Крылов Геннадий Васильевич

Крылов Геннадий Васильевич

13 марта 1950 - 4 августа 1996



Нападающий. Мастер спорта.
Чемпион СССР 1969, 1976, второй призер чемпионата СССР 1970, третий призер чемпионата СССР 1972, 1975.


Как и Александр Якушев, свой хоккейный путь он начал в команде «Серп и молот», а в «Спартак» попал благодаря тому, что с заводом «Серп и молот» был тесно связан Александр Игумнов: в свое время он работал там, а потом спустя многие годы часто посещал матчи заводской хоккейной команды. Именно Игумнов разглядел в невысоком пареньке неординарного игрока. О том, что самобытность Крылова проявилась уже в раннем возрасте, свидетельствовало и его приглашение в сборную СССР на первый чемпионат Европы среди юниоров.
Дебютировал Крылов в команде мастеров в последней игре чемпионата-1966/1967. Так получилось, что это совпало с прощальной игрой Евгения Майорова. Во втором перерыве состоялись трогательные проводы. Во время них Евгений Майоров совершил символический жест - передал свою клюшку, перчатки и шлем юному Гене Крылову, который сразу же отблагодарил за доверие - в третьем периоде он забросил свою первую шайбу.
В конце следующего сезона, когда наступила горячая пора борьбы за чемпионство, надолго выбыли из строя Якушев и Шадрин. 18-летнему Гене Крылову пришлось занять место центрального нападающего. Его передачи не всегда были точны, но в каждой ощущалась мысль, стремление сыграть хитро, не по шаблону. А в скорости передвижений и действий он не уступал ни партнерам, ни соперникам.
На страницах журнала «Спортивные игры» в заметке «Выпускник школы Игумнова» сам Александр Игумнов предрекал ему большое будущее: «Настоящего Крылова вы еще не видели! Он вообще-то крайний нападающий. А играл на непривычном месте. И сыграл неплохо! Мы на него очень надеемся».

Его стали приглашать и в молодежку, и во вторую сборную страны, и в сборную Москвы на Спартакиаду народов РСФСР, где столичные хоккеисты взяли первое место. А вот с главной командой отношения не сложились. Возможно, потому, что слишком часто сбивался форвард на индивидуальные действия. И не случайно тренер Николай Карпов, давая Геннадию установку перед матчами, постоянно делал упор: «Не увлекайся финтами ради финтов, играй чаще в пас. Помни: ты - третий сзади, успевай в оборону». Характерна и ремарка Вячеслава Старшинова после одного из дерби с ЦСКА: «Хорошо, но чаще всего в одиночку играл Крылов. Сыграл с Севидовым в пас - и родился отличный гол».
И в «Спартаке», и вообще в чемпионате Советского Союза он выделялся своими скоростными данными. Тот же Старшинов признавался: «Я, например, и в молодые годы не обладал реактивностью нашего Крылова». Тренеры использовали его и как правого крайнего, и как центрального форварда. А еще они разглядели в Геннадии мастера персональной опеки. И нередко поручали ему выключить из игры таких звезд, как армеец Валерий Харламов или динамовец Александр Мальцев. За счет мобильности нейтрализующий игрок под тринадцатым номером преследовал своих подопечных по всей площадке, не давая как следует раскатиться для приема шайбы. Болельщики со стажем вспоминают, что особенно интересна была их дуэль с Александром Мальцевым. Крылов даже разбежаться ему не давал – «приклеивался» к сопернику даже в динамовской зоне. Для Мальцева в мировом хоккее не было авторитетов – любого мог обыграть. А вот с Крыловым у него проблемы были, прежде всего потому, что Геннадий превосходил его в скорости. Если от любого соперника Мальцев мог уйти двумя-тремя толчками коньками, то здесь Крылов не то, что не уступал ему, а превосходил. Конечно, это обедняло его игру. Но ради команды, ради результата Крылов шел на эти «жертвы».

Золото 1969 года он обрел, выступая в третьей, как иногда говорили, в молодежной тройке, хотя туда нередко ставили и опытного Валерия Фоменкова. В 1976 году, когда «Спартак» вновь поднялся на вершину пьедестала, Крылов в связке с Валентином Гуреевым составлял основу второго звена, куда добавлялись Александр Мартынюк или Владимир Трунов. Журналист Аркадий Ратнер писал: «Незаурядным мастерством блеснули опытные игроки, особенно Гуреев, Крылов и Рудаков». Давая характеристику чемпионскому составу, Николай Карпов говорил: «Крылов нашел себя на месте центрального и раскрыл в этом чемпионате много достоинств, прежде не очень заметных. Он хоть и опытен, но молод, ему 26. Ему еще расти и расти».
Но, так уж сложилось, в дальнейшем расти не удалось. В двух следующих сезонах «Спартак» остался вне пьедестала, а потом Крылов ушел в первую лигу, в столичный «Локомотив», где как раз тогда работал Карпов. Ближе к тридцати годам уже трудно было сохранять сверхскорость, а именно она являлась главным коньком Крылова, ибо позволяла и убегать от защитников, и поспевать на добивание.
Умер Геннадий Крылов очень рано - в августе 1996 года, когда ему было всего 46 лет. Он похоронен на Кузьминском кладбище в Москве.