В России от любви до ненависти один шаг. Голкипер Атте Энгрен, наверняка, об этом, на второй год пребывания в стране, знает. Или догадывается. Выиграл «Спартак» - болельщики готовы его носить на руках. Проиграл, да еще и вратарь ошибся - жди, что тебя будут критиковать на каждом углу. Впрочем, Атте в этом плане чуть проще: он не знает русского языка, а потому не может прочитать комментарии спартаковских фанатов - как позитивные, так и негативные. Но так или иначе, он - профессионал, и пришел в «Спартак» выполнять свою работу. Это большое интервью позволит лучше узнать одного из легионеров красно-белых.

- Вы – финн, а фамилия у вас шведская…
- Все верно. Не отрицаю, что у нашей семьи могут быть шведские корни, но доподлинно мне об этом ничего не известно. Могу только предполагать, что, например, мой пра-прадедушка был родом из Швеции, но сейчас, кроме фамилии, никакого отношения к этой стране наша семья не имеет: у нас все финны.

- Шведский язык знаете?
- Немного. Довольно долго учил его в школе как иностранный. Так что шведскую речь я понимаю, даже могу поддержать разговор, правда, давно не практиковался. Но, думаю, если вдруг предстоит пообщаться, в грязь лицом не ударю.

- Правда ли, что финны немного недолюбливают шведов? 
- Думаю, сейчас этого нет. И все противостояния между странами происходят только на спортивной арене, например, в хоккее. В остальном, как мне кажется, эти стереотипы остались в прошлом.

- По-фински, живя в Москве, говорить приходится?
- Редко. Конечно, в городе есть несколько финнов, которых я достаточно хорошо знаю. Но в самом разгаре хоккейный сезон, занятость и отсутствие свободного времени практически не позволяют нам видеться.Так что в основном, живя в Москве, я говорю по-английски.



- Вы уже не первый год в Москве. Успели обзавестись любимыми местами в городе?
- Москва вообще очень красивый город, по которому, как минимум, приятно гулять: одна Красная площадь чего стоит! Конечно, у меня есть несколько любимых ресторанов, один из них – «Оранж Три». Там представлены блюда нордической кухни, и нередко можно встретить своих земляков.

- Где вы живете в Москве и как передвигаетесь? 
- Я живу в центре, приблизительно в десяти минутах пешком от Красной площади. Для передвижений использую одно из мобильных приложений для заказа такси, еще у меня есть водитель, с которым мы работаем вместе еще со времен «Атланта». Сам я водить в Москве не решаюсь.

- Кто вам готовит еду в выходной? 
- Сам. Люблю готовить блюда итальянской кухни. Например, лазанью. Все зависит от настроения: иногда хочется чего-то простого, легкого в приготовлении, а порой ты готов потратить у плиты целый день.

- Как относитесь к красной икре? Многие легионеры её почему-то не любят.
- Я люблю красную икру, да и вообще неравнодушен к рыбе и морепродуктам.



- Какое у вас любимое блюдо русской кухни?
- Любимого нет, но нравится, как в России готовят супы: борщ, солянка…

- Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Вы умеете петь, рисовать или играть на гитаре? 
- Здорово! (смеется) Я пытался играть на гитаре, но бросил. Петь не умею… Зато вот в школе хорошо учился!

- Время от времени вы носите очки. Как давно у вас начались проблемы со зрением?
- Мне было приблизительно семь-восемь лет. Получается, я ношу очки уже около двадцати лет. Чаще всего я надеваю контактные линзы, в том числе и на игре. Никакого дискомфорта это мне не доставляет.

- Вы родом из финского города Раума. Как там относятся к хоккею? 
- Это небольшой город, каждый уголок которого живет этим видом спорта. Население Раумы не превышает сорока тысяч человек, но это не мешает городу иметь сильную команду, которая является одной из сильнейших в SM-Лиге – «Лукко». Её воспитанником являюсь и я. У команды огромное количество болельщиков: хоть домашний стадион у «Лукко» и небольшой – всего около 5900 мест, на каждом матче собирается аншлаг.



- Раума имеет выход к морю. Порыбачить любите?
- О, да! (смеется) Рыбалка – одно из моих самых любимых занятий во время отпуска. Если погода позволяет, стараюсь порыбачить хотя бы три-четыре раза в неделю.

- Кстати, кто привел вас в хоккей?
- Мой отец играл в хоккей, брат – тоже. Можно, сказать, у меня не было выбора (смеется). Брат старше на десять лет, поэтому, пока я рос, он, можно сказать, был моей «нянькой». Я очень много времени проводил с ним, в том числе и на катке: смотрел как он тренируется, помогал команде собирать шайбы, клюшки. Пребывание в этой атмосфере с самого раннего детства, думаю, и подтолкнуло меня прийти в хоккей - заниматься я начал достаточно рано, в пять лет. Ведь можно сказать, я вырос на катке.

- Почему решили стать именно вратарем?
- Хотел быть как брат, Лиро тоже защищал ворота. Он всегда был примером для меня, получается, и в выборе амплуа – тоже. Окончательно я определился, когда мне было около восьми лет. В то время в нашей команде не было постоянного вратаря: ребята в воротах менялись практически каждые выходные. Тогда среди нас провели что-то вроде теста: смотрели на то, как мы катаемся. В результате, мне сказали: «Ты можешь быть либо вратарем, либо нападающим». В итоге год я отыграл в воротах, потом год выходил на лед в качестве форварда, но мне не понравилось: партнеры практически не отдавали мне шайбу, а я хотел быть максимально вовлеченным в игру. Так я принял окончательное решение, да и вратари всегда казались мне крутыми: они стоят на последнем рубеже команды, на их плечах лежит такая ответственность!

- Брат до сих пор играет?
- Нет, он завершил карьеру, когда ему было 24 года.



- В 2010-м вы получили трофей лучшего вратаря SM-Лиги. Считаете тот сезон лучшим в своей карьере?
- Это был отличный год! ТПС тогда стал чемпионом Финляндии, в том сезоне я впервые вышел на лед в качестве основного вратаря команды. Тем не менее, я не думаю, что тогда продемонстрировал свою лучшую игру в карьере. Ведь с каждым годом я набираюсь опыта, многому учусь… Каждый хоккеист, который хочет развиваться, обязан работать над своей игрой каждый день, становиться лучше.

- В том же сезоне вы решили попробовать свои силы за океаном и стали игроком «Milwaukee Admirals». Но в итоге достаточно быстро вернулись на родину. Почему не решили остаться и пробиваться в НХЛ?
- Я достаточно быстро понял, что в команде и без меня достаточно сильная вратарская бригада, и особых вариантов закрепиться, проявить себя у меня нет. Тогда я решил вернуться домой, где у меня будет возможность получать игровую практику, работать над своей игрой. Ведь это лучше, чем сидеть на скамейке и ждать своего шанса, который в итоге может так и не представится. Думаю, это был правильный выбор, о котором я не жалею и по сей день.

- Хотели бы попробовать свои силы в НХЛ? 
- Мне двадцать семь, хоккеисты достаточно редко уезжают пробовать свои силы за океан, будучи уже «старыми» по хоккейным меркам (смеется). Конечно, все может случиться, но сейчас я не могу загадывать.

- Ваш путь в КХЛ начался в пражском «Льве». Почему решили уехать из Финляндии?
- Я хотел двигаться дальше. Посчитал, что пора попробовать себя на уровне такой лиги, как КХЛ, сделать следующий шаг не только в своей карьере, но и в своей жизни. В Прагу мы уехали вместе с моей невестой, и оба остались в восторге от жизни там. У нас был отличный коллектив, бок о бок с которым мы дошли до финала Кубка Гагарина.



- От кого вы узнали, что «Лев» приостановил участие в КХЛ?
- Слухи о том, что это может случиться, ходили еще до официального заявления Лиги. Но перед тем, как мы ушли в отпуск, руководство «Льва» уверило нас: «Главное, не волнуйтесь! С клубом все будет отлично». Это не вызвало у меня сомнений, и я не думал об этом, пока за неделю до предсезонных сборов мне не позвонил агент, он и сообщил о произошедшем… Ближайшим рейсом я отправился в Прагу, собрал вещи, съехал с арендованной квартиры и вернулся в Финляндию.

- Какой была реакция на тот телефонный звонок? 
- Шок. Ведь всё было хорошо, а затем всего за несколько минут перевернулось с ног на голову. Один звонок, и у тебя уже нет работы. Можно сказать, впал в ступор, не знал, что делать в этой ситуации. Однако, в итоге все сложилось как нельзя лучше: всего через несколько дней мне сообщили, что есть предложение от «Атланта».

- Вас не пугал переезд в чужую страну?
- Это был серьезный шаг. Конечно, были определенные моменты, которые меня смущали… Но так как подобные решения нужно принимать, как говорится, на трезвую голову, отбросил все мысли, взвесил все за и против и подписал контракт с подмосковным клубом.

- Как к вашему решению отнеслась семья?
- Семья всегда меня поддерживает. Хотя, возможно для моей собственной семьи было бы лучше, останься я в Европе: когда я играл в Чехии, моя невеста Осси жила со мной на протяжении всего сезона. Вообще, мы вместе четыре года. Уже начали планировать свадьбу, правда, пока не можем понять, получится ли сыграть её в этом году или все-таки перенесем на следующий. Сейчас же она только приезжает в гости: я редко бываю дома из-за выездов и тренировок, а ей просто нечем заняться в мое отсутствие, ведь ни язык, ни город она не знает. Поэтому навещает меня, когда команда находится в Москве. Но мне очень нравится в России, поэтому надеюсь, и невеста в скором времени сумеет адаптироваться.




- Несмотря на финансовые трудности в «Атланте», вы оставались в команде до конца сезона…
- Деньги ведь в любом случае должны были рано или поздно прийти. Я старался не забивать себе этим голову, ведь никто из нас не мог ничего с этим поделать. Зачем тогда переживать? Более того, я считаю, мы провели неплохой сезон: до выхода в плей-офф нам не хватило всего нескольких очков. Каждый бился до последнего, старался сделать все, что в его силах. У нас была очень классная, дружная команда. Рад, что большинство ребят перешло в «Спартак», как и я.

- Долго думали над предложением «Спартака»? 
- Нет. У нас состоялся разговор с Алексеем Жамновым, он рассказал о заинтересованности клуба в моей кандидатуре. Конечно, я был очень рад этому предложению и не тянул с ответом. Здорово, что мне выпала возможность выступать за «Спартак», быть частью этого легендарного клуба!

- Подписав контракт, вы сразу разукрасили свой шлем. Кто придумал дизайн?
- Я обратился к тому же человеку, с кем работал уже не один раз. Он финн, разрисовка шлемов - его хобби. В этот раз я пришел к нему с уже готовой идеей: заранее решил, что хочу видеть на шлеме. Объяснил, каким вижу результат, и полностью положился на его талант, и, как всегда, не ошибся. Думаю, получилось здорово!

- Долгие перелеты в КХЛ не утомляют?
- Уже привык. В самолете обычно смотрю телешоу, фильмы, бокс, общаюсь с ребятами или сплю.

- Во время предсезонных сборов вы говорили, что общаетесь в основном с легионерами. Сейчас это изменилось?
- Помню (смеется). Это естественно, что легионеры будут в основном общаться между собой. Все-таки как ни крути, у нас изначально чуть больше общего, а кто-то из ребят в этом сезоне и вовсе дебютировал в КХЛ, часть через это уже прошла, адаптировалась. Тем более, не все в команде хорошо говорят по-английски, а я, за исключением пары фраз, и вовсе не знаю русский. Конечно, мы можем что-то спросить друг у друга, перекинуться парой фраз, но поддержать настоящий глубокий разговор может быть проблематично. Но мы стараемся.

- С Евгением Иванниковым нет конфликта из-за борьбы за место в воротах?
- Конечно, нет. Ведь мы – одна команда, у нас априори не может быть никаких конфликтов. Главное для каждого из нас – победа «Спартака». Если кто-то на определенном этапе показывает более надежную игру, он вполне заслуженно занимает место в воротах. И мне, и Жене дают игровое время, возможность проявить себя, помочь команде, так что ни о каких конфликтах даже речи не идет.

- Кто для вас игрок номер один?
- Сложно сказать. В детстве любил наблюдать за игрой Мартина Бродера в НХЛ, а вот сейчас назвать кого-то конкретного не могу. Скорее «игрок номер один» для меня – собирательный образ: смотрю матчи разных команд, что-то перенимаю, чему-то учусь…



- Как вы относитесь к разговорам, что вратарям надо уменьшить экипировку? 
- Да, немало разговоров в НХЛ ходит вокруг того, чтобы увеличить размер ворот, уменьшить экипировку вратарей… Если они хотят что-то изменить, пусть меняют. А мы что? Будем привыкать.

- Надо ли играть овертаймы 3х3? 
- Думаю, это здорово, отличная идея! Вероятно, так будет даже лучше для хоккея, интереснее для болельщиков. Ведь игра станет насыщеннее, игрокам придется быстрее думать в овертайме, оперативнее принимать решение. Конечно, и вратарям прибавится работы, но главное, что это непременно придется по вкусу любителям хоккея!

Интервью опубликовано в официальной программе к матчу «Спартак» - «Салават Юлаев».