Первое хоккейное золото «Спартака» было сенсационным и в то же время заслуженным. Несомненна заслуга наставника команды Александра Новокрещёнова - неординарного специалиста и яркой личности.

В галерее тренерской славы

Борис Майоров, легендарный капитан «Спартака»:

- Человек, который что-то значимое выиграл, а Новокрещёнов выиграл чемпионат Союза, причем с командой, не считавшийся фаворитом, уже заслуживает того, чтобы быть отмеченным, чтобы быть включенным в галерею тренерской славы нашего хоккея.
Александр Никифорович в 57-м году с первой нашей сборной выезжал в Канаду. Тогда он работал в Спорткомитете СССР. И, пристально наблюдая за канадскими хоккеистами, сделал для себя определённые выводы. Делился с нами впечатлениями от того турне, приводил различные поучительные примеры. Его увлекали психологические аспекты хоккея. Эмоциональный человек, он горел сам и не то, чтобы заставлял нас вести себя так же - Александр Никифорович вовлекал нас в это горение игрой.
Какой бы тренер ни был, без него-то нельзя обойтись. Если «Спартак», профсоюзный клуб, выиграл чемпионат страны, наверняка, Новокрещёнов определённую лепту внес. Причем большую.
Он буквально горел во время матча - и нам это передавалось. Александр Никифорович нас любил, тройку нашу. И вот в решающем матче с ЦСКА мы по 3-4 минуты не уходили со льда. Ну, конечно, ритм игры был в те годы другой. Но все равно такой факт говорит о многом.
Обязательно отмечу: второе звено в «Спартаке» было очень сильное. Валерий Фоменков - Игорь Кутаков - Александр Кузнецов. Очень хорошее звено было.


Играл на фортепиано

Новокрещёнов необычно вёл себя во время матча. Идет вдоль борта и быстро перебирает руками по верхнему краю борта. И получил прозвище - «Пианист».
Необычное прозвище. Необычный человек.
У него трагедия случилась. Рано умерла жена Галя. Александр Никифирович очень переживал и никак не мог примириться с утратой. Признавался мне: «Пробовал с кем-то наладить семейную жизнь - не получалось, не могу забыть Галину…»
Он - бильярдист. Он - картежник. Пианист.
Когда мы выиграли чемпионат, Александр Никифорович пригласил всю команду к себе домой. Была замечательная атмосфера в тот день.
Он - футболист. Он - хоккеист.
Профессионально, между прочим, играл. И в футбол, и в хоккей. Это совсем не тот случай был, когда кого-то с бухты-барахты пригласили тренировать команду. Вот Богинов (Дмитрий Богинов - известный советский тренер – Прим. авт.) вообще не играл - ни в хоккей, ни в футбол.



Неподанный протест

«Спартак» - ЦСКА. Решающий матч в апреле 62-го.
Битва была!
Но Тарасов не мог признать, что уступил «Спартаку» первое место. Не мог смириться. Ну обязательно надо было напакостить. Собирался подавать протест. А какой там протест - на что там было подавать?!
Тогда частенько подавали протесты - да только их редко удовлетворяли.

«…Иначе народ разнесет дворец!»

Я больше скажу про то наше первое золото вместе с Новокрещёновым.
Это не просто триумф был - это вообще была какая-то невероятная история, что «Спартак» стал чемпионом! Просто невероятная!
Николай Николаевич (Озеров. - Прим. авт.) вёл репортаж о том матче от бортика. И когда битва закончилась, он попросил меня дать интервью. Я подъехал к нему. И тут Анна Ильинична Синилкина (директор дворца спорта в Лужниках. – Прим. авт.) подбежала очень взволнованная: «Я вас умоляю: или ничего не делайте, или всё очень быстро сделайте. Иначе народ сейчас всё разнесет! Дворец разнесёт, если вы задержитесь!»



Исчез с горизонта

Я бы не сказал, что у Александра Никифоровича с его горячностью имелись какие-то проблемы с арбитрами. Не доходило до споров и тем более до оскорблений. Судьи уважали Новокрещёнова.
У него только один недоброжелатель нашёлся. Один враг. Был такой Юрий Никитич Бажанов. Работал в профсоюзах, а «Спартак» же профсоюзный клуб. Он Новокрещёнова терпеть не мог; считал, что он не тренер. И когда мы в 63-м заняли 3-е место, Бажанов его уволил. Хотя мы в «Спартаке» тогда объективно не были готовы к тому, чтобы каждый год становиться чемпионами.
Мы с Александром Никифоровичем потом много лет в Спорткомитете СССР работали. Он какими-то профсоюзными делами занимался. Общались охотно. Получалось так, что многие не знали, где он, как он…
Но из бильярдной в Парке Горького Александр Никифорович не исчезал никогда!
Играл здорово!
У нас в «Спартаке» таких мастеров не было.

Леонид Рейзер