С 14.00 26.06.2019 по 10.00 27.06.2019 ведутся технические работы. Приносим извинения за доставленное неудобство.

И.о. главного тренера Игорь Уланов рассказывает о возвращении в «Спартак», неожиданностях прошедшего сезона, сравнивает генерального менеджера с Чапаевым, раскрывает секреты преображения команды в плей-офф, оценивает опыт прошедшего чемпионата.

Красно-белые, уступившие в первом раунде плей-офф СКА, смело могут заносить прошедший сезон себе в актив. Команда, сменив по ходу сезона тренера и завалив концовку регулярного чемпионата, тем не менее, сумела оказать достойное сопротивление СКА. Питерскому топ-клубу пришлось приложить сверхусилия для того, чтобы отыграться после двух домашних поражений. С середины октября командой руководил тандем генерального менеджера Алексея Жамнова и Игоря Уланова в статусе «и.о. главного тренера».

- Игорь Сергеевич, в нынешнем сезоне состоялся ваш второй приход в «Спартак», как произошло возвращение?
- После того, как я завершил работу в «Югре», позвонил Алексей Юрьевич (Жамнов – Прим. авт.). С удовольствием принял его предложение вернуться в «Спартак». Нас многое объединяет. Играли и вместе, и друг против друга, и знакомы давно. Цели и амбиции одинаковые. Изначально я должен был отвечать за действия команды в обороне и в меньшинстве.

- «Спартак», неплохо начав сезон, затем сдал, выдал невнятный отрезок, который и привёл к отставке тренерского штаба.
- Я бы сказал, что у нас были переменные успехи. На предсезонных турнирах выглядели, скажем так, на среднем уровне. Но все понимали, что главные испытания ждут уже в чемпионате. К сожалению, сложилось так, что мы начали проигрывать, причём тем командам, у которых должны были непременно брать очки. При этом цеплялись в играх против топ-клубов. Команда понимала, что может играть достойно против любого соперника. Но вот эта нестабильность… Не получалось выиграть больше двух матчей подряд, выдать победную серию. Думаю, что «точкой кипения» стало домашнее поражение от рижского «Динамо» 18 октября (2:3).

- Вы, конечно, искали причины нестабильности. В чём они состояли?
- Искали, разбирались. Анализировали игры вместе с командой, готовились к каждому сопернику, искали оптимальные сочетания звеньев… В чём причины? Где-то подвёл настрой, или какой-то один игрок встал не с той ноги, ошибся – и мы пропустили решающий гол, другой не выручил. Получалась цепная реакция. При этом я бы отметил, что физически команда была готова неплохо. Но вот из сочетания, казалось бы, мелочей, складывалась негативная картина.

- Какие меры принимали для того, чтобы выправить ситуацию?
- Самые разнообразные. Но голос старались не повышать. Не будем забывать о том, что в команде есть опытные игроки, которые и так всё понимают. Поэтому старались вызывать по одному для бесед. Каждому разжёвывали его роль, при помощи того же видео. Не будешь же при всех тыкать пальцем в игрока.

7.jpg

- Второй сезон подряд на лавку «Спартака» спускается Алексей Жамнов, и это каждый раз приносит результат. Что меняется с присутствием генменеджера?
- Он не только стоял на лавке, но и участвовал в тренировках, надевал коньки, выходил вместе с нами на лёд. Думаю, что присутствие руководителя и в раздевалке, и во время матча дисциплинирует. Игрок видит, что на него смотрит начальник и отмечает, как он выкладывается, на что готов.

- Вам не кажется, что это неправильно, если в команде действительно настоящие профессионалы? А получается как в школе: пока учитель в классе – всё спокойно, стоит ему выйти – начинается бардак.
- У нас всё-таки, ещё осталось это. Немного, но осталось. По большей части сейчас хоккеисты профессионально относятся к тренировкам, следят за собой и в межсезонье сами, безо всяких понуканий. Но то, что человек ведёт себя немного не так в присутствии руководителя – это ещё есть. Причём есть везде и всегда будет. Тут как в фильме «Чапаев». Где должен быть командир? Впереди, на лихом коне, а иногда и позади отряда. Поэтому даже когда генеральный менеджер просто приходит в раздевалку – сразу понятно: надо что-то кардинально менять.

- А если игроки в итоге привыкнут? Президенту клуба надо будет на лавку спускаться?
- Ни в коем случае.

- Когда над тренерским штабом сгустились тучи, допускали мысль, что вас тоже попросят на выход?
- Допускал, конечно. Когда так складывается ситуация, начинаешь смотреть более пристально на статистику. В моём случае это статистика защитников, их показатель полезности, эффективность обороны в целом, спецбригад меньшинства. Невольно закрадываются сомнения – всё ли лично ты делаешь правильно? Что ж, получается, что над моей головой туч было меньше, раз руководство решило оставить меня.

5.jpg

- Оставить – это одно. Но вам предложили, по сути, возглавить команду. Ведь Алексей Жамнов формально не имел должности в тренерском штабе. Для вас это стало неожиданным?
- После того, как произошли изменения в штабе, мы собрались и договорились, что все решения принимаем только сообща. Не Уланов, не Жамнов, не Соловьёв. Только коллективное мнение. Кого ставим в состав, кого выпускаем на большинство и меньшинство, как тренируемся, как готовимся к тому или иному сопернику и так далее. Конечно, последнее слово всегда оставалось за Алексеем Юрьевичем, поскольку он генеральный менеджер.

- В раздевалке – понятно. Кто вёл игру? Жамнов или вы?
- Алексей Юрьевич, в основном, отвечал за атаку, я, как и раньше, за оборону, Соловьёв за большинство. Можно сказать, и тут был коллективный разум. Но дирижировал, конечно, Жамнов.

- Довольно неожиданным стал приход в «Спартак» Максима Соловьёва. Он совсем недавно завершил карьеру, большую часть которой провёл в другом московском клубе – «Динамо».
- Он был представлен команде ещё в межсезонье как скаут, а когда произошли известные события, вошёл и в тренерский штаб. И вписался в коллектив довольно легко, несмотря на то, что не имел опыта работы. Думаю, в последние годы он уже был, по сути, играющим тренером.

6.jpg

- Если говорить о регулярном чемпионате – согласны с тем, что в конце ноября – декабре «Спартак» набрал оптимальную форму?
- Так обычно и бывает. В начале чемпионата, в течение 12-15 игр хоккеисты притираются друг к другу, формируется окончательно состав звеньев. Это происходило и у нас, и результат был крайне важен, поскольку «Спартак» не имел длинной скамейки. К концу ноября – декабрю это более-менее удалось. Конечно, ротация оставалась, но основные сочетания были сформированы. Мы представляли, кто на что способен, кто кого дополняет. Если, к примеру, с одного края человек не так быстр, но хорошо держит шайбу, с другого как раз не помешает добавить скорости.

- «Спартак» поднимался в таблице, болельщики начинали заглядываться на четвёртое, а то и третье место Запада. И вдруг всё рухнуло.
- Да, из девяти матчей в концовке выиграли один, который дал возможность войти в плей-офф. И как только нас в таблице на сайте КХЛ написали жирным шрифтом, почему-то наступил провал. При этом не могу никого упрекнуть, все продолжали работать. Но каждый раз какие-то ошибки сводили эту работу на нет. Давайте не будем забывать и о том, что в какой-то момент у нас набиралось до шести травмированных. Пришлось выпускать молодых ребят. Да, сейчас с такими же играет «Локомотив» и играет успешно, но у наших совсем не было опыта, пришлось сразу идти «под танки».

- Сильно повлияли травмы ведущих игроков?
- Травмы бывают разные. Может получить повреждение лидер, и команда без него мобилизуется, побеждает. В какой-то степени и у нас так произошло. Удалось собраться на первые два матча плей-офф.

- Согласитесь с тем, что Юлиус Гудачек в этом сезоне был больше, чем полкоманды, вопреки расхожей фразе? Особенно в регулярном чемпионате.
- Говорят, что хороший вратарь должен поймать все свои шайбы и пару раз за игру выручить. Юлиус именно это и делал. В том числе в матчах против лидеров. Но здесь нельзя не отметить и Никиту Беспалова. Когда он получил шанс – сразу выдал два матча на ноль.

4.jpg

- Посмотрев на игру «Спартака» в первых двух матчах серии со СКА, некоторые вспомнили фразу Игоря Захаркина про «запланированный спад», имея в виду всё тот же финиш регулярного чемпионата.
- Конечно, Захаркин с сарказмом сказал, и у нас был спад самый обычный. Даже спадом я бы это не назвал, просто чёрная полоса. Перестановки в звеньях, в том числе в неравных составах, - всё это бесследно не проходит.

- Что тогда произошло со «Спартаком» за пару дней перед плей-офф?
- Произошло переосмысление. Поняли, что не надо ничего и никого бояться. Да и мы не нагнетали, не загоняли команду в угол. Просто сказали о том, что к каждому моменту надо относиться максимально серьёзно. У ребят взыграло самолюбие, пришла уверенность. С первых смен плей-офф ребята поняли, что могут играть против СКА. Наверное, прогнозы на нашу серию тоже помогли. Мы прочитали их в раздевалке, да ребята и сами всё прекрасно знали.

- Можно сказать, что «Спартак» после двух побед в Санкт-Петербурге испугался собственной смелости, не поверил в то, что произошло?
- Синяки и ушибы заставляли поверить в то, что это всё было. Все прекрасно понимали, что в Москве СКА не будет играть так же, как дома. Будут перемены и в тактике, и в составе. Но мы были готовы и во всех оставшихся играх сражались на равных.

- Я думаю, что кульминацией серии стал момент в овертайме четвёртого матча, когда Илья Талалуев не сумел попасть с пятака в ворота.
- Что ж, случайность… Не повезло, не сумел он поставить точку. Но даже если бы получилось, ничуть нам не стало бы легче даже при счёте 3-1.

- Несмотря на разницу в классе, травмы и прочее, - был ли у «Спартака» шанс пройти СКА?
- Конечно. И мы подобных случаев в истории видим немало. В том числе и в моей игровой практике. С «Эдмонтоном» заняли восьмое место и в итоге дошли до седьмого матча финала Кубка Стэнли. По ходу того розыгрыша три раза отыгрывались с 1-3 и побеждали. «Детройт», кстати, прошли, с Пашей Дацюком.

- С ребятами не делились воспоминаниями об «Эдмонтоне»?
- Да они знают (смеётся).



- Ваша фраза о бизнесе в Санкт-Петербурге, сказанная после пятого матча серии – экспромт?
- Да, причём многие заинтересовались. Звонили, спрашивали, в какой именно области веду дела. (смеётся).

- Что дал вам, как тренеру, этот сезон?
- Уверенность. В определённых ситуациях решения надо принимать за секунды. Например – в ключевые моменты выпускать тех игроков, которые обязательно забьют или не пропустят. Решать сразу, не раздваиваться. Этот сезон позволил мне набраться еще больше опыта в плане управления игрой. .
Кроме того – добавилось опыта общения с молодыми игроками. Хоккеистов, поигравших на высшем уровне лет по 15, тех, с кем я могу говорить на одном языке, к примеру Калинин, Зубов, Кутейкин, - становится всё меньше. У более молодых другой подход к хоккею, другое отношение. Если мы всегда смотрели тренеру в рот, когда он объяснял упражнение, то сейчас всё немного по-другому. Надо понять молодых, и, я думаю, мне удалось настроиться на их волну, подпустить их поближе, узнать, что они из себя представляют. И в плане общения можно сказать – я насладился этим сезоном.

- Был ли уже разговор с руководством по поводу будущего? Вы остаётесь в клубе в каком-либо качестве?
- Пока всё в процессе. Алексей Жамнов участвует в совещаниях, на которых определяются контуры команды и тренерского штаба на следующий сезон. Со мной разговора ещё не было, поэтому вместе с остальными тренерами продолжаю тренировочный процесс, просмотр молодёжи.

- В последнее время немало новостей было на тему прихода в «Спартак» Олега Знарка. Если предположить, что это случится – готовы войти в его тренерский штаб?
- У Знарка много побед и регалий, он отличный специалист. Поэтому, если меня оставят, конечно, буду готов работать с ним. Но это всё решать руководителям клуба. Могу сказать только то, что было очень приятно вернуться в «Спартак», всё мне тут по душе. Хотелось бы продолжить работу здесь – неважно, в чьём тренерском штабе и на какой должности.

- В том числе и главного тренера?
- Какой солдат не мечтает быть генералом?

Новости и акции от ХК «Спартак»