В связи с переездом склада, отправление заказов будет задерживаться на неделю.
Андрей Зубарев: Последний месяц «регулярки» был на нервяке
Один из самых опытных защитников «Спартака» - о завершившемся сезоне.

В интервью пресс-службе красно-белых 34-летний защитник Андрей Зубарев, впервые в карьере сыгравший в «регулярке» 58 матчей, попытался найти объяснение раннему завершению сезона для «Спартака».

- Как бы одним словом вы охарактеризовали нынешний сезон?
- (задумывается). Неудовлетворительный.

- Многие эксперты отводили «Спартаку» 4-5-е место в конференции, но в итоге команда лишь в последний момент забралась в плей-офф. Почему?
- Тут нет ничьей вины, кроме вины игроков. Мы знали, что у нас опытный тренерский штаб, знали, какую задачу нужно было выполнить. И мы верили, что нам это по силам. Увы, мы не оправдали ожиданий. Причины? Тяжело что-то сказать. Я бы не хотел всё списывать только на ковид. Через это прошли все клубы КХЛ. Да, у нас не получилось на предсезонке заложить нужную базу, вся команда в этот момент не могла тренироваться, но эти разговоры, как говорится, в пользу бедных. Результата нет, и это наша вина.

- Если бы вы могли что-то изменить, прокрутить фарш назад, то что бы вы сделали?
- У меня нет ответа на этот вопрос. Не знаю.

2212_078.jpg

- Сезон для «Спартака» и для вас лично закончился 9 марта. Что вы почувствовали в тот момент?
- По-моему, это второй раз в моей карьере, когда я вылетел в первом раунде. Непонятные чувства. Кто-то продолжает играть, напротив нас в раздевалку приезжает соперник, чтобы сыграть с ЦСКА, а мы - в отпуске. Белая зависть к тем, кто продолжает играть. И разочарование от того, что для нас закончилось всё очень рано. Мы все вынуждены это принять как должное. Обидно.

- Что мог противопоставить «Спартак» в серии с ЦСКА?
- Мне кажется, мы боялись победить. Очень много совершили глупых ошибок. Не было у нас «инстинкта победителя».

- После первого матча с ЦСКА вы сказали, что это «игра, а не война». Но многие ждали именно «войны».
- По моментам нам удалось не сильно уступить сопернику. Но этого оказалось недостаточно. А про «войну»? Да, возможно, настоящей хоккейной злости нам не хватило.

Егор Круженков: В отпуске прыгну с парашютом
21-летний нападающий «Спартака» впервые в карьере принял участие в 13 матчах чемпионата КХЛ, получая от тренеров около восьми минут игрового времени.
spartak.ru


- Кто-то из журналистов писал, что «Спартак» был хуже соперника физически. Нам кажется, что это не так.
- Мы были хуже с точки зрения выполнения игрового задания.

- Тяжело было весь февраль играть в режиме плей-офф?
- Эмоций в феврале мы действительно потратили много. Мы не имели перед плей-офф времени, чтобы ментально к нему подготовиться. Последний месяц «регулярки» был на нервяке, от каждой игры зависело, попадём или не не попадём в восьмёрку. Только две последние игры мы могли провести более-менее спокойно, так как «Витязь» к этому времени проиграл в Хельсинки и лишился шансов нас догнать.

- ЦСКА и СКА в пятый раз за последние шесть лет сыграют в финале «Запада». Это плохо для Лиги?
- К этому уже все привыкли. Я ждал, что во втором раунде «Динамо» сможет составить конкуренцию СКА, а Ярославль поборется с ЦСКА. Да, борьба была, но в финале конференции опять играют СКА и ЦСКА. Плохо ли это для Лиги? Есть и другие вещи, на которые надо бы обратить внимание.

- Как можно выровнять возможности команд?
- Здесь для меня очевидно: многое упирается не в «потолок зарплат», а в «пол». Если «пол» очень маленький, то в команды, которые с трудом вписываются в нижний предел, ты никак не сможешь подписать игрока с достаточно хорошим уровнем мастерства. Он выберет другую команду, где ему дадут выше контракт. Много нюансов. Если бы разница между полом» и «потолком» была бы миллионов двести, тогда это могло бы сделать составы ровнее, а когда разница плюс-минус в 600 миллионов, то уже тяжело рассчитывать на равные возможности при комплектовании команд.

2312_044.jpg

- В 34 года вы впервые сыграли в «регулярке» 58 матчей. Как себя чувствовали?
- Супер. Когда много играешь, сезон пролетает очень быстро. И, наоборот, когда играешь мало, сезон по ощущениям длится очень долго. И эмоционально очень тяжело. Спасибо тренерскому штабу, что давали много времени на льду. Я пропустил действительно всего две игры: однажды не попал в состав, а перед плей-офф тренеры дали возможность отдохнуть, сделав большую ротацию. Самое главное для меня - приносить пользу. На каком-то сайте недавно увидел голосование болельщиков, которые посчитали, что первым игроком, кого надо поменять, должен быть я. Что ж, это их мнение, я его уважаю.

- Вы переболели летом коронавирусом. Как это отразилось на ваших физических кондициях?
- Лёгкие меня вообще не беспокоили. Были небольшие нюансы с работой сердца. Я про это знал. Это касалось только тренировочного процесса. Во время матчей было всё в порядке. Врачи контролировали мою ситуацию, в целом всё было в норме за исключением маленьких нюансов. Ну и отсутствие полноценной предсезонки я тоже чувствовал. Хотя у меня были игры по 22 минуты, и я спокойно с нагрузками справлялся. Выдержал бы и 25 минут, не проблема.

- Врачи так до конца и не знают, как коронавирус отражается на профессиональных спортсменах.
- Да, эпидемия ещё не закончилась. Должно пройти несколько лет, чтобы проведённые исследования позволили составить полную картину происходящего. Вот у меня после «короны» возникли нюансы по сердцу. Слышал от врачей, что я такой далеко не один. Надеюсь, что врачи найдут решение, чтобы справиться с последствиями заражения этим вирусом.

- Прививку будете делать?
- Пока не знаю. Слишком много разной информации, пытаюсь всё взвесить. Прививка тоже даёт иммунитет только на 5-6 месяцев. В общем, я для себя пока не решил.

- После матчей с ЦСКА команда отдыхала две недели, но вы вернулись в тренажёрный зал уже спустя пять или шесть дней. И тренировались не меньше, чем перед сезоном. Зачем?
- Я не всё могу рассказывать. Цель у меня есть. Плюс у меня семья в Москве, утром я отвожу дочку в садик, после чего есть много свободного времени. Лучше это время провести в зале. Я привык много тренироваться.