Продолжаем публикацию книги Вячеслава Старшинова «Я - центрфорвард» в преддверии юбилея легендарного нападающего «Спартака». Книга увидела свет в 1971 году.

Первая часть I Вторая часть I Третья часть I Четвёртая часть I Пятая часть I Шестая часть I Седьмая часть I Восьмая часть I Девятая часть I Десятая часть

С развитием нашего хоккея стали всё отчетливее выявляться различные тактические схемы ведущих команд. Например, тактика динамовцев в обороне долгое время называлась «пять в линию». Чтобы не путать этот тактический термин с футбольным, можно даже назвать этот рисунок «пять на линии». В чём её смысл? Теряя шайбу в зоне противника, все игроки звена немедленно откатывались к своей синей линии и там останавливались, образуя этакий неподвижный забор — заслон. Динамовцы, стоя на месте, встречали атаку. Неподвижные, но готовые к старту, они лучше могли увидеть все маневры соперника.
Атака динамовцев в те времена тоже строилась своеобразно. Широкий манёвр всей тройки нападающих заканчивался стремительным входом в зону по краю и сильным пробросом вдоль ворот. Задачей другого крайнего было «замкнуть» дальнюю штангу...
Традиционно трудным противником для «Спартака» совершенно справедливо считается воскресенская команда «Химик». Пожалуй, «Химик» трудная команда не только для нас, спартаковцев. И мы и армейцы не так уж редко проигрываем этой своеобразной, интересной команде. «Химик» — гроза лидеров. В чём же своеобразие игры подмосковных хоккеистов? Скажем, ЦСКА имеет в своих рядах достаточно выдающихся игроков нападения и обороны, физически очень сильных, вооруженных технически «до зубов». Армейскому клубу сам бог велел играть тактикой силового давления — тактикой полного превосходства. Другое дело «Химик». В боевых порядках воскресенской команды нет звезд фирсовской яркости. Игроки не так мощны физически, да и техника у них не на таком высоком уровне, как у армейцев. И тренер «Химика» Николай Семёнович Эпштейн, исходя из имеющегося у него подбора игроков, считает тактику пассивного прессинга самой подходящей, самой рациональной для своей команды.
Прессинг. Этот термин пришел в хоккей из баскетбола. В хоккее существуют два вида прессинга. Один прессинг пассивный: мешать принимать шайбу, мешать её передавать, мешать двигаться с ней и т. д. И эта тактика не раз приносила успех упрямцам из «Химика».
Выезжая на лед играть против воскресенцев, заранее знаешь, что они будут играть пассивный прессинг. Овладев шайбой, они будут стараться удержать её как можно дольше... Атаковать будут только тогда, когда предоставится стопроцентная возможность атаковать без риска. Мы теряем шайбу, а наш соперник из Воскресенска вместо того, чтобы идти вперёд, откатывается назад... Какое же тут нужно терпение, чтобы не потерять самообладание в этом прессинговом «маринаде»! А воскресенцы упорно дезорганизуют, расстраивают нашу игру. Ткут паутину из бесконечных, монотонных, неатакующих передач. Они ждут наших ошибок и умеют их дождаться...
Но «Химик» не всегда ограничивает себя пассивным прессингом, команда умеет играть и другой прессинг — активный. Это значит: всё делается, как и при игре в пассивный прессинг, плюс готовность номер один к контратаке, как только шайба отобрана у соперника.
Спартаковцы, например, бросаются на игроков, владеющих шайбой... Их тут же «отрезают» точным острым пасом, и вот она, острейшая контратака, на которую хоккеисты Н. С. Эпштейна великие мастера. Наши же атаки как бы вязнут в обороне «Химика».
Но вот игроки прессингующей команды теряют шайбу в зоне противника. В этот момент один из их игроков устремляется к сопернику, владеющему шайбой, причём старается не отобрать шайбу, а помешать сопернику точно и своевременно отпасовать. Заставить соперника двигаться с шайбой двадцать, а то и тридцать метров вперёд, как бы приглашая его в свою зону... В это время другие игроки прессингующей команды прикрывают других соперников. Атакующему приходится играть в одиночку. Если это защитник, значит, у него не слишком высокая скорость. И вот этот защитник выезжает в среднюю зону... Разумно ли встречать его тут, в его зоне, остановить и попытаться отобрать шайбу? Предположим, вы отберёте шайбу у защитника, но он ведь всё равно останется перед вами, готовый снова бороться, теперь уже в защите! Его позиция благоприятна для продолжения борьбы. А если поступить иначе? Не нападая, сравняться с этим защитником в скорости, дать ему войти в среднюю зону, пересечь красную линию и напасть здесь, на своей половине, на рубеже синей линии. Что это дает? Контролируя действие соперника, а затем отбирая шайбу, вы оставляете защитника сзади. И тот, как правило, не успевает вернуться, чтобы выполнить свои функции в обороне. Это и есть острая, опасная, грамотная контратака. Тут надо правильно настроить себя, понимать самую суть игры, не бояться отступать, отдавать территорию, если это создает благоприятные предпосылки для контратаки…



Впервые в составе сборной СССР наша спартаковская тройка выступила на первенстве мира в Женеве. Это было в 1961 году. Сборная была очень сильной. В нападении выступали тройки: Локтев - Альметов - Александров, Цыплаков - Якушев - Снетков и наша тройка. Начало чемпионата было многообещающим: мы выиграли у шведов, победили сборную Соединенных Штатов Америки со счетом 13:2! Появилась уверенность в своих силах и отличное настроение.
Однако испытания ждали нас во встрече со сборной Чехословакии. Тактика этой очень сильной команды во встречах с нашей сборной напоминала тактику «Химика». Точные, несколько монотонные, скрупулезные перепасовки. Множество запутывающих, мягких передвижений без всякого признака атакующего рывка... Ожидание ошибки... Игра из засады.
Наши соперники донимали, что против них играет молодёжь. Азартная, чуть-чуть безрассудная, идущая на риск иногда без особой необходимости... Тренеры предупреждали нас: «Не ныряйте в этот омут!.. Не бросайтесь на соперников».
Где там! Рвались вперёд, только вперёд! А чехословаки нас методически, спокойно «отрезали» и контратаковали. В результате поражение - 4:6. И оно лишает нас первого места.
Правда, тогда нас, совсем молодых спортсменов, это не особенно огорчило, во всяком случае, меньше, чем ветеранов сборной Николая Сологубова, Ивана Трегубова... Всё-таки первая в жизни медаль! Не золотая, но медаль! На чемпионате мира 1963 года мы уже были взрослее. И это помогло нам выиграть тактическую дуэль. Мы научились видеть слабые и сильные стороны соперников. Советские тренеры удачно объединили тактику силового давления с активным прессингом. Это тактическое новшество позволило сборной команде СССР играть надёжно в защите и чередовать тактику осады ворот соперника с острыми неожиданными уколами контратак...
На первенстве мира в 1965 году в финском городе Тампере прекрасно выступала сборная команда Чехословакии. К этому сезону в команде чехословаков появились интересные мастера хоккея: братья Холики, Влад. Недомански, Клапач, Сухи... И сборная Чехословакии смогла перейти к тактике силового давления. Нашим главным соперником на чемпионате в Тампере удалось накануне матча с нами разбить вдребезги канадцев - 8:0! Чехословаки были без пяти минут чемпионами, но для этого им нужно было выиграть у нас. Мы понимали, что и в игре с нами они применят тактику, которая принесла им великолепную победу в матче со сборной Канады.
Тренировка накануне этой памятной встречи должна была длиться один час. На тренировке мы проигрывали тактическую схему предстоящего матча. И, видимо, уловили суть её неплохо, потому что тренеры после первых 30 минут двусторонней игры остановили тренировку. Все тренерские задания были выполнены. Перед нами ставилась задача упредить соперников в этой игре. Начать игру сильнейшим спуртом, соединяя тактику силового давления с активным прессингом, и в первом периоде решить соревнование в свою пользу.
И вот встреча началась.
Выигрывая шайбу, мы шли вперед, наращивая скорость движения и темп передач. Создавая вихревые комбинации, не давая сопернику времени опомниться, разобраться в происходящем... (Это тактика известная. Уже который год ЦСКА начинает так свои встречи с противником, которого считает сильным.)
Но если шайбой уверенно завладел защитник чехословаков, то тактика тут же менялась. Нападающий не врезался сломя голову во владеющего шайбой, а притормаживал, пристраивался к нему и мешал сделать передачу... Обычно это манёвр выполнял центрфорвард. Наши крайние нападающие прикрывали крайних нападающих противника, а на их защитника, владеющего шайбой, нападали уже на нашей половине площадки, между красной и синей линиями. Крайние нападающие обеих команд тормозили у синей линии, и наши крайние исподволь готовились к внезапному старту... Если в этой ситуации нам удавалось отобрать шайбу, то сразу же возникала острейшая контратака, причём первой же передачей «отрезался» минимум один защитник.
Первый период закончился со счётом 2:0 в нашу пользу. Во втором и третьем периодах мы играли тактикой активного прессинга, так как счёт нас устраивал, и мы могли играть не слишком рискуя. Встречу у очень сильного соперника нам удалось выиграть со счетом 3:1, и это был очень важный шаг к золотым медалям чемпионата...
Мы заметили, что чехословацким хоккеистам, как бы это сказать поточнее, не хватает характера, что ли... Ну, в самом деле, сколько раз сборная Чехословакии была чемпионом мира без пяти минут... Достаточно было сыграть последний матч вничью, не выиграть, а сыграть вничью... Так было в 1965 году, и они проиграли нам. Так было в 1969 году, и они проиграли шведской сборной...
В Любляне в 1966 году им тоже нужна была ничья в игре с нами. Но стоило нам встретиться, даже не в игре ещё, а на разминке, как стало ясно, что настроение у наших соперников совсем не боевое... Они не разминались, а только смотрели на нас... А мы, заметив их робость, обрели небывалую уверенность и сразу же обрушили на соперника такой спурт, что уже к шестой минуте первого периода выигрывали со счетом 4:0!
Тактика должна быть гибкой, даже, пожалуй, чуткой. Необходимо учитывать и сильные и слабые стороны соперника. Его технику, его характер, его умение противостоять неожиданностям и многое, многое другое, в том числе и его настроение...
Так случилось, что и наша команда и команда армейцев играют тактикой силового давления... После того как «система» перестала применять прессинг против нашего звена, мы играем в открытый хоккей. И, не навязывая никому свою точку зрения, я считаю, что только открытый хоккей может быть большим хоккеем. В наших встречах с ЦСКА почти всегда идёт открытый, честный хоккейный бой. И если у армейцев игра более выверенная, отлаженная, в ней высокий, классный стандарт, то у нас, мне кажется, больше тут же, на площадке, возникающих импровизаций…



Можно всё знать о хоккейной тактике, прекрасно понимать её и всё же... Для того чтобы играть в хоккей, нужно прежде всего быть в состоянии осуществлять трудоемкие технические приемы, решать сложные тактические задачи. Как и во всяком другом виде спорта, физическая подготовка является фундаментом, на котором держится все здание. Есть люди одарённые физически от природы, самородки-богатыри, но ведь это единицы...
Как-то августовским утром мы были на очередной тренировке на катке «Кристалл» в Лужниках. Пригревало солнышко, шумели на ветру березы. У самого входа на каток голубела куртка Саши Якушева, растянувшегося на скамейке. Я уже закончил занятия. Раздевшись, вынес просушить на солнце свою хоккейную амуницию... Приятно было ступать босыми ногами по нагретым каменным плиткам, между которыми пробивалась мягкая трава. Приятно было подставлять усталое тело под горячие солнечные лучи...
Меня ждал мой друг. Мы оба разомлели на солнышке и лениво беседовали... Поглядев куда-то за мою спину, мой друг спросил меня:
— Что это, новенький, что ли? Какой-то уж очень маленький парень... Худенький...
Мне не хотелось оборачиваться, и я сказал:
— Ты же всех наших отлично знаешь. А новые — все здоровые ребята.
Друг не унимался.
— Да нет, ты посмотри, даже не верится, что спортсмен...
Я обернулся… Там, за моей спиной, раскладывал свои хоккейные доспехи не кто иной, как Борис Майоров... Правда, он был в одних трусах...
А это ли не хоккейный богатырь?

В юности нам не удалось найти школу физического воспитания. Приобретали навыки, так сказать, на собственном опыте. Постоянно искали, пробовали новые и новые упражнения, закрепляя полезное, отбрасывая ненужное...
Наши тренеры, Всеволод Михайлович Бобров и Юрий Иванович Глухов, очень много внимания уделяли этому. Они, в недалеком прошлом сами отличные хоккеисты, понимали, что система упражнений должна быть скоростной, разнообразной, взрывной обязательно веселой. Нужно было начисто исключить из занятий нудность, монотонность... Глухов знал, чувствовал особенность хоккея, когда после трехминутного расслабления - отдыха звено всего на одну минуту бросается в напряженнейший бой. И он придумал для спартаковских хоккеистов «карусель» — тяжелоатлетический цикл, состоящий из девяти упражнений. Они выполнялись в скоростном, взрывном ритме. Это особые упражнения. Ведь наша сила совсем не та, что сила штангиста...
Впрочем, мы — в тренировочном зале. Команда разбита на несколько групп, по комплекции. Скажем, Кузьмин и Мигунько в одной группе, а Крылов и Зимин — в другой.
Я помню юных Сашу Якушева и Володю Шадрина. Слабенькие были ребята. В игре разбирались хорошо, но силёнок было мало. А хотелось поскорее стать сильными. Первое появление будущего грозного бомбардира в этом зале ознаменовалось случаем забавно-печальным. Высокий худенький Саша рванул тяжеленную штангу и упал вместе с ней. Может быть, тогда кое-кто и посмеялся над ним. Но Саша и Володя в два-три раза больше других работали на «карусели». Они понимали, что природа отпустила им недостаточно силы. И поглядите-ка на них теперь!..
Вот Володя у первого снаряда… Это штанга. На ней 60 килограммов. Он в быстром темпе делает семь-восемь толчков подряд и быстро переходит ко второму упражнению. Теперь в руках у него 20 килограммов. Нужно выполнить 15 прыжков с ноги на ногу в том же стремительном темпе. Третье упражнение выглядит так: у шведской стенки стоит гимнастический конь. Володя цепляется носками за планку стенки и, сидя на коне, держит под спиной тяжелоатлетический блин. Затем резко разгибается назад-вниз и тут же поднимается, как бы складываясь. Это упражнение он выполняет 10 раз. После каждой тройки упражнений следует пауза — расслабление. Первая пауза: Володя висит на шведской стенке, а партнёр раскачивает его, как маятник.
Четвертый снаряд. Это приспособление из станицы с двумя желобами, по которым движется нечто вроде тачки. Володя ложится под снаряд и, сгибая и разгибая ноги, с видимым удовольствием катает эту «тачку» 12 раз подряд. А весит она ни много ни мало—140 килограммов.
Потом Володя лёжа выжимает 15 раз штангу весом 40 килограммов. Темп всё тот же — быстрый. Тут же, даже не передохнув, он взгромождает на себя штангу, равную примерно своему весу, и приседает 25 раз. И только теперь пауза — расслабление для ног...
А в зале весело. «Карусель» закрутила всех. В стремительном потоке мы проходим один снаряд за другим. Без остановок. С шутками, со смехом.
И снова штанга. Володя широким хватом берется за гриф и, не сгибая ног, наклоняется со штангой 10 раз. Переходит быстро к следующей штанге — на ней уже 60 килограммов — и стремительно вскидывает её на грудь 8 раз. Тут же ложится на спину и, держа двадцатикилограммовый блин в руках, складывается несколько раз так, что достает блином носки ног.
Потом — расслабление. Володя висит на гимнастических кольцах, свободно раскачивая ногами...
За час занятий мы успеваем два раза пройти этот круг «карусели». Я знаю, Тарасов тоже тренирует по принципу: сила вырабатывается в движении.
Перед открытием сезона мы до упаду бегаем кроссы. Хорошо отрабатывается дыхание, да и скоростная выносливость повышается. Обычно начинаем с гладких, спокойных кроссов. Потом, когда уже начинаются последние приготовления перед первым матчем чемпионата, бегаем, что называется, до упаду. Перебиваем дыхание, чередуем ритмы.
… Пот уже застилает глаза, а тренер командует: «Ускорения на отрезках!» И мы бежим ещё один крут, то резко увеличивая, то снижая скорость…

Зимой, в паузах чемпионата страны, вызванных отъездом сборной, большинство игроков отвлекаются от хоккея. Катаются на лыжах в Планерной, купаются в бассейне. И развлечения и тренировка для поддержания формы. Такая пауза делает поднадоевший к середине сезона лёд снова желанным.
Желанный лёд... Ты выходишь на поле, тело нетерпеливо поигрывает мышцами в ожидании боя. Ты уже не помнишь ни тяжелых тренировок, ни предыдущих трудных, изнурительных боев. Лёгкое волнение от предвкушения скорой игры. Лёд такой желанный! И минуты отдыха кажутся долгими, томительными... Играть!
Если прежде я считал абсолютно верным и исчерпывающим неписаный лозунг «Играть надо!», то есть игра есть практика, и всё тут, то теперь появилось желание осмыслить то, что происходит с хоккеистом на площадке. Хочется понимать хоккей. Конечно, я имею в виду не теорию игры в хоккей. В хоккее всегда останется много живой прелести, не поддающейся теоретическому анализу...
Играть.
Это желание овладевает человеком ещё с колыбели. Первое неудержимое желание действовать проявляется в форме игры. С кем-нибудь. С чем-нибудь... Первое проявление характера...
Игра щедро одаривает человека ощущением радости от полноты сил, полноты жизни. Игра воспроизводит жизнь, воспроизводит весело, радостно.
Дети играют во всё. В прятки, в салочки, в «казаки-разбойники»… Но детское желание играть не уходит с детством. Утолить это желание призвана спортивная игра — синоним молодости, бодрости, здоровья, душевного и физического...

Продолжение следует