Кожевников Александр Викторович

Кожевников Александр Викторович

21 сентября 1958



Заслуженный мастер спорта, нападающий.
Второй призер чемпионатов СССР 1981-1984, третий призер 1979, 1980, 1986 и 1989.
Чемпион Мира 1982.
Чемпион Зимних Олимпийских игр 1984 и 1988.


Будущий двукратный олимпийский чемпион вырос в Пензе, где делал первые шаги сразу и в футболе, и в хоккее. Уже в команде мальчиков отличался отменными физическими данными и завидной страстью поражать ворота соперников. В 14 лет он уже играл за взрослую заводскую футбольную команду. Но привязанность к хоккею оказалась сильнее. Вплоть до окончания хоккейной школы и перехода в «Дизелист», выступавшим в первой лиге, он занимался под руководством Василия Ивановича Ядренцева.
В высшей лиге мог оказаться в московском «Динамо», поскольку у «Дизелиста» были самые тесные контакты с бело-голубыми. Из воспитанников Пензы в «Динамо» играли братья Голиковы, Первухин, Светлов, Яшин. Появление в «Спартаке» Кожевникова можно считать чистой случайностью, хотя за красно-белых он болел с детства. Тогдашнего его тренера Ватутина пригласили в «Спартак». Он и взял девятнадцатилетнего Кожевникова с собой.
В один из июльских дней 1977 года он впервые пришел на тренировку «Спартака» в легкоатлетический манеж имени братьев Знаменских. В родном городе у него уже была кое-какая популярность: игрок команды мастеров, юношеской, а затем молодежной сборной СССР. Но одно дело быть, как говорится, первым парнем у себя в Пензе, и другое - не затеряться в Москве. Уже после первых сборов в межсезонье он собрался и уехал домой. Однако спартаковские тренеры убедили его изменить свое решение.
С первых же игр в высшей лиге стал проявлять характер - кожевниковский. Не признавал авторитетов, по-спортивному наглый. Особой сдержанностью не отличался: в ответ на проведенный против него силовой прием мог и отмахнуться. Одним словом, на скамейке штрафников сиживал нередко. Его «колючий» характер нет-нет, да и проявляется в наши дни - в своих интервью Александр Викторович обычно не выбирает обтекаемых выражений и режет правду-матку, что не может не нравится журналистам, всегда охотно набирающим его номер телефона. А в игровые годы всё переменилось после того, когда у руля красно-белых встал Борис Кулагин. Он не только вразумил парня, но и поверил в него, в его будущее. И форвард заиграл во всем блеске своего бомбардирского таланта. Временем расцвета стал сезон-1981/82, когда с 43 заброшенными шайбами - в три раза больше, чем в предыдущем сезоне, - он стал лучшим снайпером чемпионата СССР, а в составе сборной - чемпионом мира и Европы (партнерами по тройке у него были Тюменев и Голиков).
Пятый сезон выступая за «Спартак», Александр наконец-то оправдал возлагавшиеся на него надежды, став настоящим открытием года. Ранее рядом с фамилией форварда чаще всего фигурировал эпитет «перспективный»: сначала - обнадеживающе, позже - с ироническим оттенком. Казалось, еще немного, и болельщики стали бы свидетелями очередного нераскрывшегося таланта. К счастью, этого не произошло.

Дебют Кожевникова в сборной мог состояться на «Кубке Канады» в 1981 году. Тренеры наигрывали молодежную тройку, в которой вместе с ним выступали два московских динамовца - Светлов и Семенов. Однако травма, полученная в товарищеском матче, выбила Александра из числа кандидатов.
Как-то тренеры сборной привлекли соответствующих специалистов для того, чтобы протестировать хоккеистов на уживаемость, словно космонавтов, определить кто с какими партнерами лучше находит взаимопонимание на площадке. Кожевникова признали одним из самых коммуникабельных. Об этом свидетельствовала вся его хоккейная судьба. И в «Спартаке», и в сборной тренеры постоянно передвигали его из звеньев в звенья, и нигде он не терялся. Правда, самое большое удовольствие, по его же словам, ему доставляла игра с Тюменевым, при том, что оба центрфорварды. Как ни странно, это не мешало, а помогало им. Они хорошо понимали друг друга и в нападении действовали сдвоенным центром. К тому же Тюменев предоставлял Кожевникову полную свободу действий, взяв на себя черновую работу при обороне собственных ворот.
Запоминающимся для Александра стал олимпийский хоккейный турнир в Сараево, а особенно решающий матч со сборной Чехословакии. Его гол стал для нашей сборной «золотым»: резкий бросок по воротам Шиндела - и шайба от перекладины влетела в сетку.
А ведь участие Кожевникова в Олимпиаде долгое время было под вопросом. В последний день октября 1983 года в матче против московского «Динамо» он получил тяжелую травму - перелом ноги. Через полтора месяца приходил на матчи Приза «Известий», волоча загипсованную ногу. «Хочу успеть к Олимпиаде», - вот что говорил он тогда. Многие считали это нереальным. Но Александр сделал все, чтобы поскорее встать в строй. Он был включен в сборную в последний момент и сполна отблагодарил своих товарищей за доверие, продемонстрировав отличную игру.