Дорощенко Виктор Антонович

Дорощенко Виктор Антонович

26 августа 1953



Вратарь. Мастер спорта международного класса.
Второй призер чемпионата СССР 1981, 1982, 1983, 1984, третий призер чемпионата СССР 1979, 1980, 1986. Победитель «Приза Известий» 1979.


По-разному приходят в хоккей мальчишки. Кого-то принимают в спортивную школу с первого захода, кого-то - со второй попытки. Но у Виктора Дорошенко - совсем по-иному. Он не выбирал амплуа вратаря - за него выбор сделал… старший брат Владимир. Ему было одиннадцать лет, играл он в детской команд новосибирского спортклуба «Энергия». А в свободное время на катке у дома тренировал броски. В ворота же ставил Виктора, которому исполнилось шесть. Надевал на мальчика фуфайку, вставлял в валенки фанеру, в широкие рукавицы - картонку и бросал, бросал по воротам.
Так продолжалось довольно долго. Интересно, что ни о какой хоккейной карьере Виктор в тот момент и не помышлял. Но старший брат заставил его пойти и записаться в хоккейную секцию. Тренировался Дорошенко-младший у известного тренера Василия Васильевича Бастерса. Постепенно стал овладевать секретами варварского мастерства, занимался с командами буквально всех возрастов. Стали на Виктора уже и тренеры команды мастеров поглядывать. А он вдруг взял и уехал из Новосибирска. Причиной стала обида. В 1968 году вов время финальных соревнований первенства страны среди юношей тренеры предпочли другого вратаря. Взыграло у Виктора самолюбие. И отправился он вместе с братом в Дальногорск, в команду класса «Б».
Через год Виктор собрался поступать в институт и вернулся в Новосибирск. В комнате мастеров «Сибири» как раз не было второго вратаря. На это место было немало кандидатов, но предпочли Дорошенко. И почти сразу, в 17 лет, что для голкипера явление исключительное, он стал основным в команде. Уже после первого сезона в «Сибири» у него было несколько лестных предложений. Тренеры ведущих клубов, особенно московских, положили глаз на быстро прогрессирующего вратаря. Несмотря на то, что ему пришлось рано повзрослеть, он не пренебрегал мнением людей компетентных и по-доброму к нему относящихся. Поэтому посоветовался с первым своим тренером Василием Бастерсом. Тот его по-отечески предостерег: «Рано, можешь сломаться». о же самое сказал Николай Семенович Эпштейн: Вратарь должен играть и знать, что именно на него рассчитывает тренер». А, например, в «Спартаке», за который он мечтал играть с детства, в то время было два великолепных вратаря - Зингер и Криволапов.
Дорошенко окреп, набрался мастерства в Новосибирск. Осенью 1976-го - случай уникальный для нашего хоккея - игрока команды первой лиги включили в число кандидатов в сборную СССР.
А вот приход Дорошенко в стан красно-белых на некоторое время перечеркнул его шансы попасть в сборную. Дело в том, что Виктора настойчиво приглашал в «Динамо» Юрзинов, а когда узнал о его решении играть в «Спартаке», откровенно сказал: «Пока я в сборной, твоей ноги в команде не будет».
Со «Спартаком» Дорошенко пережил и взлеты, и падения. Наконец удалось попасть в состав первой сборной. Но слова Юрзинова продолжали действовать - на чемпионаты мира и олимпийские турниры его так и не брали.
К тому же судьба продолжала испытывать сибиряка - сколько травм и операций у него было! Но снова и снова он вставал в ворота и играл мужественно, себя не щадя, наперекор судьбе.

За красно-белых Дорощенко провел 11 сезонов, а на закате карьеры отправился в Югославию, где два года защищал ворота «Црвены Звезды». Выступал и за сборную СССР, в составе которой провел три игры в 1978 году, одну из которых на Призе «Известий».
- Во время выступлений в «Црвене Звезде» из Югославии произошел случай, повлиявший на мою жизнь – вспоминает Виктор Дорощенко. - Как-то меня пригласили в посольство, чтобы я рассказал о своей карьере и о хоккее в целом. В зале собралось много народа. Я рассказывал о себе, отвечал на вопросы. Кто-то из присутствующих спросил о том, как я отношусь к поступку Могильного, сбежавшего за океан. Я ответил, что не осуждаю поступок Александра. Каждый сам вправе распоряжаться своей жизнью. Побегут и другие. Потому что, как нас, спортсменов, выступающих за рубежом, обдирают – толкает людей на подобные действия…
Сразу после выступления меня пригласили на беседу к парторгу. Я и не сразу понял, за что мне оказана такая «честь». Но в том кабинете на меня сразу же обрушился поток ненормативной лексики. Я тоже закипел и ответил подобающим образом. На том и расстались. В скором времени мой контракт закончился и я вернулся в Москву. Приехав, с удивлением заметил, что вокруг нашей семьи образовался какой-то вакуум. Раньше с соседями по дому всегда были как одна семья, а тут вдруг они стали нас сторониться и избегать. Потом узнал, что к ним подходили люди из КГБ и расспрашивали о нас…

Потом вместе с семьей Дорощенко уехал в Германию.