Один из лучших российских вратарей последнего десятилетия прошлого века накануне ретро-матча 22 декабря вспоминает своё спартаковское время. В красно-белой форме он в середине 90-х отыграл три сезона.

- В 1993 году вы уходите из Нижнего Новгорода в «Спартак».
- Тянуло домой. Здесь семья, родился ребёнок. Хотелось быть с ними рядом. Тогда меня звали и в «Спартак», и в «Крылья».

- Вам в «Спартаке» пообещали роль основного голкипера?
- Ну вы что?! В те годы так переговоры никто не вёл. И никто не мог ничего гарантировать. Доказывай своей игрой. Только так. Звал меня в «Спартак» Якушев, хотя с ним мне поработать не довелось - он весной 93-го года решил уйти с поста главного тренера.

- «Спартак» тогда возглавил Валентин Гуреев. Каким вы его вспоминаете?
- Жалко, что его не стало в сентябре. Светлая ему память. Я его знал ещё по различным сборным. Очень требовательный был человек, который уважал дисциплину и порядок. Во всём. Но мне было проще - все его требования я хорошо знал. В те времена, мне кажется, других тренеров и не было. Да и сейчас в хоккее без дисциплины на льду делать нечего.

- Виктор Иванович Шалимов был мягче?
- Да. Мог удачно пошутить в раздевалке, знал, когда нужен кнут, а когда - пряник. Играл с нами в футбол и в хоккей на тренировках.

- Кого из защитников «Спартака» в ваши годы можно было назвать с приставкой ТОП?
- Я бы первым делом вспомнил Володю Тюрикова. Рядом с ним просто нельзя было плохо тренироваться. Хоккейный трудоголик. Он на каждую тренировку выходил, как будто завтра седьмая игра финала Кубка Стэнли. И я не преувеличиваю. Заводил себя и всех окружающих. Уже в апреле, когда игры заканчивались, мы проводили поддерживающие тренировки, так он там со всеми «рубился» на полную катушку. Во время двусторонок просто в кровь. Ему говорили: «Вова, успокойся, сезон уже закончился». Но он всё равно тренировался как заведённый. Я бы на месте «Спартака» ему бы памятник поставил при входе в «Сокольники».
Данилу Маркова вспоминаю, которого Гуреев «подтащил» из «молодёжки». Дохлый, червяк червяком, но характером обладал сумасшедшим. Никому не уступит ни сантиметра. Никогда. Зубами кусался. Чтобы кому-то проиграть единоборство - об этом не могло быть и речи. Он рос прямо на глазах.

- Вы же еще застали жесточайшие предсезонки.
- А как же! Два месяца изнурительной работы. Причём вратари тогда занимались наравне со всеми. В те времена в командах не было тренера вратарей, никто не готовил для нас специальную программу. Иногда, может быть, и были для вратарей поблажки, но уже ближе к сезону. Нагрузки немного сбавляли. А так - наравне со всеми: кроссы, штанги…

- Что вы не любили больше всего?
- Лет до 25 я на удивление любил бегать кроссы. Может, потому что весил мало? Летал, как угорелый. Штангу тогда не любил. А уже с возрастом атлетизм полюбил больше, чем беготню.

02_20160902_VIT_AVG_VNB 2.jpg

- Партнёры рассказывали, что во время кросса вы могли несколько кругов в кустах переждать с сигареткой.
- Ха-ха. Нет, хотя иногда я, наверное, так и делал. Да в то время сачкануть-то многие были горазды. Эту же дистанцию в парке «Сокольники» или вокруг пруда на базе все хорошо знали. И где можно было срезать, тоже все знали. Но вот зачем мне было бежать 25 кругов? Я что, от этого стану лучше шайбу ловить? У вратарей же своя специфика игры. А с сигареткой? Нет, это они уже придумали. Я, кстати, всегда очень серьёзно относился к тренировкам. Не сочтите за нескромность, но так и было. Знал, что два часа утром и два часа вечером должен отработать от и до. Выкладывался полностью. Это мне в детстве заложили.

- Кто был самым весёлым человеком в ваше время в «Спартаке»?
- У нас была отличная команда. Кого-то одного трудно назвать. Долго думал, почему «Спартак» называют народной командой? Потом понял: потому что - непредсказуемая. Могла у кого угодно выиграть и кому угодно проиграть. Я получал удовольствие в «Спартаке». Нравилось, что ребята любили поиграть в пас, хотя иногда это делалось даже в ущерб тому, чтобы забить гол. В «Спартаке» любили делать красиво.

- Были дни, когда вы сидели совсем без денег?
- А как же! Это же была середина 90-х. Иногда деньги я видел только на картинках.

- Как выкручивались?
- Занимали. А ещё таксовали. У нас с Димой Шамолиным была одна «пятёрка» на двоих, на ней мы и ездили вечерами по Зеленограду. Чтобы наскрести денег на бензин и на следующий день поехать на тренировку.

- Глядя из ворот, кто из нападающих «тащил» за собой команду?
- Мне очень нравилась тройка, где играли Жора Евтюхин, Дима Шамолин и Миша Иванов. Огромное счастье было смотреть за их игрой. Ну и молодые - Клевакин, Епанчинцев и Шаламай. Очень приличное было звено. Ребята быстро прогрессировали.

- В ноябре 1994 года за «Спартак» в официальном матче сыграли Фетисов, Буре и Могильный.
- Помню тот матч. Но сам я на лёд не выходил, у меня была травма, и играл в воротах Олег Шевцов. Мы только перед матчем узнали, что они выйдут на лёд. Шутили: «Ну, всё, они результат сделают, а нам можно в кассу, за премиальными». Все понимали, что самое главное им было не мешать. Но легко не получилось. 0:2 проигрывали после первого периода, и, помню, Слава Фетисов какую-то речь сказал в раздевалке. Мол, играть ещё долго, не всё потеряно и надо выиграть. Сейчас вы мне напомнили про ту игру, и я думаю: вот времена были! Можно было контракт заключить на одну игру, выйти, сыграть и дальше поехать. Удивительно.

01_20131205_VIT_TOR_VNB 186.jpg

- Есть ещё одна история, когда в 1995 году «Спартак» отравился почти всей командой, игру с «Нефтехимиком» переносить никто не стал, и в третьем периоде у вас из носа пошла кровь.
- Я сейчас подробностей уже не вспомню - столько лет прошло! Вроде бы мы на базе тогда отравились. После дневного сна почти все ребята почувствовали себя очень плохо. Понос, рвота. Игру надо было отменять, но «Нефтехимик» был в Москве, они сказали, что потратили деньги на перелёт и гостиницу. Я вышел на раскатку, а у меня всё плыло перед глазами. Не помню, как сыграли, но победить мы точно не могли - еле ползали по льду.

- В 90-е все пытались уехать. Почему вы остались?
- У меня уже был на руках готовый контракт с одним из шведских клубов, который тренировал Валерий Шилов из Ленинграда. Там ещё Николай Дроздецкий играл («Борос» - Прим ред.). Вещи собрал, приготовился уезжать. Билеты мне купили на самолёт. Но за два дня до моего отъезда Шилова из клуба убрали, и всё сорвалось.

- После «Спартака» вы поехали в Нижнекамск.
- Денег игрокам там платили уже гораздо больше, чем в Москве. В «Нефтехимике» у меня в контракте были прописаны бонусы: если не пропущу, одна сумма, один гол пропущу - другая. Даже если два, всё равно выплачивали вознаграждение, но только если команда сыграла вничью или победила. На одних только этих бонусах тогда можно было более-менее спокойно жить.

- На стену от скуки в Нижнекамске вы не лезли?
- Да, делать там было нечего после игр. Сходить некуда, одна улица. Но в сезоне этого особо не замечаешь - каждый день или тренировка, или официальный матч.

- Кто из современных вратарей вам импонирует?
- Мне нравился одно время Андрей Кареев, который сейчас в Уфе. Но он почему-то мало играет. Слежу за Ильёй Сорокиным. У парня большое будущее. Наверное, скоро уедет.

- Все знали, что одно время у вас резко пошатнулось здоровье. Как вы себя сейчас чувствуете?
- Работаю в «Витязе», помогаю молодым вратарям. Если дышу, хожу и смеюсь, значит ещё живой.