С 14.00 26.06.2019 по 10.00 27.06.2019 ведутся технические работы. Приносим извинения за доставленное неудобство.

Вроде бы и не очень много сезонов провёл в московском «Спартаке» защитник Александр Куликов. Всего-то пять, что по тем меркам - далеко не рекорд. Но сезоны эти стали для красно-белых не только одними из самых «смутных» в 70-х, но и одними из самых насыщенных различными событиями. За четыре года в команде сменилось четыре тренера, «Спартак» сыграл в финале Кубка европейских чемпионов, съездил в североамериканское турне, впервые сыграв с настоящими профессиональными клубами НХЛ, в одном из чемпионатов едва удержался в Высшей лиге. Всё это вместе с командой пережил и Александр Иванович Куликов, став в составе красно-белых дважды бронзовым и один раз серебряным призёром чемпионатов СССР.

- Александр Иванович, расскажите, как вы оказались в «Спартаке», кто был инициатором вашего приглашения? Ведь к 1976-му году вы были одним из ведущих игроков горьковского «Торпедо», играли за сборную СССР, входили в символический список «34-х лучших игроков» чемпионата. Тогда таких хоккеистов, наверное, с трудом отпускали в другие команды?
- Пригласил меня Николай Иванович Карпов. На самом деле, я и до этого мог оказаться в Москве. Причём, дважды. Ещё будучи главным тренером в «Спартак» меня приглашал Вячеслав Иванович Старшинов, в 1973 году, по-моему. Но я отказался. Правда, по каким причинам, не помню. Может быть, просто молодой был - не хотел уезжать из родного города. Второй раз за мной приезжал тренер «Крыльев Советов» Игорь Тузик. Они там в «Крыльях» хотели воссоздать пятёрку из молодёжной сборной СССР: в нападении Анисин, Лебедев, Бодунов, в защите Терёхин и Куликов. Но в «Крылья» я тоже не пошёл.


- Как вас приняли в «Спартаке»?
- Нормально. Вот только квартиру сначала хотели дать однокомнатную. Но у меня тогда жена в положении была, скоро пополнение в семье должно было случиться. С маленьким ребёнком в однокомнатной совсем тяжело было бы. Помню, тогда Володя Шадрин мне здорово помог. Он авторитетом большим пользовался и у игроков, и у тренеров. Да, можно сказать, что он уже фактически был играющим тренером. Так вот он к Карпову пошёл насчёт меня просить и добился. Сказали только: «справку принеси, что жена в положении». Принёс справку. Мне «двушку» на Бауманской дали. Маленькую, правда: кухня чуть больше 5 метров, в коридоре двоим не разойтись. Но на тот момент это было очень хорошо. Ну а потом уже спустя несколько лет переехал на Полежаевскую, на улучшение, так сказать.

- Уходили из Горького без скандалов?
- Скандалов, конечно, как таковых не было, но отпускали с большим трудом. Ведь хотели не только меня забрать в «Спартак», но и Юрку Фёдорова. Приехали мы в Москву, на заседание СТК (Спортивно-техническая комиссия. - Прим.ред.). Долго спорили, приводили доводы. Фёдоров-то уже тогда был чемпионом мира, в Горьком был знаменитостью, квартиру ему дали, машину. В общем, его «Торпедо» отстояло, а я перешёл в «Спартак».

1976. "Спартак" в четвертый раз в истории побеждает в чемпионате страны. jpg.jpg

- Первые впечатления от команды в том сезоне-1976/77 какие у вас сложились? Ведь вы попали в «Спартак», вроде бы, в чемпионский, а на деле 1976-1979-е годы оказались самыми трудными в истории красно-белых в тот период.
- Да, трудными. Четыре тренера сменились за эти сезоны: Карпов, Черенков, Баулин, а потом Кулагин. Брали-то меня, и это не было секретом, на место перешедшего в «Химик» Юрия Ляпкина. Я тоже «праворукий», на меня так и рассчитывали - на первое звено. Тренеры начали наигрывать пятёрку Шалимов-Шадрин-Якушев, Куликов-Коротков. Мы и чемпионат так начинали. И, кстати, неплохо начинали. А потом пару нашу «разбили». Не подошёл я партнёрам, наверное, по каким-то игровым принципам. Я же любил по воротам сильно бросать, забивал немало - когда мальчишкой был, вообще играл в нападении. А ребята из первой спартаковской пятёрки больше любили комбинационный хоккей. Ну и пошло у нас недопонимание. Я по воротам бросаю, а они стали говорить: «мол, подстрелишь нас когда-нибудь, убьёшь, играй в пас». Короче, в конце концов, убрали меня из этого звена, и стал я играть с Костылевым, Рудаковым и Бариневым.

- Аркадия Рудакова называют одним из умнейших центральных нападающих советского хоккея…
- Так и есть. У него, такое впечатление, глаза и на затылке были. Передачи отдавал не глядя, небольшой был, но попробуй его поймай. Как даст пас Бариневу на край, тот убежит - гол. Да и сам завершать умел.

- В августе 1976-го, когда вы уже тренировались со «Спартаком», вас и Виктора Шалимова пригласили в «экспериментальную» сборную СССР, которая готовилась к Кубку Канады. Что запомнилось из того турнира?
- Помню, собрали нас перед турниром и поставили задачу: быть в тройке. Ну, мы и выполнили её. Как раз заняли третье место. Тогда канадцы были очень сильны: у них одни «звёзды» играли: Орр, Эспозито, Кларк, Лафлер, Робинсон, Халл, Маховлич. Запомнились и чехи - тоже хорошая команда.

в игре А.Куликов спартак трактор.jpg

- Вернёмся к «Спартаку». Первый ваш сезон в «Спартаке» оказался в целом для команды провальным - 6-е место. Дальше ещё хуже - 8-е место. Какие-то объяснения этому были?
- Я был в команде человеком новым, поэтому по первому сезону мне трудно что-то сказать о причинах. А вот когда пришёл Роберт Черенков, тогда и началось…

- Считаете, его приглашение на должность старшего тренера в «Спартак» было ошибочным?
- Конечно. Совершенно не прижился в команде. И если к заслуженным игрокам, чемпионам мира и Олимпийских игр он ещё более-менее относился, нейтрально, то к другим… Скажем так, некорректно.

- Оскорблял?
- И это бывало. Много было странного. Вот, например, однажды на тренировке предложил, буквально, следующее. Я, значит, должен был бросать по воротам, а, по-моему, Якушеву, Шадрину и Шалимову сказал: «Ложитесь под шайбу». Представляете себе? И мне как-то не по себе стало… И такого было немало. Вот и начались конфликты.

Снимок экрана 2019-04-20 в 2.16.15.png

- А у вас с Робертом Черенковым что-то такое конфликтное возникало?
- Конечно. Что-то ему однажды не понравилось на тренировке в моих действиях, так он хотел заставить меня кульбиты делать или через бортик прыгать. Уже точно не помню. Как детей в ДЮСШ иногда заставляют, знаете, наверное?

- А вы что?
- Да послал его. А он меня с тренировки выгнал. Но такое не только со мной было. Почти всем доставалось.

- После первого матча финала КЕЧ с чехословацким «Польди» вся команда поехала на традиционный командный ужин. И вот там произошло неожиданное. В какой-то момент Роберт Черенков в довольно-таки резкой форме высказал претензии одному из игроков относительно его действий на площадке. А тот за словом в карман не полез, да и ответил наставнику: мол, на себя посмотри. Причём, как утверждают очевидцы, одной грубостью дело не закончилось…
- Было такое. Ну, так ребята немного «нарушили режим», были на взводе, слово за слово. И понеслось - до рукоприкладства дошло. Подробностей не знаю, сам я на этом ужине не был. Так получилось. Резонанс тогда был большой. А скоро Роберта Черенкова сняли.

- Из-за этого?
- Думаю, из-за всего сразу, по совокупности. А этот инцидент просто стал последней каплей.

- Ещё о тех матчах с «Польди»…
- Можно написать, что я этот финал проиграл (смеётся). Хотя тогда было не до смеха.

- А если вспомнить оба матча – московский и в Чехословакии, какой давался тяжелее?
- Пожалуй, московский. Ответственность давила, свои болельщики, дома играли. Эх, надо было всё в Москве решать. Вели 2:0 и 3:1, и 4:3… Не дотерпели. Я тогда два гола «Польди» забил. Или нет… Точно, в Москве Рудаков после моего броска подправил шайбу, а в гостях момент подвернулся, я и щёлкнул по воротам. Где-то в конце матча это было… Помню, в повторном матче чехословаки нас дважды поймали на одном и том же. Ведь раньше за воротами не стекло было, а сетка. Так вот на стадионе в Кладно она была так натянута, что шайба от неё отскакивала очень сильно. Причём, если бросать в определённое место, как раз над воротами, то отскакивала она точно на «пятак». Так вот Новак, был такой у них, два раз так и забил нам. Входит в зону, заряжает и тут же «рвёт» на добивание в определённую точку. А мы пока разворачиваемся, шайба-то мимо ворот вроде бы летит, а он тут как тут. Домашняя заготовка у них что ли такая была (улыбается). Мы только со второго раза разобрались и больше так делать ему не давали.

- А потом Алексей Костылев на 58-ой минуте счёт сравнял. 4:4 в Москве, 4:4 в Кладно. И буллиты. Почему при наличии в команде таких, действительно, «звёздных» нападающих, как Якушев, Шалимов, Шадрин, Кожевников, Евстифеев, решающий буллит стал пробивать защитник?
- Дело было так. Сели мы все на скамейку. Тренер спрашивает: «Кто готов?». Лидеры молчат. Не знаю, может переволновались, может ещё что. Но они отказались. Тогда вызвались Рудаков и Брагин. Рудаков забил, а Брагин - нет. Ну а третий буллит я поехал пробивать.

- Говорят, что вратаря «Польди» вы обыграли, но попали в крестовину?
- Да, вроде бы обыграл, но он так хитро клюшку навстречу мне выкинул, что нормально бросить всё-таки помешал.

- Это было самое большое разочарование в вашей спортивной карьере?
- Возможно и так…

- В «Спартаке» вам довелось поиграть со многими защитниками в паре. С кем было комфортнее всего?
- Да со всеми было нормально: с Володей Кучеренко, с Федей Канарейкиным, с Васей Спиридоновым, с Валей Марковым… А дружил с Юрой Рычковым. У нас и дома по соседству были. Правда, в одной паре с ним не играли, оба «праворукие», на одном фланге, меняли друг друга.

- С Валентином Марковым вы играли не только в чемпионате, но и в знаменитой заокеанской Суперсерии-1977/78.
- Да что-то такое значительное вряд ли вспомню. Какие-то игры давались очень трудно, какие-то легко. Я там два гола забил. Помню, что из «Крыльев» много ребят нас усилили…

- Говорят, что игроков не из «Спартака» было столько, что поначалу даже хотели команду назвать что-то типа «сборная клубов СССР», но канадцы настояли на том, чтобы это всё-таки был именно «Спартак».
- Ну, это уж я не знаю. Там руководство всё решало.

якушев против куликова 1976 год.jpg

- Спортивная карьера - это не только сборы, переезды, тренировки и игры. Бывали, наверное, и какие-то забавные случаи. Что-то припомните?
- Припомню (смеётся). Правда, было это не со мной и не со «Спартаком», а в игре «Крылья Советов» - ЦСКА. Но я это сам видел. Кто бы рассказал - не поверил бы. Знаете, наш выдающийся хоккеист, Александр Павлович Рагулин? Глыба, а не человек. Больше 100 кг. Его не то, что на силовой приём взять нельзя было, его с места сдвинуть никто не мог. Даже канадцы его побаивались. Так вот в «Крыльях» был такой защитник Юрий Тюрин. Тоже не маленький. Он когда ещё коротко постригся, совсем почти налысо, ему кличку дали «Саид». Чем-то стал похож на персонажа из фильма «Белое солнце пустыни». Так вот в одном из матчей Рагулин, протолкнув шайбу по борту, хотел от Тюрина уйти, а тот ему «мельницу» устроил! Александр Павлович медленно так летел, как при замедленной съёмке в кино. Рагулина, представляете, поймал! Тогда этот эпизод, конечно, обсуждали…

- Против кого из нападающих вам тяжелее всего было играть?
- Кого-то конкретно затрудняюсь назвать. Вот если только по тройкам… Ну понятно, против «цсковских» и динамовских ведущих - было нелегко. Но я назову других. Было такое звено в Челябинске, по-моему: Картаев - Белоусов - Шорин. Вот против них было трудно. Здорово они играли!

- В 1982-ом году вы из «Спартака» ушли…
- Ну не сам, конечно. Скорее, меня «ушли». Тогда в паспорт пристально смотрели. Мне уже 31 год был. Принято было молодым дорогу уступать. Вместе со мной тогда в «Химик» ещё и Валерка Брагин перешёл. Но он помоложе был, задержался в Воскресенске. Хорошо играл, а я даже тот сезон в «Химике» не доиграл.

- После «Спартака» и «Химика» вы неожиданно оказались в скромном «Рекорде» из Александрова. Каким образом?
- Мне было за 30, надо было где-то играть. Пригласили в «Рекорд». Зато стал неоднократным чемпионом Владимирской области! (улыбается).

- После «Рекорда» были и ещё команды в вашей карьере…
- Да, поехал в 1987-ом в архангельский «Спартак» играющим тренером. Нормальные были условия, к тому же платили так называемые «северные».

- А потом была ещё и Швеция.
- Интересная история. Позвонил мне Володя Петров. Тот самый - из ЦСКА. Уж не знаю всех подробностей этого дела, но нашёл он меня и неожиданно предложил поехать в Швецию, поиграть за местный клуб «Шеллефтео». Причём, срочно, говорит, приезжай. Чтоб завтра уже в Москве был, в Спорткомитете. А у меня ни паспорта заграничного, ни вещей никаких не собрано. Но в Москву я приехал, домой заглянул часа на полтора, сказал родным: «Еду в Швецию играть». И поехал. В Спорткомитете, надо признать, всё быстро сделали - и паспорт, и билет. В общем, уехал, полсезона играл. Там даже на трибунах народа прибавилось - русский в команде, экзотика! Условия там, конечно, были шикарные, отношение хорошее.

- В одном из своих интервью Валерий Брагин сказал, что, несмотря на чемпионство в «Спартаке» и семь красно-белых сезонов, своими лучшими годами спортивной карьеры он считает те, что провёл в «Химике». А у вас как было?
- Пожалуй, назову лучшими всё-таки те сезоны, которые я провёл в родном «Торпедо», в Горьком. Но и годы в «Спартаке» - это большая и очень интересная часть моей хоккейной карьеры.

Новости и акции от ХК «Спартак»