…Как вкопанный стоял. Как изваяние застыл. И лужниковские трибуны дружно стихли то ли от непонимания того, что происходит, то ли от предвкушения того, что же произойдет. А ни в следующую секунду, ни в последующие мгновения ничегошеньки не происходило. Стоял себе с шайбочкой на крюке и стоял. Будто забыл о задаче любой атаки, будто вообще забыл, где находится. Проморгавшие его защитники находились поблизости и уже десять раз могли его накрыть, либо сдвинуть, либо столкнуть в сторонку, однако ж они тоже застыли как изваяния, словно поддавшись гипнозу спартаковца Рудакова.Получил шайбу вблизи ворот динамовца Мышкина, находясь почти под нулевым углом к ним. Комбинация выдалась спартаковской, и потому центрфорвард остался один-одинешенек в паре метров от цели. И выдал паузу на зависть драматическим артистам! Наконец‑то не выдержали нервы у голкипера и он стал опускаться на колени — Аркадий еще потерпел, дождавшись его беспомощного распластанного положения, и послал шайбу в «паутину», а больше и некуда было.

Это самый удивительный мастер из всех, кого я видел на наших ледовых площадках за годы журналистской работы. Аркадий Рудаков дарил хоккейные шедевры. Дарил щедро и исправно, сам того не осознавая и не претендуя на овации. Было это обычным для него занятием. Так был устроен. Устроен был причудливым образом. Потому как природа одарила его чем угодно, да только не организмом, предназначенным для хоккея. Ни росточка, ни мускулов, ни ширины плеч, ни быстроты «короткой», стартовой, ни «длинной», дистанционной… А эти плечики?! Осанка рудаковская? Сутулый донельзя. Узнав, что этот мужчина играет «по мастерам», непосвященный мог только недоумевать и сочувствовать ему… Словно нарочно Рудаков маскировался, лишь бы никто из граждан не распознал в нем хоккеиста, да и вообще спортсмена. Из спортсменов его можно было принять разве что за шахматиста. Рудаков им и являлся. Хоккейным гроссмейстером! Ставившим шах и мат ничего не подозревавшим и потерявшим всяческую бдительность визави. И исполнявшим это элегантно и как‑то неприметно, со вкусом, одновременно обходясь без эффектных, рассчитанных на массовый восторг приемов.

За пару часов до того самого матча «Спартак» — «Динамо» лишний билетик выспрашивали, едва пассажиры ступали на платформу станции «Спортивная». Я на улице осчастливил хрупкого мальчишку лет двенадцати, ежившегося в кургузом пальтишке и потерявшего надежду на попадание в хоккейный дворец. Узнав, что болеет за красно-белых, одарил его билетом. Прошлись вместе. Разговорились. Он гонял шайбу во дворе и грезил хоккеем, именно грезил, потому что даже сверстникам уступал по всем «физическим» дисциплинам. Узнав, что его кумир — Аркадий Рудаков, я подивился, ведь редко встречал таких тонких ценителей хоккейного искусства даже среди взрослых. Паренек буквально вырос в моих глазах, хотя его тяга к внешне неброскому спартаковцу объяснялась логично и незатейливо: «Рудаков! Он меньше других, а в «Спартаке» играет. В «Спартак» плохого игрока не возьмут». Стало быть, как минимум два человека в тот день шли «на Рудакова»…


Полностью материал Леонида Рейзера об удивительном спартаковском форварде читайте в специальном выпуске клубного журнала «Спартак», который можно будет приобрести в ЛД «Сокольники» на ретро-матче 22 декабря, в день рождения клуба.

Официальный сайт ХК «Спартак»