В последнее время сразу несколько знаменитых спартаковцев взялись за перо. Свет увидели воспоминания двух Александров - Якушева и Кожевникова, книги, написанные в разных жанрах, но одинаково интересные для всех, кому дорога история отечественного хоккея. И вот сегодня свои воспоминания широкой публике представил еще один легендарный представитель «Спартака» - многолетний капитан клуба и сборной Советского Союза Борис Майоров.

Встреча с читателями, прошедшая в литературном кафе Московского Дома Книги, началась со вступительного слова «виновника торжества» Бориса Майорова:
- Моя книга рассказывает о жизненном пути, о «хоккейных перекрестках». Мы её так и назвали. Хотя у издательства было другое предложение по названию, но мне удалось отстоять то название, которое мне представляется правильным. В 1970 году вышла моя первая книга «Я смотрю хоккей». Был молод и в той книге были даны не совсем верные оценки. Мы жили в Советском Союзе, и многие вещи должны были проходить красной нитью. Книгу не издавали 6-8 месяцев, в издательстве «Молодая гвардия» считали, что там не хватало патриотической темы. Вот такой был мой первый опыт.
Прошло 45 лет. Изменилась жизнь, страна, я сам изменился. Сейчас жалею, что некоторые углы я сгладил, не хотел многие вещи выносить на всеобщее обсуждение. Открываю каждый день «Советский спорт» и поражаюсь: до чего у нас народ не равнодушен к футбольному «Спартаку»! Но докопаться до нутра команда у нас с вами вряд ли получится. В своей книге «Хоккейные перекрестки» я как раз показываю внутреннюю жизнь команды, то, что видел много лет своими глазами. С чем это сравнить? С работой конструкторского бюро? Вряд ли. В спорте всё гораздо острее.
Книга рассказывает и о моих взаимоотношениях с теми, кто стоял у власти - не только в хоккее, но и в спорте. Есть интересные нюансы. Но у меня не было задачи о ком-то написать плохо, о ком-то хорошо. Да, у читателей может сложиться разное мнение. У меня у самого есть претензии к книге. Но эти претензии я оставлю при себе.

Затем у гостей Дома книги была возможность задать Борису Майорову различные вопросы. Среди них попадались и весьма неожиданные.

- Какую музыку вы любили? Какие пластинки привозили по молодости из-за границы?
- Музыка, конечно, выигрывать нам не помогала. Побеждать помогало мастерство. Я не был большим любителем музыки. Но пластинки мы, конечно, привозили. Помню, все тогда были в восторге от Робертино Лоретти. Потом появились первые магнитофоны, у нас часто звучал Высоцкий. Скажу честно, в консерваторию из нас никто не ходил. Хорошо помню, как в 67-ом году после победы в Вене мы пели на обратном пути всей командой в автобусе. На трезвую голову.

- Почему уже много-много лет не можем выиграть Олимпийские игры?
- Надо признать: нас уже догнали - и в Европе и в Северной Америке. Вспомните, какие у нас звенья раньше были! При этом это были звенья, подготовленные в клубах. Я много спорил с первым президентом КХЛ Александром Медведевым на этот счет. Мы стали слепо копировать НХЛ. Отпуск у игроков до середины августа. Да, так и в НХЛ - но туда приглашают лучших игроков со всего мира! Эти люди исключительно талантливы. Им, по большому счету, нужна только самодисциплина. Мы же своих великих игроков готовили. Готовили за счет учебно-тренировочного процесса. Мы перестали тренироваться. Мы и в МХЛ наплодили команд, ребятам некогда тренироваться. А они как раз должны тренироваться, в форме засыпать. Вот почему у нас в последнее время не появляется много талантливых хоккеистов.

- Почему Радулов не явился на сбор национальной сборной?
- Мне сложно сказать, я не обладаю полной информацией. Может, заболел, может, семейные проблемы. Может, банально опоздал. Но хочу сказать, что Радулов для сборной - небольшая потеря. И Ковальчук тоже. Как хоккеист Ковальчук закончился пару лет назад. Когда он был молодым, мы все его частенько ругали в «Спартаке» за то, что он никому пас не отдает. Я был президентом клуба, а тренер Соловьев его воспитывал. Ковальчук стал взрослым - и всё наоборот. Я уже не помню, когда он кого-нибудь обыгрывал в зоне соперника. Доедет до синей линии, остановится, посмотрит и отдаст на дальний фланг. Скорее всего, отдаст точно. И в большинстве выйдет на позиции защитника - бросок у него замечательный. Вот и всё.

- Как вы попали в фильм «Тайна железной двери»?
- Мы были на сборах в Алуште, а съемки проходили в Севастополе. Играл самого себя. Популярность кино была просто дикая. В 63-ом году в СССР показали живьем впервые в хоккей. А мы еще тогда и выиграли. И популярность хоккея и игроков была просто сумасшедшая. Это сейчас съемки в кино обыденное дело. А тогда для меня это было огромное событие.

- Как вы смогли сохранить себя во время тренировок Тарасова?
- Уверен: этот человек сделал наш хоккей. Он понял, что надо сделать, чтобы побеждать. Во-первых, объемные тренировки. Во-вторых, Тарасов учел русский характер. Не только перебегать, но и главное - переиграть соперника. Ум, смекалка. И он нам всегда говорил об этом. Анатолий Владимирович - идеолог нашего хоккея. Таким и должен быть тренер сборной.

Спрашивайте книгу Бориса Майорова «Хоккейные перекрестки» во всех книжных магазинах вашего города.

Отрывки из книги - скоро на официальном сайте ХК «Спартак».
Официальный сайт ХК «Спартак»