Артём Воронин уходит из «Спартака». Контракт нападающего закончился 30 апреля, новый клуб не предложил. Так бывает. Ничего личного, просто бизнес. Эту красивую фразу приписывают известному гангстеру Аль Капоне, но и применительно к хоккею её употребляют сплошь и рядом. Игроки приходят и уходят. Обычная история.
Девять сезонов в «Спартаке». В советские времена в такой верности одной команде не было ничего удивительного. Подумаешь? И по пятнадцать играли. Нынешний главный тренер молодёжного «Спартака» Владимир Тюриков оттрубил в красно-белой форме аж девятнадцать. Но времена изменились. При нынешнем круговороте хоккеистов в природе даже пять лет в одном клубе уже можно считать солидным достижением. А уж девять! Подвиг, не иначе.
При этом со стороны может показаться странным: в МХЛ статистика Артёма Воронина была очень приличной (в сезоне 2009/10 он, к примеру, набрал 57 очков), в КХЛ же цифры были совсем не впечатляющие - только в прошлом сезоне, в свои 26 лет, Артём добрался до отметки в 17 очков, а до этого лишь однажды перешагнул рубеж в 10 очков. И тем не менее в «Спартаке» он выходил на лёд на протяжении девяти сезонов. Было бы, на самом деле, и десять, если в конце 2014-го года красно-белые не угодили бы в финансовую пропасть. Выше третьего звена Артём Воронин не поднимался. Но его ценность определялась не бездушной статистикой. А как раз душой. Он был одним из тех редких по нынешним временам представителей современной популяции игроков, которые не могли оставаться на льду равнодушными. Он там пахал - от первой и до последней секунды. Компенсируя этой пахотой недостатки мастерства. Ему было «не всё равно». И этим, конечно, подкупал.

А ещё - душой нараспашку. Нет, он не «держал раздевалку», как обычно говорят о тех, кто мог сказать за закрытыми дверями духоподъёмную речь перед важной игрой и кто жёстко умел «напихать» молодым. Он просто незаметно делал всё, чтобы в раздевалку «Спартака» его партнёрам хотелось приходить снова и снова. Артём был на позитиве. Всегда. Даже в те моменты, когда тренеры оставляли его вне заявки. Он внутри себя жутко переживал, однако старался даже в таких моментах оставаться оптимистом. И, конечно, его любили журналисты - Воронин был готов пообщаться с ними в любую секунду и делал это абсолютно небанально. Фразы «Готовимся к следующей игре» или «Это хоккей, идём дальше» от него услышать было практически невозможно. Он умел находить «живые» слова, которые затем разлетались по интернету. И для пресс-службы он тоже всегда был тем человеком, который «выручит»: когда после тяжёлых поражений все убегали в душ, Артём зачастую был единственным, кто соглашался выйти к прессе и ответить на любые вопросы. По 10 и 15 минут. Столько, сколько надо. Нет, конечно, он любит поговорить, но и ощущение профессионального долга тоже всегда живёт рядом с ним.
А ещё ему свойственная самоирония. Штука, не знакомая большинству нынешних хоккеистов. Два года назад, когда в раздевалку «Спартака» пришли болельщики, Артём Воронин удостоился от них эпитета «безногий». Это разошлось везде. Он обиделся? Да если бы! Артём после этой «встречи» так частенько во всеуслышание называл самого себя, понимая, что «добавить на льду ногами» - это про кого угодно, только не про него. Он брал другим - прежде всего самоотверженностью, что на самом деле доступно не многим. Лечь под шайбу - как зубы почистить.

Мы очень часто забываем, что хоккей - это Игра. Она по природе своей призвана просто сделать нашу жизнь ярче. Подарить эмоции, которых на работе дефицит. Или дома. Да, в этой игре крутятся слишком большие деньги, поэтому и забываем. Ставки высоки. Пьедестал из этих денег такой высокий, что уж слишком больно падать. Артём Воронин из тех, кто умеет смотреть на хоккей как на Игру. Детским, искренним и незамутнённым взглядом. Помните, Олег Янковский в шикарном фильме Марка Захарова говорит, глядя в камеру: «Умное лицо - это ещё не признак ума, господа. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!» Артём Воронин так и играл в «Спартаке». С улыбкой. Все девять лет.

Спасибо ему.