемпионата?
- Обычно всегда вспоминаешь что-то негативное, но этот хет-трик… Да, он первый у меня за семь лет выступления в КХЛ. Было приятно наконец-то это сделать.

- В начале сезона у вас возникали какие-то сомнения, что «Спартак» вдруг может не выйти в плей-офф?
- Нет, сомнений в этом не было ни у меня, ни, думаю, у других ребят. Мы знали, что у нас хорошая команда, способная решить эту задачу. Если честно, мы рассчитывали даже чуть повыше место занять, но без небольших спадов не удалось обойтись. Но в плей-офф главное - зайти, а там начинается новый турнир, где шансы есть у всех.

- Прежние команды Олега Знарка иногда журналисты называли бандой, имея ввиду, что они могут любого обыграть, хоккеисты играют друг за друга. Нынешний «Спартак» можно назвать бандой?
- Да, и в этом сезоне нам удалось одержать много красивых побед, где мы сражались на льду друг за друга. Без сплочённого коллектива не удалось бы добиться хорошего результата по ходу чемпионата. А в плей-офф мы сплотимся ещё больше и будем очень неприятной командой для любого соперника.

- Можете вспомнить игру, от которой получили самый настоящий кайф?
- Наверное, назову игру против ЦСКА. «Спартак» много лет не мог обыграть эту команду в официальных матчах, а в этом сезоне нам это удалось. Выиграли в овертайме и прервали неудачную серию. Да и потом, обыграть действующего чемпиона всегда здорово. Такие победы придают очень серьёзную уверенность.



- По ходу нынешней «регулярки» «Спартак» продемонстрировал самую высокую посещаемость за всё время выступления в КХЛ. Когда идёт игра, вы успеваете посмотреть, сколько зрителей пришло на игру? Может, плакаты болельщиков успеваете прочитать?
- Да, иногда на разминке можно прочитать плакаты и улыбнуться: часто болельщики пишут с юмором. А во время игры всегда чувствуешь, что дворец заполнен. Спасибо всем, кто приходит за нас болеть, за классную поддержку. Когда зрители тебя гонят на чужие ворота, это всегда помогает. Я скажу привычную вещь: свои болельщики - это шестой полевой игрок. Ещё раз всем - большое спасибо.

- Осенью был тяжёлый момент для вас, когда пошли разговоры о возможном обмене. Как вы пережили это время?
- Трудно, конечно, было сохранять спокойствие в такой ситуации. Я вроде и играл неплохо, но шайба не залетала в ворота. Понятно, что от меня в тот момент, в начале сезона, ждали голов и передач. Приходилось копаться в себе. Это не первый раз происходило в карьере, я знал, как перебороть себя, как выйти на привычный уровень игры. Вокруг многие говорили, чтобы я не думал о возможном обмене, но совсем не думать об этом было невозможно. Но главное, надо было сделать правильные выводы. В такой обстановке надо одну игру сыграть хорошо, чтобы переломить ситуацию, Мне это удалось. Скажу, что тогда, осенью, меня поддерживали и тренеры, и партнёры, и моя семья, так что всё закончилось хорошо.

- Вы со стороны производите впечатление спокойного человека. На льду взорваться можете?
- Конечно. Любой игрок может взорваться, потому что хоккей - это эмоции. Но в некоторых случаях их приходится сдерживать, терпеть ради команды. В определённых случаях беситься на поле точно нельзя, потому что делу это не поможет.

- В жизни что может вывести вас из себя?
- Это, на самом деле, очень трудно. Я действительно стараюсь контролировать эмоции. Ни разу не было такого, чтобы я из-за чего, образно говоря, мог с ума сойти. Ну, иногда могу чуть-чуть вспылить, когда дети не слушаются. Но только чуть-чуть.

- Когда вы последний раз дрались в обычной жизни?
- Не в хоккее? Было пару раз, когда мне было лет 25. Я, кстати, раньше во время игры много дрался, но потом охладел. Понял, что лучше только на хоккее сконцентрироваться.



- Олег Знарок постоянно тасует звенья. Это создаёт для игроков какие-то сложности или все уже знают, по какой системе играет команда?
- Да, когда все знают тактику, по которой играет команда, то нет огромной разницы, с кем ты выходишь на площадку. Есть какие-то задумки на льду с определёнными партнёрами, но мы все - профессионалы, любой знает своё дело. Я лично привык, что партнёры часто меняются, никаких сложностей для меня нет. Сыграю с любым.

- Какие вещи запрещено делать игрокам во время игры?
- Прежде всего, нам запрещено разговаривать с судьями. Тренеры сразу предупредили, что это их работа. Это правильно, потому что ты отвлекаешься на разговоры с арбитрами, начинаешь заводиться, и это мешает твоей игре. Да, иногда трудно сдержаться, чтобы судье что-то не высказать, но мы стараемся держать язык за зубами. Дисциплина в игре - это очень важно.

- Знарок ведь не против какой-то импровизации на льду?
- Есть конкретная система игры, которой ты должен придерживаться. Но хоккей настолько быстрая игра, что решения ты должен зачастую принимать за доли секунды. И надо чувствовать ситуацию на льду. Не знаю, на мой взгляд, если всё время играть, как робот, то ничего хорошего не получится. И потом: все же команды уже изучили друг друга. Поэтому импровизация - это возможность поставить соперника в тупик. Поэтому, да, есть система игры, особенно, в зоне защиты, но импровизацию никто не отменял. И нас за неё казнить никто не будет.

- Вы рассказывали о своём небольшом бизнесе в Риге, где у вас есть свой спортбар. В сезоне есть время уделить время делам не хоккейным?
- Бизнеса больше нет. Решил этот бар продать. Трудно заниматься бизнесом, когда идёт сезон. Невозможно контролировать ситуацию, тем более, когда работаешь за границей. Я попробовал и понял, что совмещать профессиональный спорт и бизнес очень и очень трудно. Может, после окончания карьеры снова к этому вернусь.

- Тяжёлое было решение?
- Нет, довольно спокойно всё прошло. Всё-таки в тот момент, когда решили открывать спортбар, я больше рассматривал это как хобби. Просто захотел попробовать, тем более, что первоначально пришлось вложить не так уж много денег. Но знаний не хватало - ни у меня, ни у партнёра. Всё-таки ресторанный бизнес требует специальных знаний, недостаточно просто дать денег и потом ждать отдачи. Так что решение о продаже бара далось мне, скорее, даже легко, потому что теперь могу сконцентрироваться только на своей хоккейной карьере.



- В некоторых командах стали практиковаться специальные лекции для игроков: как общаться с прессой, как не потерять свои деньги. Это правильная история?
- Да. Чем больше знаний, тем лучше. В Америке я такие лекции посещал перед началом каждого сезона. Профессиональному спортсмену очень важно знать, как обходиться с деньгами. Карьера не такая уж долгая, сейчас ты в игре и получаешь большие деньги, но всё это может быстро закончиться. И морально будет трудно найти себя в другой жизни. Вложить деньги надо правильно. И, вроде бы, вложить деньги можно очень легко, но так же легко можно всё потерять. Таких случаев много. Надо думать об этом уже сейчас, когда играешь в хоккей. И то же самое про общение с прессой. Что можно говорить журналистам, что нельзя. Современный хоккей нельзя представить без журналистов, благодаря их работе, в том числе, люди и приходят на трибуны. Не было бы болельщиков, какой смысл было бы платить нам зарплату?

- Дайте пару советов молодым игрокам, как правильно сохранить свои деньги?
- Одного универсального способа нет. Деньги не должны просто лежать мёртвым грузом на счету. Деньги должны работать. Надо найти банк, которому можно доверять, и положить деньги под проценты. В России банки сейчас предлагают неплохие проценты по вкладам. 5-6% годовых всё равно позволяют что-то заработать.

- Но бизнесом лучше заняться после карьеры?
- Каждый должен сам для себя решить. Но, на мой взгляд, лучше после карьеры. Любой бизнес требует контроля. И знаний.

- На что вы потратили свою первую зарплату в хоккее?
- Купил кожаную куртку и компьютер. А на вторую - небольшой скутер. Года два на нём ездил. Мотор маленький, права не требовались. Шлем только купил и погнал. В школу ездил в хорошую погоду. Но любовь к мотоциклам у меня осталась, тем более перед хоккеем я немного занимался мотоспортом.

- Сейчас у вас есть мотоцикл?
- Нет. Закончу с хоккеем, наверное, куплю. С возрастом появилось чувство страха, поэтому на высокой скорости ездить точно не буду. Так, для удовольствия.



- В кожаных куртках раньше много ходило людей.
- Да, особенно в 90-е. У многих ребят в команде были, мне тоже захотелось. Но долго я её не проносил. В ней было слишком жарко.

- Вы задумывались над тем, чем бы хотели заниматься после окончания карьеры? Тренером себя видите?
- Трудно сказать. Пока не знаю. Мне кажется, я могу поделиться своим опытом с теми, кто начинает играть в хоккей. Нравится тренировать детей, что-то им подсказывать. Но станет ли этой моей профессией в будущем? Сейчас нет твёрдого ответа. Размышлял немного над этим и, думаю, профессиональным тренером мне бы не хотелось работать. Это значит опять не видеть семью, опять не иметь много свободного времени. По сути, ещё одна хоккейная карьера. Тренер тоже дома не бывает. Тренировка закончилась, а ему надо готовиться к игре, смотреть видео, разбирать тактику соперника. Тяжёлая работа. Вот генеральным менеджером какого-нибудь клуба я бы попробовал поработать. Ха-ха. Летать много не надо, я это совсем не люблю, связи у меня в хоккее есть, разговаривать с людьми умею. Так что это мне ближе.

- Вы ещё рассказывали, что собираетесь дом строить в Риге для семьи. Уже приступили?
- Да, собираю последние бумаги. Надеюсь, что в конце марта приступим к строительству.

- Лёд будете заливать рядом с домом?
- Можно будет попробовать. Правда, зимы-то уже не стало. Дом будет рядом с озером, но ведь оно теперь не замерзает. У нас в Риге этой зимой снег выпал от силы два-три раза. И быстро растаял. Как и в Москве. И как с такой зимой на улице играть?

- Ваш папа работает в рижском «Динамо», которое уже шесть лет не может выйти в плей-офф. Понятно, что вы играете в «Спартаке», но с ним как-то обсуждаете ситуацию в клубе из вашего родного города?
- Папа напрямую не связан с клубом. Папа - технический директор на арене, где играет рижское «Динамо». Он отвечает за то, чтобы были все необходимые условия для хозяев, гостей, судей. То есть занимается технической стороной хоккея. В самом «Динамо» он не работает, в хоккейную часть не лезет. Конечно, ему обидно, что команда много лет не может попасть в плей-офф, что падает посещаемость из-за неудачного выступления «Динамо». В Риге же очень любят хоккей.


Интервью опубликовано в официальной программе, вышедшей к шестому матчу плей-офф (12 марта 2020 года).