Гуреев Валентин Николаевич

Гуреев Валентин Николаевич

12 марта 1946



Нападающий. Мастер спорта международного класса.
Заслуженный тренер России.
Чемпион СССР 1976, второй призер чемпионата СССР 1970, 1973, третий призер чемпионата СССР 1972, 1975.
Обладатель Кубка СССР - 1970, 1971.
Главный тренер «Спартака» 1993-1995.


Воспитанник спортшколы ЦСКА, он так и не стал востребованным столичным армейским клубом. За мастеров Гуреев начал играть в усть-каменогорском «Торпедо», затем выступал в ленинградском СКА. В одном из матчей чемпионата из-за травм вратарей ему даже пришлось встать в ворота. Согласитесь, не часто бывает такое в нашем хоккее. С берегов Невы пришел в «Спартак», который перед этим выиграл чемпионское звание 1969 года. И уже в спартаковских рядах добился полного комплекта медалей, дополненных двукратным триумфом в Кубке СССР.
- Два года служил. Потом было первенство Вооруженных сил в Хабаровске, я стал лучшим бомбардиром. После этого меня стали приглашать и Борис Кулагин в ЦСКА, и Нетто c Карповым в «Спартак», - рассказывал Валентин Гуреев. - Прилетел домой, ночь просидел, не зная, что делать: и вроде хотелось в родной клуб, а, с другой стороны, мне очень понравились уважаемые мною Нетто и Карпов. Выбор был сделан в пользу «Спартака», о чем ни разу не пожалел.
Тренеров в Валентине привлекали многие качества. Во-первых, он мог сыграть и центрального, и левого крайнего нападающего. Во-вторых, зарекомендовал себя специалистом по игре в меньшинстве, а такие люди необходимы в каждой команде. Для сравнения можно сказать, что Александр Якушев при всем своем величии не слишком-то подходил для обороны против соперника, имеющего одного, а то и двух лишних игроков. Здесь требовались не только быстрота, неутомимость и маневренность, но и огромное терпение, позволяющее не терять позицию, чем сполна и обладал Гуреев.
Стоит добавить еще один нюанс. Гуреев нередко играл за второе звено, которое, по замыслу тренеров, должно было нейтрализовать лидеров соперника. К примеру, его связка с Геннадием Крыловым (третий партнер мог меняться) выходила на лед против знаменитого трио Михайлов - Петров - Харламов в дерби с ЦСКА. Тогда Валентин оказывался в стартовой пятерке, куда в обычных условиях попадал редко. Но при случае мог подменить там травмированных - того же Якушева или Владимира Шадрина. Это практиковалось и при Николае Карпове, и позже, при Роберте Черенкове.
Умение обороняться не мешало ему оставаться, что называется, зрячим форвардом с хорошо поставленным неожиданным броском. Но в те времена «рабочим лошадкам» трудно было попасть в национальную команду, куда отбирались лучшие из звезд. Гуреев привлекался к матчам только за вторую сборную СССР и наиграл на звание «мастер спорта международного класса»: удостоверение «ЗМС» вручали лишь за победы на чемпионатах мира и Олимпиадах.
Без сомнения, Гурееву очень удался чемпионский сезон-1975/76, когда он нередко забрасывал важные шайбы. Например, очень непросто складывался матч с «Крыльями Советов», когда спартаковцы с трудом отстаивали преимущество в одну шайбу, и лишь гол Гуреева в большинстве снял все вопросы о победителе. А в следующем сезоне его подстерегла тяжелейшая травма. В принципиальном поединке с ЦСКА Борис Александров, который впоследствии также играл в «Спартаке», толкнул шестнадцатого номера красно-белых на борт. В результате - сотрясение мозга. Случай получил большой резонанс, виновника наказали, но пострадавшему было не легче. Возможно, после этого форвард, которому пошел уже четвертый десяток, не смог снова заиграть так, как он умеет.

По окончании карьеры игрока он не расстался с любимым видом спорта. В 1983 году закончил Высшую школу тренеров. Работал старшим тренером управления хоккея Госкомспорта СССР. Два сезона провел в саратовском «Кристалле». Пять лет руководил молодежной сборной СССР. Под его руководством эта сборная была дважды чемпионом мира и дважды второй. Потом снова вернулся в Австрию уже в качестве тренера венского клуба. В 1992 году клуб обанкротился, и ему пришлось досрочно приехать домой. Через год ему поступило предложение возглавить московский «Спартак», от которого, по его собственным словам, он не мог отказаться. На домашних матчах в «Сокольниках» непременно присутствовала семья Валентина Николаевича, причем супруга переживала на трибуне эмоциональнее, чем сам Гуреев на тренерском мостике.
В период, когда он возглавлял команду, Гуреев создал достаточно сбалансированное звено Иванов - Евтюхин - Селиванов, сформировал перспективную молодую тройку Шаламай - Епанчинцев - Клевакин, надеясь за счет юных хоккеистов из школы сплотить коллектив, который бы со временем мог поспорить за медали. Но условия в российском чемпионате уже диктовали состоятельные периферийные клубы, соперничать с которыми не представлялось возможным. И это крепко действовало на нервы. В конце концов, у Валентина Николаевича открылась язва, и он оказался в больнице. А «Спартак» возглавил его друг Виктор Шалимов. Но это, естественно, никак не повлияло на их взаимоотношения. В последние годы Валентин Гуреев был одним из тех, кто настойчиво развивал в России женский хоккей.

Валентин Николаевич признавался: «Я ни о чем не жалею. Если обратиться к временам минувшим, то не было ничего прекраснее, чем играть в команде с такими китами как Борис Майоров, Вячеслав Старшинов - бойцами, преданными «Спартаку», как говорится, до мозга костей, со звездными мастерами Евгением Зиминым, Владимиром Шадриным, Александром Якушевым… Все идет своим чередом. Кроме того, с удовольствием вспоминаю приятные эпизоды из хоккейной жизни. Например, решающий матч сезона-1975/76 против «Крыльев Советов». В случае победы мы становились первыми, и мне удалось забросить две шайбы. Или розыгрыш Кубка Ахерна в Швеции: тогда я «наказал» знаменитого голкипера «Тре Крунур» Лейфа Хольмквиста, игравшего за стокгольмский «Юргорден».