Test message
Егор Юдов: Мы глядели на табло и понимали, что совершили чудо
Мы разыскали обладателя Кубка Харламова в составе «Спартака», который исчез из поля зрения.

Егор Юдов выиграл со спартаковской «молодёжкой» Кубок Харламова, запомнившись гениальной передачей на Илью Павлюкова в «золотом» матче. Затем были игры за основу «Спартака», пропущенный сезон, три игры в Казахстане… Мы разыскали форварда, который исчез из поля зрения.

- Где мы вас застали своим звонком?
- Я в Москве и стараюсь из дома не выходить. До магазина «гуляю» и всё. Смотрю телевизор, фильмы, сериалы, играю в FiFA. Временами смотрю видео по работе, которые нужны, например, разбираю хоккейные матчи. В FIFA играю давно, ещё когда был хоккеистом, играл на сборах и выездах.

- Сколько часов в день можете играть?
- Могу часик, а могу и несколько часов провести за приставкой, особенно если игра идёт

- Вы упомянули работу. Вы же сейчас тренируете в «Крыльях Советов»?
- Да, именно так. Я официально с этого сезона тренирую малышей 2014 года, помогаю главному тренеру в команде 2013 года. И с 2005 годом тоже работаю, но с ними упражнения совсем другие - там всё по-взрослому. А с малышами, кстати, очень приятно работать, потому что у них очень много энтузиазма.

- Когда заканчивали карьеру игрока, уже понимали, что будете тренером?
- В течение нескольких лет я занимался вообще другими делами, потому что приходилось как-то зарабатывать. Кстати, у меня было образование, и поэтому меня взяли на работу, но это позднее.

- Вы РГУФКСиТ заканчивали, когда в МХЛ играли?
- Нет, я поступил чуть попозже, поэтому и закончил его позднее.

- Решение об окончании карьеры далось тяжело или прошло в спокойном режиме?
- Не знаю, как обьяснить? Легко или тяжело? Психологически было неприятно, потому что когда в голову лезут мысли о том, что надо заканчивать, - это не хорошо. То есть пару лет назад, когда закончились отношения с «Химиком» и системой «Спартака», у меня, естественно, начали появляться мысли, что надо искать команду. Сразу не получилось никуда попасть, а в следующие пару лет были неприятные моменты, связанные с травмами. Не могу сказать, что мне было прямо очень грустно заканчивать, но история неприятная.

- История закольцевалась. Сейчас вы там, где начинали играть в хоккей - в «Крыльях Советов».
- Вообще я начинал в команде «Радуга», которая сейчас называется «Ястребы». Там научился кататься, а потом Сергей Иванович Касьянов, царствие ему небесное, замечательный тренер и человек, перевёл меня и много других игроков в «Крылья», так как он работал и там, и там. Ну и лет с семи-восьми я уже был в «Крыльях». До окончания школы. Эту команду я считаю родной.

Юдов-4.jpg

- Первый сезон в МХЛ вы провели не в «Спартаке», а в «Капитане».
- Так получилось, что я проиграл там целый сезон вместе с Димой Воробьёвым. Но тогда в «Спартак» по ходу сезона пришёл Олег Браташ, и он сразу сказал, что, как будет возможность, он нас заберёт. Через сезон всё удачно сложилось, и я попал в «Спартак».

- Выходит, Браташ оказал серьёзное внимание на вашу карьеру?
- Это был серьёзный шаг - перейти в такую знаменитую, великую команду, как «Спартак», пусть и не во взрослую команду. Для меня это был шаг, который означает, что я на правильном пути, и надо было дальше развиваться. В «Спартаке» я провёл прекрасное время.

- Вы стали тренером и теперь по-другому на хоккей смотрите?
- Когда играл, думал, что тренером быть полегче, а на самом деле это сложно. Профессии хоккеиста и тренера настолько разные в плане психологии! Быть тренером непросто, хотя и очень интересно. Ты смотришь на хоккей и игроков с другой стороны. Ты должен чувствовать и понимать, кто как играет - всё совсем по-другому и приходится перестраиваться.

- Если бы вы сейчас посмотрели на себя пятнадцатилетнего, что посоветовали бы?
- Надо добавлять в желании, дисциплине и агрессии. Я, конечно, всегда старался и слушал внимательно тренера, потому что не слушающий игрок - это плохой игрок. Да, какие-то вещи я бы изменил, хотя на самом деле сейчас об этом легко говорить.

- В 2015 году вы сыграли 6 матчей за основу «Спартака». Это вершина карьеры?
- Я тоже так думаю, потому что был первый сезон в ВХЛ, и я, вроде, неплохо играл. И сразу меня подняли в КХЛ. Это был шок. Первые пару дней я был на таком подъёме, что не верил своему счастью. Первый вызов в команду КХЛ был как праздник, хотя я даже ещё не сыграл ни одного матча. Это был самый высокий момент в карьере.

- Вы за эти шесть матчей успели от чего-то обалдеть?
- Меня больше впечатлил не сам уровень игры, а, скорее, сами хоккеисты. Я же видел многих только по телевизору, а потом оказалось, что стою перед матчем с ними в подтрибунном помещении и могу общаться. Шок от этого перед игрой с «Ак Барсом» был даже больший, чем от уровня игры. Везде все играют более-менее одинаково, хотя, понятно, что мужики, все «на опыте». Но игра началась, у меня было приятное волнение только в первых двух сменах, а потом уже всё пошло нормально.

- Вы выиграли Кубок Харламова с МХК «Спартак». Вам это сейчас как-то помогает, когда вы пошли работать тренером?
- Не могу сказать. Но когда пишешь резюме, то это указываешь, и, наверное, люди обращают внимание, особенно знающие. Думаю, помогает немного.

IMG_8249.JPG

- Кстати, вы не думали, что в МХЛ могли бы и вас в тот год назвать MVP плей-офф? У вас было 7+7 в статистике.
- Честно говоря, об этом не думал даже и близко. Было большое желание играть. И всё. В голове тогда были совсем другие мысли.

- Кстати, многие помнят ваш хет-трик в полуфинале с «Барсом». Это воспоминание на всю жизнь?
- Думаю, да. Это было, конечно, круто, мы тогда провели отличный матч, ярко и быстро разобрались с «Барсом». Но были и другие моменты чуть ли не в каждом матче, которые оказались запоминающимися для команды и лично для меня.

- Какое у вас самое яркое впечатление от седьмого финального матча?
- Последние секунды, когда мы глядели на табло и понимали, что, скорее всего, мы уже выиграли и совершили чудо, потому что в нас никто не верил. Потом болельщики начали кричать, и мы все вместе начали праздновать и на льду, и в раздевалке.

- А многие помнят ещё ваш пас на Илью Павлюкова в седьмом матче. Не каждый вот так в падении сможет сделать передачу. Просто невероятный проход.
- Честно говоря, бывают такие моменты, в которых ты особо не задумываешься, тело работает, и всё происходит автоматически. Я не знаю, как так получилось, может, и повезло.

- Лично вам по ходу «золотого» сезона было понятно, что та команда - претендент на кубок?
- Я старался не думать о том, что будет впереди. По игре и по тому коллективу, что у нас был, по тому, как нас вёл тренерский штаб, было понятно, что мы - крепкая команда. Выигрывали за счёт характера, дисциплины и командных действий, а не каких-то звёзд. Были мысли, что у нас есть шанс пройти далеко.

- Как вы пережили победу? Некоторые отмечали два-три дня.
- Ничего сверхъестественного не было, но было приятно, что мы таким дружным коллективом прошли от начала и до конца. В этот вечер открыли шампанское в раздевалке, а через несколько дней уже «Спартак» пригласил в ресторан, где были болельщики и руководство. Гуляли действительно несколько дней. А потом как-то вся эйфория начала проходить.

- Следующий сезон в «Спартаке» был, наверное, странным? Ведь не было команды КХЛ.
- В какой-то степени. Я считаю, что когда ты выигрываешь какой-то чемпионат, тем более в таком возрасте, то надо стараться сразу на ступеньку выше подняться или хотя бы постараться это сделать. Например, начать играть в ВХЛ. Тот сезон был крайне неудачный во всех смыслах. Самое трудное удержать титул, а не выиграть его первый раз.

IMG_8739.JPG

- Тем не менее МХК «Спартак» классно начал новый сезон и выиграл Кубок мира. Причём команда чудом вышла из группы.
- В нас там никто не верил, и случились действительно какие-то чудеса на этом турнире. Даже когда мы летели в самолёте с комментаторами КХЛ ТВ, они спрашивали, как мы собираемся играть, учитывая что 85% игроков команда потеряла. Мы из группы вышли только благодаря ХК «Рига», они там кого-то обыграли. А потом мы выиграли трофей.

- Почему вы пропустили сезон-2017/18?
- Я небольшой любитель общаться с агентами и представителями команд, потому что считаю, что это их работа. Агент у меня был примерно год, но перед началом того сезона с ним контракт закончился. Искал команду либо сам, либо знакомые как-то помогали. И напоролся. Я поехал в одну команду, но там был неподходящий для меня уровень. Весь год тренировался, и мне ещё приходилось работать, потому что тренировок и бесплатной формы не бывает. Прошёл целый год, и я начал задумываться, что что-то делаю не так. Не знал, что будет на следующий год с хоккеем.

- Где работали? Как тренировались?
- Работал в одной компании и занимался, так скажем, физическим трудом, но при этом поддерживал форму: бегал, прыгал, ходил на дополнительные хоккейные тренировки, когда была возможность, катался с ребятами. Постоянно искал лёд. Даже начал бегать кроссы, которые всю жизнь не любил и бегал плохо, а тут других возможностей было немного. Уже мысли появлялись не очень приятные… Это был первый такой звонок. Впервые оказался в ситуации, что у меня летом не было команды.

- В 2019 году вы съездили в команду «Темиртау» из Казахстана на 3 игры и набрали 2 очка. Почему там не остались?
- Ситуация была запутанная с самого начала. Я поехал в другую команду ВХЛ, прошёл просмотр и сборы, и там меня поставили в первое звено. А через некоторое время руководство сказало, что во мне почему-то не нуждаются. Поехал в «Темиртау» и уже тогда понимал, что это последний шанс. Либо играю, либо всё. Ехал я вообще в «Сырыарку», но сначала надо было поиграть и показать себя в «Темиртау». Набрал хорошую форму и начал играть, а в середине третьей игры ударили в то самое колено, которое меня ещё с детства беспокоило. Нога в итоге и подвела. Мне сделали МРТ, снимки. Травма оказалась серьёзной, и мне пришлось команду покинуть, хотя это была лишь третья официальная игра за два года. Начало осени. Разорвал контракт и уехал домой. После этого и пришлось завершить карьеру. Весной залечил травму и в августе пришёл в «Крылья Советов». Ну а дальше я уже всё рассказал.