В этом сезоне в «Спартаке» работает замечательный медицинский штаб, сотрудники которого днем и ночью делают все от них зависящее, чтобы как можно быстрее поставить в строй тех хоккеистов, кто получает травмы. А без травм, как известно, хоккея быть не может. О руководителе медштаба «Спартака» Дмитрие Гаврилове болельщики могли прочитать большой материал на официальном сайте клуба. Теперь настала очередь познакомиться с еще одним врачом «Спартака» - Андреем Ефремовым.

- Как вы оказались в спортивной медицине?
- До этого я трудился на «Скорой помощи» – работая фельдшером, выучился на врача. Со временем мне стало трудно работать на «Скорой», уже не было драйва. И я решил перейти в спортивную медицину. Работал с футбольном клубе «Долгопрудный», потом повезло – попал в хоккейный «Спартак».

- Работа на «Скорой» ведь имеет свою специфику…
- Да. Ты постоянно находишься в движении. Мой личный рекорд: 27 вызовов за 24 часа. Бессонные ночи, вызовы ко всяким маргиналам. Ни поспать, ни отдохнуть, даже, простите, иногда в туалет нормально сходить не получается. Но, как я уже сказал, работа уже не приносила удовлетворения. Да и спорт мне нравится. Работая на «Скорой», часто дежурил на соревнованиях: хоккей, футбол…В спорте всё иначе, да и намного интересней.

- Любой врач сможет работать в спорте или для этого требуется специальное образование?
- Безусловно, образование необходимо. Нужно закончить ординатуру спортивной медицины, но, мне кажется, здесь главное не это. Здесь надо быть психологом, потому что есть своя специфика. Меня поначалу пугали, мол, основная команда это – зазвездившиеся люди, что работать с ними будет очень сложно, но это оказалось абсолютно не так. Ребята, команда, как семья – мне это очень нравится.

- А в футбол вы как попали?
- Тоже случайно. У меня есть знакомый доктор, который много лет работает в этом виде спорта, и он меня, можно сказать, сосватал. Сам раньше тоже работал на «Скорой», в стационаре. Предложил мне поработать в футболе, и я согласился.

- Травмы в футболе и в хоккее примерно одинаковые?
- Примерно. В футболе, как правило, это колени и голеностоп, а в хоккее - все что угодно. Частенько приходится и шить во время матча. В футболе, например, я это делал всего один раз, здесь же делать это приходится практически постоянно.



- Как считаете, почему в футболе стало так много симулянтов?
- Почему - не знаю, но вот в хоккей настоящие мужики: его шьешь, а он у тебя из рук вырывается дальше играть. В футболе такого нет. Упал – убрали с поля, и всё, на следующую игру он уже вряд ли выйдет. Но, соглашусь, симулянтов в футболе много. Хоккей ведь более динамичная игра, скоростная, и, мне кажется, более командная. Здесь попросту неприлично симулировать.

- Почему в футболе доктор выбегает на поле с медицинским чемоданчиком, а в хоккее буквально с голыми руками?
- Потому что в хоккее, если что случилось, на льду помощь оказать не получится, а в футболе же игроку первоначально оказывается помощь там, где он упал, уже потом его выводят за пределы поля. В хоккее чемодан стоит на скамейке, ведь в любом случае пострадавшего нужно будет отвезти туда, и уже там оказать медицинскую помощь.

- Какая на вашей памяти была самая страшная травма в спорте?
- Пока бог миловал. Все травмы, конечно, неприятные, но чтобы страшные – таких не было.

- В нашей команде самая тяжелая травма была у Максима Потапова, когда капитан «Спартака» надолго выбыл из игры?
- В принципе, да. Кириллов, Потапов – у них были одинаково тяжелые травмы. Их повреждения связаны с попаданием шайбы в незащищенное место. И тем не менее ребята все равно, толком не восстановившись, рвутся на лед – это о многом говорит.

- Учитывая, что у многих хоккеистов нет зубов, нужно ли спортивным врачам иметь стоматологические навыки?
- Нет. Зубами надо заниматься только в условиях стоматологической клиники, потому что в полевых условиях оказать квалифицированную помощь в полости рта попросту не получится. В принципе, это тоже «больное» место хоккеиста. Знаю, что многие решают вставить зубы только после завершения профессиональной карьеры, игрокам нет смысла заниматься зубами раньше времени, чтобы через некоторое время их снова выбили. Здесь ведь может и шайба прилететь, и клюшкой могут заехать, и в борт лицом уложить…

- Есть хоккеисты, которые приходят к врачу просто поговорить?
- Есть. Замечаю, что кого-то полечишь, и ему становится легче, а с кем-то просто пообщаешься, и человек чувствует себя лучше. Многие хоккеисты как дети. Например, одно время я работал с детьми - мне это очень нравится. Приходит ребенок с ссадиной на коленке, казалось бы, ничего страшного, а для него это – глобальная проблема, можно сказать, катастрофа. Ты ему колено зеленкой помажешь, пообщаешься с ним, и всё, он забывает про свои болячки, и веселый-радостный от тебя уходит. Практически тоже самое с хоккеистами: пообщались, поговорили, и вроде как и жизнь наладилась. Так что, мне кажется, спортивный врач должен быть еще и немного психологом.

- Как вы относитесь к экстрасенсам?
- Никак не отношусь. Мне кажется, это – полное шарлатанство.

- Сериал «Доктор Хаус» смотрели?
- Начал смотреть, но как-то не пошло, не зацепило совершенно. Да и фильмы про врачей, мне кажется, больше интересны тем, кто не знает специфики работы. Потому как на «Скорой» она своя, в стационаре – своя. Не бывает такого, чтобы врач сутки был свеж и бодр. Это очень тяжелая работа.

- А «Интерны»?
- Это, скажем так, веселая сказочка, которая просто сделана для развлечения зрителя. Правда там, на мой взгляд, только то, что врачи ходят в белых халатах.

- Вы много общаетесь с хоккеистами «Спартака». Как сами ребята оценивают шансы команды выйти в плей-офф?
- Цель – есть, ребята очень хотят попасть в заветную восьмерку, но, к сожалению, не всегда получается так, как хочется. Но я знаю, что никто из ребят не опускает рук, все настроены бороться, пока есть хоть один шанс зацепиться.

- Вы работаете в паре с Дмитрием Гавриловым. Знаете, что ему приходилось работать в горячих точках?
- Разумеется. Очень уважаю его как человека и большого профессионала. Я вообще уважаю военных. Сам служил по контракту, знаю, что это такое.