Ярчайший форвард отечественного хоккея Борис Майоров обладал всем арсеналом, который вообще может быть присущ командному лидеру. Являлся капитаном «Спартака», капитаном сборной СССР. Одним словом - ВОЖАК! В ноябре 69-го он был вынужден покинуть лёд. Почему это произошло? И каково пришлось «Спартаку» в отсутствии многолетнего блистательного лидера?

Аномалия Бориса Майорова

Борис Майоров, легенда «Спартака»:
- Что главное для нападающего в хоккее? Скорость. Если он сохранил движение, свои скоростные качества сохранил, то можно продолжать играть. Забывая о своем возрасте! А если ты превращаешься в «ползунка» - толку команде от тебя не будет. Никакого!
А у меня со скоростью было всё в порядке.
Но вот что очень и очень любопытно.
Я же начинал с хоккея с мячом. И быстроты такой не было, попросту медленным был. Катался хорошо, замечательно, можно сказать, потому что с семи лет был на коньках. Но скоростью, высокой скоростью не обладал. В футболе такая же картина была. Я в юношеской команде «Спартака» инсайда играл, 10-го номера, брат тоже инсайдом выходил, 8-м номером был. И вот два года отыграл в юношеской команде, в 55-м и в 56-м. Начинается футбольный сезон 57-го, и мне Степанов (Владимир Александрович Степанов - знаменитый спартаковский футболист и тренер. - Л.Р.) говорит: «Так, Боря, за первую команду играешь!»
Я обалдел!
Тогда первая мужская команда сильней дубля была. Сильней! В мужской команде играли те, кто не проходил в «основу», кто не имел перспектив попасть в команду мастеров «Спартака». И они все выступали за эту команду - и я оказался среди них!
А поставили меня на правый край нападения.
И через год - не знаю почему - меня догнать уже никто не мог. Никто!
То ли повзрослел, то ли еще что-то повлияло… Не знаю. Но история совершенно поразительная.
Между прочим, я до 30 лет в хоккейной команде мастеров «Спартака» все дистанции выигрывал: 30 метров, 60 метров, 100 метров, 400 метров и 1500 метров. Все дистанции! И только потом, когда появился в составе Толя Севидов - лось такой! - на стометровке обыгрывал меня.

Травма при той медицине


Борис Майоров:
- Травма меня замучила. Просто замучила. Разрыв приводящей мышцы. Это сейчас раз плюнуть! Сделали операцию - и вперёд. А в те годы медицина не справлялась с такими травмами.
Что только я ни предпринимал... И у знаменитого хирурга Мироновой лежал две недели. В гипсе - ни в туалет, простите, сходить, ни в постели повернуться. И никаких сдвигов к лучшему. Естественно, эта травма очень мешала мне и послужила толчком к завершению спортивной карьеры.

Без спартаковского вожака

Александр Якушев, легенда «Спартака»:
- Я бы не сказал, что расставание Майорова с хоккеем не отразилось на выступлениях «Спартака».
Потому что Борис Майоров играл очень большую роль в нашей команде. Это был вожак! Настоящий капитан!
Не только на поле вёл нас за собой, но и в раздевалке, на собрании, на тренировке. Заводилой был, лидером. К нему все игроки прислушивались
И когда уходят такие игроки, мастера такого масштаба, такие многогранные личности, это не может не сказаться на спортивном коллективе.
Ну, да - «Спартак» выиграл вскоре Кубок СССР («Спартак» два сезона подряд завоевывал этот трофей, в 1969/70 и 1970/71. - Л.Р.). Но после финиша карьеры Майорова мы долго не могли конкурировать с командой ЦСКА. И только в 76-м году вновь стали чемпионами.
Не хватало, не хватало в те годы Бориса Майорова.
Потом Вячеслав Иванович Старшинов закончил. А он, сами понимаете, какой вклад вносил в победы «Спартака».
Повторюсь - сказать, что уход Бориса Майорова из спорта, не повлиял на «Спартак», будет неправильным.


Аншлаг в Доме литераторов

Борис Майоров:
- Когда меня провожали из хоккея, Николай Николаевич Озеров решил устроить вечер, посвящённый этому событию, в Доме литераторов. Однако для этого надо было получить одобрение в ЦК КПСС. Озеров пошел туда - к Николаю Павловичу Дымкову из Отдела пропаганды. Дымков выслушал внимательно про идею вечера и спрашивает:
- Николай Николаевич, а проявления культа личности Майорова будет на вечере?!
А Озеров возьми да пошути:
- Ну, конечно, будет - какого человека, какого спартаковца будем чествовать! Заслужил Борис Майоров.
А Дымков был страстным болельщиком «Спартака»:
- Ну, ладно, проводите вечер.
Почему он заговорил про культ личности - тогда же развенчали это явление? А здесь ясно, что будут выступать с речами о том, какой Борис Майоров замечательный хоккеист, какой достойный человек…
Никакого культа личности - все равны! Только, может быть, кто-то ровней, не знаю…
Зал дома литераторов был переполнен.
Я не ждал таких замечательных проводов.
Такое - на всю жизнь!

Леонид Рейзер