Блинов Виктор Николаевич

Блинов Виктор Николаевич

01 сентября 1945 - 09 июля 1968



Заслуженный мастер спорта, защитник.
Чемпион СССР 1967, второй призер чемпионата СССР 1965, 1966 и 1968.
Финалист Кубка СССР 1967.
Чемпион Мира, Европы и Зимних олимпийских игр 1968.


О феноменальной силе броска Блинова, будь он с клюшкой или с бильярдным кием в руках, до сих пор ходят легенды. Родился будущий олимпийский чемпион в далекой Сибири, в городе Омске. Дом, в котором жила его семья, находился в нескольких минутах ходьбы от стадиона. Там Виктор и начал заниматься хоккеем у тренера Михаила Герасимовича Зайцева. Его приметил тренер местного «Спартака» Владимир Игнатьевич Кукушкин. Едва Блинову исполнилось 16 лет, как его взяли на сборы - первые в его жизни. Своего искусственного льда в Омске не было, поэтому сборы проходили в Москве, в Сокольниках. Так, невольно, еще совсем юный Виктор очутился в спартаковской вотчине. Дальше была и первая официальная игра за команду мастеров, и первая заброшенная шайба.
В 1964 году возглавивший «Спартак» Всеволод Бобров стал активно строить новую команду. Кто-то подсказал тренеру, что в Омске есть хоккеист, обладающий броском потрясающей силы. Чтобы посмотреть его, Бобров сам отправился в Сибирь. И вскоре в «Спартаке» появился девятнадцатилетний защитник Виктор Блинов. Еще через какое-то время с ним и с его броском познакомились все вратари высшей лиги. Игрок ЦСКА Юрий Моисеев вспоминал: «Тарасов, выпуская меня на лед, говорил - ложись под бросок Блинова, может, хоть так сможем защититься, а если не ляжешь, то он нашего Толмачева прошибет».
В повседневной жизни Блинов не производил впечатления спортсмена, у него не было рельефных мышц. Если бы вы встретили его на улице, никогда бы не сказали, что перед вами хоккеист. Виктор толком не умел играть в футбол, в баскетбол. Но что касалось хоккея, то на удивление прекрасно действовал в отборе, хотя ростом был невысок. Его отличала какая-то внутренняя сила и совершенно сумасшедший бросок. Виктор Зингер говорил: «Хорошо, что я играю с Блиновым в одной команде. Как защитник он хорош - жесткий, осмотрительный. Но самое главное - он не бросает по моим воротам!»
Блинов от лицевой линии легко перебрасывал сетку за противоположными воротами. Ему абсолютно все равно было, какая клюшка в руках. Использовал самые обычные, незагнутые, которые продавались в любом магазине.
Помимо броска, Блинов обладал блестящим катанием, умел, когда нужно, подключиться к атаке, однако не в ущерб своим прямым обязанностям. Владел неплохой обводкой. Был по-сибирски основательным, авантюристом никогда не считался - четко знал, когда атаке помочь можно, а когда лучше остаться сзади. К тому же он был абсолютно хладнокровным, не реагирующим на обстановку вокруг, на замечания партнеров по команде или реплики соперников.
Четыре сезона играл Блинов в «Спартаке». Он очень быстро адаптировался в команде. В паре с защитником Алексеем Макаровым в чемпионский сезон-1966/67 они забросили 34 шайбы (по 17 «на брата»). Почти в два раза больше, чем лучшая пара защитников ЦСКА и сборной СССР Рагулин - Иванов. Неоднократно дуэт Блинов - Макаров, Бобров рекомендовал тренерам сборной. Но возглавлявшие в ту пору главную команду страны динамовец Чернышев и армеец Тарасов этому всячески противились. И только в 1968 году Блинов был включен в сборную, выезжавшую на Олимпиаду в Гренобле.
Его почему-то поставили в пару к Рагулину и армейской тройке нападающих. А ведь в той же команде была старшиновская тройка, с которой Блинов играл постоянно в чемпионате страны. Тем не менее, Блинов и в новой компании был заметен. Виктор сыграл на Олимпиаде блестяще, забросив четыре шайбы, в то время как остальные защитники сборной - только две.
Но если на хоккейной площадке у Блинова было все идеально, то за ее пределами поведение его было безответственным. С юных лет Блинов вкусил все «прелести» вина. Получив премиальные за олимпийское золото, он прокутил их в Омске за время летнего отпуска.
В начале июля «Спартак» приступил к подготовке к новому сезону. Перед отъездом в Алушту команда провела тренировку на Ширяевке, а затем впервые в крытом зале ДСО «Спартак» на улице Воровского. Играли в баскетбол. Виктор, когда у него был мяч, на мгновение приостановившись, сделал пас сопернику. И в тот же момент, совершив - словно по инерции - полукруг, ничком рухнул на пол. Бросились за «Скорой помощью». Приехала машина реанимации, по дороге в больницу сделали укол в сердце. Все - бесполезно. Умер Блинов сразу - от острой сердечно-сосудистой недостаточности. К сожалению команда не смогла участвовать в похоронах: билеты в Алушту были куплены заранее ... Когда катафалк с телом Виктора Блинова направлялся на Ваганьковское кладбище и пересекал площадь Восстания, московские таксисты перекрыли Садовое кольцо и сопровождали траурную процессию непрерывным гудением своих машин.