Геннадий Столяров: У нас есть время, чтобы всё переосмыслить